April 12th, 2009

Вопрос про Милана Кундеру и построение самоидентичности

Подскажите, пожалуйста:

В какой книге Милан Кундера рассказывает про два способа построения самоидентичности — через прибавление и через вычитание? Когда ты говоришь что одно, второе, третье — это я, определяя себя через это. Или когда говоришь, что одно, второе, третье — это не я, определяя себя через отрицание.

UPDATE: Это из книги "Бессмертие". Остаётся второй вопрос:

Кто-нибудь знает, это его собственные наблюдения и обобщения или заимствованные у каких-нибудь философов или психологов? Какие ещё художественные и нехудожественные источники, где затрагивается тема построения самоидентичности, вы можете посоветовать?
  • mryamb

Последняя точка

     Не замечали ли вы, уважаемые френды, какую сильную и неожиданную ноту придает автору его последнее предсмертное творение. Лебединая песнь, так сказать. Слово, обращенное в будущее, оставленное нам завещание.

     Ведь запоминается последний жест, прощальное слово.Таким образом, стихотворение должно поставить точку, заключая все творчество. Однако часто вместо точки появляется вопросительный знак, многоточие и очень редко - восклицательный знак.  

     Давайте вместе вспомним такие прощания, коллективно воссоздадим галерею «Памятников».

     И не обязательно это будет «Я памятник себе воздвиг нерукотворный».

     У Лермонтова это стихи, написанные в альбом Екатерины Быховец:

 

                              Нет, не тебя так пылко я люблю,

                              Не для меня красы твоей блистанье;

                              Люблю в тебе я прошлое страданье

                              И молодость погибшую мою.

 

     У Пастернака «Единственные дни»:

 

                                 И полусонным стрелкам лень

                                 Ворочаться на циферблате,

                                 И дольше века длится день,

                                 И не кончается объятье.

 

      У Сергея Есенина известное:     

                              

                                  До свиданья, друг мой, до свиданья.

                                  Не грусти и не печаль бровей, -

                                  В этой жизни умирать не ново,

                                  Но и жить, конечно, не новей.

 

      Блесните, други, эрудицией и омойте душу хорошей поэзией.

"День опричника" Владимира Сорокина



   Сатирический роман о недалеком будущем. Действие происходит лет через пятнадцдть-двадцать от настоящего времени. Разброд и шатания в обществе закончились, свой особый путь  найден. Всеобщая тяга к "сильной руке" оформилась в самодержавие. Россией опять правит царь, но не из династии Романовых. Отвращение к Западу вылилось в постройку стены по западной границе страны. За ней - "проклятые киберпанки" и всякая гниль. Зато с другой стороны - дружба и самые тесные отношения с братским Китаем, который производит абсолютно все, что русские потребляют.

   Царю помогают опричники. Главный герой из их числа. В романе описан один день его жизни, с раннего слегка похмельного утра до позднего вечера. За этот день герой успевает переделать массу дел. Перво-наперво, повесить с подручными опального боярина, сжечь его имение и изнасиловать вдову групповым образом. Слетать в Сибирь к ясновидящей с поручением от императрицы. Слетать затем в Оренбург на улаживание конфликта между таможенниками и опричниками. Поучаствовать в приемке спектакля в Большом театре. Выкупить у следствия вдову другого важного человека и т.д. и т.п. Срочных дел у государственного человека невпроворот.

   Довелось ему также быть свидетелем санкционированного убийства опричниками проштрафившегося государева зятя и много чего еще.

   Из запомнившихся деталей. В центре Москвы стоит памятник Малюте Скуратову. Тоже ведь был эффективный менеджер, если разобраться. И инструменты в руках имел очень эффективные, дыбу, например.

   Стены Кремля перекрашены в белый цвет, так они выглядят наряднее.

   Легкие наркотики разрешены и свободно продаются в аптеках. Рабочему человеку от них только польза, если применять после трудового дня.

   Опять введены телесные наказания и нерадивых чиновников порют розгами на площадях.

   Все опричники обладают реконструированным китайскими врачами мужским достоинством, которое можно с гордостью обнажить в бане.

   Выбор продуктов питания ограничен, но он есть. Так, любители сыра могут свободно выбирать из трех сортов, имеющихся в продаже. Больше не положено, но и меньше не будет.

   Книг тоже немного. Большая часть из них повествует о государе, его детстве и отрочестве, «пусть будет он здоров нам на радость».

   На улицах Москвы очень много китайцев, что приводит самого опричника в изумление.

   Самые сильные сцены - финальная внеочередная баня опричников с содомией и завершающее ее сверление ног под столом.

   Книга небольшая, читается легко, можно одолеть за вечер или два.

   Резюме: must read. Все равно ничего подобного в современной отечественной литературе больше нет.


"Книга странствий" Губермана или Как я украсил свой и без того удавшийся вечер

"Книга странствий" Игоря Губермана начинается с рассуждений о том, как автор хотел назвать её, когда его ещё не устроил последний из вариантов. Высянилось, что - "Самопознания" (как у Бердяева). И Губерман тут же вставляет ремарку, которая заставила меня захлопнуть книгу, сунуть её под мышку и, нащупывая в кармане деньги,  направиться к кассе: "...у философа  Бердяева было что в себе познавать, а у меня? Я заглянул вовнутрь себя и молча вышел".
Книга насыщена воспоминаниями автора о своих похождениях по жизни и пересказом историй, пришедших к нему из вторых рук и прямо его касающихся. Губерман - блестящий рассказчик, постоянно прикупающий из колоды за счет своей резонности (не путать с резонерством) и юмором-свежачком.
Конечно, есть в тексте и те самые "самопознания", живущие в книге как трансплантанты в живой плоти: это и рассказы о евреях-супергероях, и рассуждения о Бехтереве, но главное в книге, безусловно - личные воспоминания, и Губерману хватило чувства юмора и достоинства не окунать их в майонез нравоучений.
А утвердился я во мнении, что выбрал книгу, в которая в цвет совпадет с моим, и без того удавшимся вечером, когда, наугад переломив книгу во время шествия от магазина к парковке, увидел рассуждения Губермана о старости :
"Я объясню это тебе, старина, на примере своей собаки Шаха. Я провожу с ним целый день, а вечером мы с ним ходим гулять. Ты не поверишь, но он ещё старше тебя: по человеческому измерению ему далеко за семьдесят. Я даже загадку про нас придумал: старикашка ведет старикашку положить на дороге какашку. Так вот он, безошибочным животным инстинктом ощущая возраст, резко сузил круг своих притязаний к жизни, за счет чего резко обострились оставшиеся удовольствия. Он хорошо покакал - счастье, сочную сосиску дали - полное блаженство. Он, правда, полностью охладел ко встречным сукам, но на то ведь мы и люди, старина, чтобы лелеять свои пагубные влечения. Зато как изменились женщины по отношению к нам! Сперва у женщины в глазах мелькает ужас, но потом она благодарит, не скрывая восхищенного удивления. И тогда ты упоенно смотришься в зеркало, и - Боже мой, что ты там видишь! Но об этом тоже грех печалиться. Судьба обтесывает наш характер, а промахнувшись, оставляет на лице зарубки - что с того?.. И я поздравил его со вступлением в период мудрости, которой всё до лампочки и по хую, лишь бы были здоровы дети".

Приятного чтения, дамы и господа.


(no subject)

давно хотел спросить - А на фига вообще поэзия нужна ???..ладно детямм её в школе впаривают, что б память тренировать.
у меня такое подозрение ,что восхищения разными стишатами входитв обязательный набор для интеллигенции..зомбирование такое..типа "если ты интеллигент ,то должен восхищаться Бродским и Пастернаком,презирать зрителей "Дома-2" и не спать ночами переживая за судьбу Алексаняна и Бахминой.
И что б было понятней о чем я ,объясняю, я не про поэтов типа Стивенсона или Киплинга.Я про дутую мелочевку типа Ахматовой или Цветаевой.Про стихи не о чем ,кроме своих занудных личных переживаний
слон
  • doycha

О Неизвестном

Была у меня книжка. Я с ней себя такой умной чувствовала! Композиция и гармония становились мне близкими и понятными. Причем близкими и понятными тотально: и в архитектуре, и в живописи, и в музыки, и в слове, и в природе, и в отношениях...
Но стали эту книжку у меня брать-почитать художники. А потом - режиссеры. А потом - фотографы. А потом - все вперемешку - художникирежиссерыфотографы (ах, зачем у меня столько знакомых!). И пропала книжка.
А сейчас я решила ее в инете поискать. Нашла. Точь-в-точь как моя... Привет от неизвестного букинста. Видимо, с тех пор не издавалась. Очевидно, и не нужна особо никому со всеми ее тотальными гармониями. Но почему же мне тогда ее не вернули?

Может, читал кто? Или видел-таки переиздания?


i'm tired TV set

(no subject)

На той неделе я спрашивала про британских авторов. Хочу еще раз всех поблагодарить за советы.
Пока добралась только до Дж. Коу «Какое надувательство».
Вкратце – это было прекрасно!
Подробнее – неожиданное интригующее построение романа, детективный сюжет, отсылки к реально происходившим событиям (о материалах, ставших основой романа говорится в послесловии автора) и отличный перевод Максима Немцова.
Думаю остальным «британолюбам» и любителям социальных драм тоже должно понравиться. :-)

 
Сезонная

Подскажите, пожалуйста...

Моя преподавательница немецкого рассказала об одной интересной книге, которая меня очень заинтересовала. Но, к сожалению, автора и название она забыла. Скорее всего, это был немецкий писатель.
Сюжет примерно следующий: жила полная девочка с кучей комплексов. Однажды в парке она упала, в связи с чем познакомилась с самым лучшим парнем в школе (или универе). Все девушки начали ей завидовать. В конце концов, она избавилась от своих комплексов.

Буду очень благодарна, если подскажете название и автора этой книги. Заранее спасибо!

  • zokur

Удушье

Салют. Я только что прочитал книгу "Удушье", — Паланик. Я хочу прочитать еще 100 книг именно в таком духе. Я нужнаюсь в ваших советах, как Денни нуждается в камнях чтоб построит башню.

Мама уселась рядом с судьей и заявила:
Моя цель - расшевелить людей. Сделать их жизнь нескучной.


Grazie.
Крыши рыбацкого бастиона

(no subject)

Посоветуйте, пожалуйста, книги, в которых действие происходит в Австро-Венгерской империи. Можно просто в Австрии, до 1867 и равноправия с Венгрией;) Желательно, чтобы действие происходило в Вене или Будапеште, но та же Прага или "уездные города", или загородные поместья тоже хороши. Главное, чтобы чувствовался дух этого времени и места. Главные герои - чтобы хотя бы кто-то из героев принадлежал к высшему обществу и, соответственно, действие хоть немного проходило там.
О творческих методах: романтизм предпочтительней реализма и уж наверняка предпочтительнее натурализма. "Швейка" не предлагать, действие должно происходить достаточно задолго до первой мировой (вообще-то хоть в 1910-1912, лишь бы зловещих намеков автора на будущее не было). Хочется что-то с интересным сюжетом. И "Голема" Майринка тоже не предлагать, я честно одолела эту психоделику, но больше подобного не хочу.

Хочется что-то вроде "Лунного камня" или "Парижских тайн" (имеется в виду и их сюжет, и значение викторианской Англии и Парижа для его развития). Как вариант возможно и что-то вроде "Тех, кто охотится в ночи" и "Путешествия в страну смерти" Барбары Хэмбли - в первых Вена только упоминается как место шпионской работы главгероя в прошлом, а в продолжении занимает около четверти повествования (но атмосфера выдержана хорошо) - если что, это как раз мои "идеальные" книги (увы, уже прочитанные...)

В общем, хороша любовная история, хорош детектив-интриги-политика-шпионы, еще лучше все вместе:)

Заранее буду признательна:)

Эд Макбейн. Лучше Чандлера, лучше


В компании громких имен известных звёзд зарубежного детектива, таких как Чандлер, Чейз, Кристи, Сименон, есть имя, которое в суете затерлось на второй план, и только истинные ценители повестей и романов детективного жанра помнят его. Эд Макбейн – псевдоним Сальваторе Ломбино, американца итальянского происхождения. Самое яркое направление творчества Макбейна – это детективные повести из серии «87-й полицейский участок». Место действия – вымышленный американский город Isola (Остров), а один из главных героев повестей – Стив Карела, детектив, итальянец.

Как Макбейн пишет детективы? Очень просто. Обычно он начинает с убийства. Затем спрашивает себя, что привело к убийству. Он верит в силу совпадений и смело прибегает к их использованию при развитии сюжета.

Творчество Макбейна в некоторой степени отвечает на вопрос, почему писатели, преуспевающие в жанре детектива, не торопятся расстаться со своими персонажами. Детектив – по крайней мере в его классических образцах – это страна утопия, где зло, пытающееся взять верх, раз за разом загоняется в угол.

Проза Макбейна лаконична и отточена, порой жестка, а местами даже, может быть, мрачновата. Вместе с тем её отличают на редкость тонкий юмор, сжатые, однако чрезвычайно выразительные и запоминающиеся портреты персонажей и психологические мотивировки их решений и поступков.

Самые запоминающиеся произведения Макбейна: «Кукла», «Буква на стене», "В долгой тьме».

Макбейн – как хотите – ярче Чандлера и Чейза. Точнее сказать – ярче Чандлера, ибо Чейз очень много чего «списал» у своего учителя.

Разыскивается книга о чекистах

В 80-х прочитал книгу о чеченских чекистах (события происходят в 20-е годы).

Запомнилось несколько моментов: женщина-циркачка, главный антигерой (плел заговоры проив советской власти) был дружен со своим мюридом - человеком огромной силы и размеров, среди пяти (?) братьев, которые играли не последнюю роль в повествовании был глухой, его звали кажется Шамиль.

Название никак не вспомню, буду благодарен за помощь.
Ромчик  балдеет

(no subject)


Прочитала "Путь самца" Романа Трахтенберга.  Не знала, что спермотоксикоз - такая страшная вещь. Может, некоторых самцов  следует пристреливать из милосердия, чтоб не мучались?  Но, с другой стороны, как бы мы сейчас жили без Ромы Трахтенберга?  А если серьезно, книжка понравилась, но детям до 30 лет лучше не читать.
"Гастролер" того же автора - совершенно прелестная вещица. Напоминает чем-то "Остров веселых робинзонов" В. Санина.  Веселая , остроумная,  увлекательная  история.