April 5th, 2009

jag

Н. В. Гоголь. Тарас Бульба.

Я размещаю свой довольно старый пост в сообществе почти без изменений, потому что тема неожиданно обрела актуальность.
Повесть «Тарас Бульба» Н.В.Гоголя входила в обязательную программу по русской литературе для всего Советского Союза, входит для школьников России и сейчас. Я перечитал эту повесть в обоих вариантах.

Фабула всем более-менее известна, и я хочу сделать акцент на описании и интерпретации Гоголем исключительно исторической реальности.Collapse )Итак, вывод: повесть «Тарас Бульба» - это поэтизация разбоев, грабежей, вандализма, немотивированного насилия (варварства), сексизма, и, главное, уничтожения людей по национальному и религиозному признакам. Такая поэтизация выглядела бы вполне естественно и безобидно в дохристианском эпосе. Но Гоголь то писал повесть в 19 веке во времена совсем другого нравственного климата! И ладно бы только у Гоголя какое-то нравственное помрачение случилось. Но хуже всего то, что несколько поколений детей заставляли и заставляют видеть в Тарасе Бульбе народного героя, защитника русской земли, выразителя русского (или украинского) национального характера, корёжа их нравственное чувство.

позабыл но хотел бы вспомнить

В школе на нескольких уроках литературы учитель нам читала из какого-то журнала повесть одного из не очень известных русских писателей восьмедесятых -девяностых двадцатого века. Имя писателя не помню. Повесть по-моему называлась "Холодная Земля, с которой ушли дельфины". Потом мы писали сочинение по этой повести. Книжка произвела очень сильное впечатление. Не может ли кто-нибудь напомнить имя автора и подсказать, где можно найти эту книжку. Хотелось бы пречитать. Спасибо большое!
muzalewsky

«Автомобильный король» Эптона Синклера.

Прочитал «Автомобильного короля» Эптона Синклера. Про автора вы, возможно, слышали в связи с фильмом «Нефть» - он снят по одноименному роману Синклера.

А «Автомобильный король» - это такая беллетризованная биография Генри Форда (на фото), рассказываемая параллельно с биографией одного рядового рабочего, который работает на фордовском заводе практически с момента основания.



Не мог не обратить внимание на множество интересных моментов, связанных с PR.

 

Collapse )

(no subject)

 Для меня большим открытием стал цикл "Тайный город" Вадима Панова. В книгах есть всё - характеры (в развитии), сюжет, своя мифология. И прежде всего - это хорошая проза. Очень рекомендую.
Книгочей

"КОНТРАБАС" Патрик Зюскинд


Зюскинд известен по боьшей части, нашумевшим  "Парфюмером", тогда как он является автором большого количества рассказов и пьес. Что то странно читать, а что то необычно и .... интересно, не смотря на сплошные монологи и грустные, порою эзестенциальные размышления главных героев.
«Контрабас» - это, в сущности, пьеса о любовном треугольнике: Он, Она и Оно. Инструмент, серьезный, как смерть. Препятствие, а не инструмент. Инструмент, на который нельзя не наткнуться. Когда люди пытаются заняться любовью, Оно подглядывает за ними.
Произведение о собственном заточении в тесной комнатке, о невозможности "нормальной" жизни, о силе-слабости и любви. К музыке. К контрабасу...."обезумев от смертельного яда одиночества и любви, плачет «на плече» у контрабаса, ласкает, точно женщину, его изгибы, дерево под грифом, фигурную прорезь в корпусе. Он задумывает прокричать о своей любви, сорвав престижную премьеру".
Ему 50 лет. В правительственной ложе - президент его страны и мэр его города. Из партера за каждым его движением внимательно следят коллеги - все сплошь знаменитости и таланты. Тишина. Звучит увертюра. Шуберт. И тут среди общего благочиния должен раздаться его душераздирающий вопль: "СА-А-А-А-А-РРА!!!". Это сон смешного человека, играющего на смешном инструменте по кличке "контрабас", а Сарра - имя прекрасной незнакомки, сопрано, в которую он влюблен...

После прочтения книги увидела Моно-спектакль в театре  "Сатирикон", в гл. роли Константин Райкин.  Одному держать зал в напряжении - потрясающе, временами  тяжело, интересно, неожиданно, шедеврально!
Читать! Смотреть!Collapse )

  • moa_za

"Nachtzug nach Lissabon", Pascal Mercier

"Ночной поезд в Лиссабон"
кто читал? моему парню очень понравилось, хочу тоже прочесть, в оригинале мне не осилить, на английском - осилю, но не оценю, а на русском - нигде в интернете не могу найти. Скиньте ссылочку если знаете где скрывается русский вариант, пожалуйста. Или просто поделитесь впечатлениями, мне очень интересно. Спасибо. 
  • Current Music
    mylene farmer
Соционика Кихот

Джон Бэнвилл: под покровом «Плащаницы»

Из непереведённого
Роман  Shroud  уже в названии содержит интригу. Как значится в словаре, Shroud может обозначать и саван, и защиту, и покров, и пелену. Кстати, в соответствии с последним значением роман упоминается на русскоязычной странице  статьи о Джоне Бэнвилле в Википедии.  На немецкий  язык название было переведено абсолютно не  в рамках текста   - Caliban. Заглавие содержит отсылку к герою пьесы Шекспира «Буря».  Калибан там  - уродливый невольник-дикарь. Можно только догадываться, что  привело к решению так перевести  заглавие, но так или иначе сия аллюзия укладывается, впрочем, в  общую (на мой взгляд, право, утрированную) характеристику  главного героя. Чем объясняется столь значительная  разница в  главной метафоре, задающей тон всему прочтению? Может быть, в неблагозвучии переводного слова das Grabtuch, поскольку имеется в виду, согласно повествованию, исключительно Туринская  плащаница. Непонятно. В этой связи остается надеяться, что когда роман будет переводиться на русский язык, он все же получит более отвечающее тексту заглавие, являющееся, как следует ниже,  ключевой метафорой романа.

Алекс  Вэдлер  – литературовед, специализация которого - исследование творчества  Ницше,  во время Второй мировой войны меняет имя, заимствуя его у своего бывшего пропавшего при неизвестных обстоятельствах коллеги.  «Ложь – моя даже не вторая, моя первая натура», - признается он себе.  Страх быть разоблаченным преследует его всю жизнь. Кажется, через пятьдесят лет этот момент настал. Некая  Кэсс Клив просит в письме о встрече с ним, намекая на знание ею тайны. Алекс мчится в Турин на конгресс по Ницше, чтобы узнать, что известно юной ирландке.  Между  преклонного возраста профессором и девушкой завязывается роман, по мере развития которого главный герой, ранее привычно меняющий маски,  внезапно ощущает себя то жертвой, то преступником.  Как игру Арлекина с Коломбиной расценивает эти отношения и Кэсс.

Находясь в Турине, Кэсс Клив непременно желает увидеть Туринскую плащаницу, выставленную в церкви Святого Иоанна. Известно, что тайна Туринской плащаницы по сей день остаётся нераскрытой. Многие стоят догадки: плащаница - христианская святыня или подделка, нарисованная, как сообщает в  1389 году французский епископ Пьер «хитрым способом»»? Есть она нерукотворное произведение или полотно художника?  В этой главной метафоре и заключается ключевая фабула романа:  установление аутентичности.  В сопровождении  Вэдлера, она идет  в церковь. Но им это не удается; лик не увиден, покров не снят.

Но дело не только в фабуле, хотя она весьма интригующая, но, сразу скажу, далеко не криминального характера.

Внимания заслуживают так называемые побочные смыслы, открывающиеся только тому, кто стремится  узнать нечто, стоящее за первым значением слова. Загадку смыслов задает и автор в эпиграфе, взятом из  сборника поздних работ Фридриха Ницше под заглавием «Воля к власти»: « Мы создаем слово,  когда ощущается наше незнание, когда  мы не видит больше; например, слово „Я“, слово „Делать», слово "Страдать» - это является, вероятно, линией горизонта нашего познания, но никак не "истинами"».

Примечателен и ещё один, скрытый подтекст романа, штрихи к открытию которого можно обнаружить на последних страницах в разделе "Примечание". Как оказалось, Джон Бэнвилл для создания историчности действия и образа Вэдлера обращался к  мемуарам  и  работам некоторых известных ученых. Например, к автобиографическому произведению «Lavenir dure longtemps»,  написанному  французским философом-марксистом  Луи Альтюссером, являющегося одним из теоретиков структуралистского марксизма, учителем совсем уже не нуждающихся в представлении  Мишеля Фуко и Жака Дерриды.  Некоторые мотивы  романа имеют сходство с биографией еще одного именитого философа – бельгийца Поля де Мана, представителя Йельской школы деконструктивизма, профессора компаративистики.

Имеется и ещё одна связь с опубликованными романами Джона Бэнвилла. Переведенный на русский язык роман «Затмение» есть, как известно,  история  семейства театрального актера Алекса Клива, и являющегося  как раз отцом  героини т.н. «Плащаницы».


silhouette
  • kom_si

"Череп" Гандлевского

Прочитал книжку Гандлевского "Трепанация черепа". Давно про неё слышал, всё как-то в руки не попадалась. Не особо и искал, надо признаться. Что-то стал опасаться современной литературы, особенно бывших de profundis. Взять того же Вайля, приятеля Гандлевского. Всем, вроде, хорош, язык правильный, знает много. Я ведь и начал знакомство с Гандлевским через Вайля, через его замечательный сборник "Стихи про меня". Не буду вдаваться в подробности, просто мне понравилось, как он это сделал. Стал читать другие вещи Вайля, журнальные и Интернет публикации и… забуксовал. Не то, не то…

У Гандлевского эта киношная цитата звучит лейтмотивом, что мне, как читателю, импонирует.

"Не то" – это про публицистику хороших, в общем-то, авторов. Про книжки умные, неплохие и никакие. С художественной прозой, конечно, всё куда сложнее. От откровенного паскудства до восточнойго витийства, и всё, почти всё – продажно-конвейерное "не то"…

Книга Гандлевского в букеровской номинации числится как "повесть". Трудно сказать. Я так и не смог её классифицировать жанрово. Её нельзя считать чисто художественной литературой, уж больно много там живых людей, публицистикой тоже е назовёшь, непафосна. В общем, каждый для себя решит, что это такое…

Гандлевский порадовал прежде всего отменным русским языком. Вообще, когда хороший поэт пишет прозу, получается неординарная проза. В русской литературе примеров тьма. Есть, наверное, разумные тому объяснения – богатый словарный запас, особое чувство ритма и размера… Ахматову в своей книге Гандлевский вспоминает особо – "когда б вы знали, из какого сора". Это Гандлевский, конечно, и про себя – и про жизнь свою неказистую и пёструю и про литературное творчество эпохи развитого социализма…

Понимает Гандлевский и духовную связь своей повести с ерофеевскими " Петушками", и иронизирует над собой:

Что-то я замечаю, что большинство моих баек грешит единоначалием "пошли-выпили", вроде сказочного зачина "жили-были".

И тут же начинает очередную, трагическую и кульминационную для всей повести, пьяную байку ёрническим зачином once upon a time.

Понравилась книга и тем, что не читается как сценарий. Наверное, фильм по ней снять можно, и, наверное, даже интересный получился бы фильм для определённой части – пардон, прослойки – населения. Но думаю, что никто сейчас такой фильм снимать не будет, потому что: а) незачем, а стало быть,  денег не дадут и б) некому.

Начинается повесть динамично, с места в карьер, и с первых же страниц читатель оказывается в экзотических степях Казахстана, в компании уголовников и алкашей. На протяжении книги компания меняется, настроение остаётся. Читается книжка от силы зá день.

Что ещё сказать? Я бывал на Мангышлаке, места те со времён Гандлевского мало изменились…