March 30th, 2009

Хочется странного

Все пожелания растут из Честертона, Сюзанны Кларк и Киплинга.

1. Спокойного, приятного, увлекательного и очень английского.
2. Хороших детективных рассказов на внимательность и логику.
3. Умные пожилые дядечки :)
4. О народце холмов.
5. Что ещё прочитать Честертона?

Collapse )

На всякий случай: мне не требуется, чтобы книжка соответствовала сразу нескольким пунктам, вполне достаточно, если одному.
Жду и надеюся.

Дэвид Дикинсон

Кто читал книги Дикинсона, и в частности, "Спи, милый принц"? Отпишитесь , пожалуйста, стоит ли читать. Я большой поклонник Фандорина. Похоже ли на это?
И еще. У нас в маленьком городе нет возможности купить такую книгу - приходится просить купить кого-то в больших городах. Не скинет ли кто ссылку на книгу онлайн? Буду благодарен.

Опубликовано с мобильного портала m.lj.ru

Карлос Кастанеда

Все, отзывы, что я слышал о творчестве Карлоса Кастанеды, всегда положительны, и практически всегда восторженны. Все кто рассказывал мне о нем, рекомендовали мне обязательно прочесть его книги, обещая, что это изменит мой мир...

... самый таинственный, самый знаменитый автор второй половины XX в., сдвинувший точку сборки всего человечества - написано в аннотации к его книгам...

МНЕ НЕ НРАВИТСЯ

Я не могу заставить себя дочитать даже одну книгу. Я начал с первой, мне сказали "она не очень", начни с третьей. Я отложил первую и начал с третьей... мне не интересно...

Хочу спросить совета.
Читать дальше - будет лучше?
Или те, кто рекомендовал мне книгу, сильно преувеличили?

Важно, что эта тематика мне интересна, но почему-то совсем "не идет".

Выскажите, пожалуйста, свое отношение, мне интересно, я один такой, или кому-то еще не понравилось?

Спасибо.

 

поезд ушел

(no subject)

Дорогие что_читатели!
Неоднократно обращалась к вам и всегда получала оперативно и по делу)))

Обращаюсь вновь.
Может, кто в детстве читал книжку, где главные герои Мелок, тетушка Тряпка, Глобус, Ручка?
Напрочь вылетело и название, и автор.
Второй повестью в книге шла повесть о всяких исследованиях горных пород, что ли, тоже интересная.
Но напрочь отшибло память, а поискать хочется. Перечитать чтобы.
Буду очень признательна, если вдруг кто.

Что читать про кризис и стоит ли?

Само понятие "Экономический книзис" уже стало своего рода брендом. Есть спрос - есть предложение. За последние полгода в России вышло уже немыслимое количество книг о катастрофе мировой экономики. Разве что фантасты еще не подсуетились и не написали какую-нибудь эпопею об альтернативной истории мира после экономического кризиса.
Оттеснив профессиональную литературу, полки книжных магазинов заняли разнообразные пособия "Как заработать на кризисе", "Есть ли жизнь после кризиса", "Как правильно прятать деньги под паркетную доску" и все в таком духе. При этом стараются как зарубежные эксперты, так и отечественные. Есть и более серьезные аналитические исследования, рассматривающие как истоки и причины кризиса, так и возможные сценарии дальнейшего развития России и мира.
Так, например, сейчас вышла книга двух экспертов-экономистов: Михаила Делягина ит Вячеслава Шеянова "Мир наизнанку: чем закончится экономический кризис для России?". В книге подробно, даже местами чересчур, описывается ситуация в российском обществе накануне кризиса, в момент его наивысшего "расцвета", а также моделируются возможные пути дальнейшего развития. То есть затронута не только экономика, но и политическая, и социальная, и даже частично духовная сфера.
Сейчас, конечно, сценарии Делягина и Шеянова, кажутся весма пессимистичными. Но уж лучше знать худший возможный вариант, чтобы успеть хоть что-то подготовить и исправить, хотя бы в своей, отдельно взятой жизни.
А вы читаете что-нибудь ою экономическом кризисе? Или вам достаточно сообщений в СМИ и собственного мнения?
  • mryamb

Мемуары вместо романов, или как растут стихи?

    И представить себе не мог, что мой пост вызовет такую волну отзывов. Я лишь посмел усомниться в своевременности классической литературы, как получил мощный единодушный отпор. Все комментаторы в один голос громко заявили о своей беграничной любви к оной. Таким образом, поднимаю руки, сдаюсь и признаю: братцы, не прав я был.

      Однако новое сомнение грызет и не дает покою, хотя и понимаю, что зря выступаю. Ведь вновь единодушно буду осужден, высмеян и на суд общественности поставлен.

       О чем это я? Не знаю, как у вас, но у меня последние годы художественная литература как-то отошла на второй, если не на третий план. А все больше замечаю на своем столе разные книги, в единую систему не складывающиеся. Что-то историческое, что-то культурологическое, а что-то и вовсе энциклопедическое.

      Но больше всего занимает мемуарная литература. Скажите, это только мой бзик или есть еще подобные любители?

      Вот только за последний год с огромным интересом и удовольствием просто проглотил: «Дневники» Михаила и Елены Булгаковых, «Вера» дневник жены Набокова, «Дневники» Корнея Ивановича Чуковского, «Дневник» Юрия Нагибина, «Курсив мой» Нины Берберовой, «Пристрастные рассказы» Лили Брик и другие мемуары.
     И все чаще рука тянется не к самому модному, закрученному и хорошо написанному роману, а к небрежным, неотделанным и вовсе не художественным записям в дневнике. Скромные пометки, отдельные наблюдения, внезапные мысли, бытовые проблемы, - то есть весь тот "сор, из которого и растут прекрасные стихи".  

вертолет

классика фэнтези

Уважаемые читатели,

Какие, по-вашему, книги можно было-бы назвать классикой жанра фэнтези.
Что бы вы посоветовали прочитать человеку, желающему понять, за что подобную литературу любят.

Важны именно произведения, а не авторы.

Спасибо
ногти

Чёрный красавчик Сьюэлл

У кого нибудь есть Чёрный красавчик Анны Сьюэлл в эл. виде? Читала в онлайн. А там только до середины. Облазила интернет, ничего. Всё только купить. Ну не покупать же её ради последних 10 страниц.

Фантасты - номинанты на премию Хьюго 2009

Нашла в совершенно никаким боком не относящейся к фантастике газете список номинантов на премию Хьюго этого года. Нил Стивенсон - "Анафема", Нил Гейман - "Кладбищенская книга", Кори Доктроу - "Младший брат", Чарльз Стросс - "Дети Сатурна", Джон Скальци - "Легенда Зои"... Такие заманчивые названия, может, кто-то уже читал, как вам?

"Книга птиц Восточной Африки"

КНИГА ПТИЦ ВОСТОЧНОЙ АФРИКИНаши дни, столица Кении Найроби. Главных героев трое: правозащитница и по совместительству орнитолог-любитель Роз , трудолюбивый владелец фирмы по производству сигар мистер Малик и богач Генри. Роз симпатизирует обоим: Малик нравится ей своей основательностью и той покоряющей серьезностью, с которой он описывает встреченных птиц, тогда как Генри хорош собой, галантен и вежлив. Но мужчины с давних пор недолюбливают друг друга, и их неприязнь еще более усиливается, когда возникает спор о том, кто же пригласит прекрасную Розу на ежегодный Охотничий Бал.
Друзья и знакомые предлагают им заключить пари. Тот, кто выиграет спор, получит право сопровождать Розу на Бал. Только вот условия состязания отнюдь не просты: необходимо опознать как можно больше птиц (по голосу или оперению, не важно), скажем, в недельный срок...

Шикарная книга. Написана легко, непринужденно, с юмором и иронией. Мягкая, изящная проза, где форма не преобладает над содержанием, а точно ему соответствует. От этой неповторимой, уже забытой гармонии остается ощущение почти детского восторга.

Кстати, и название у романа замечательно. А главное, совершенно отражает суть.

 

Просьба!!!

Уважаемые члены сообщества! Может кто сможет помочь.
Очень надо вспомнить книги, (желательно не бульварные романы) с сюжетом где один из героев любил другого, но тайно, стало потом объекту известно или нет значения не имеет, главное чтобы это было долго..
И желательно чтоб это было...эээм..гетеро-- любовь)

вот такая вот странная просьба)) объяснять для чего надо очень долго))
лицо

В ту сушу дней, где остаемся мы...


Чего мне не хватало этот год - поэзии. В самом материальном ее выражении - стихах. Про Заозерную школу, Танаис как-то забылось. А теперь вот напомнилось. Запоздалым известием, что в декабре 2008 г умер Геннадий Жуков. Теперь вот перечитываю его "Эпистолы" (есть у меня печатный вариант). Это моя молодость, только и всего.
Соответствовать такому месту как Танаис очень трудно. Он был его частью. Теперь среди тамошних призраков - скифов, греков, византийцев, бродит и его. 
Он предупреждал:
Не путайте Эрота и Эрато,
Лукавого затейливого брата
И глупую, но честную сестру.
Не путайте Эрота и Эрато,
Не путайте великую игру
Мечты своей с ничтожностью желанья
Ей обладать.
Но сам вряд ли соответствовал. Не знаю как кто, а я получается путал. И теперь оглядываясь, вижу лишь руины. Видимо они и называются биографией.
Это надо читать, правда, надо 
http://www.bards.ru/archives/author.php?id=131

Моника Али. "Брик Лейн".



Самые лучшие рекомендации.
Роман вошел в шорт-лист Букеровской премии 2003 года.

Талантливое и широкое во всех смыслах произведение , но запаситесь терпением, когда будете его читать, поскольку "проблематика" романа не только актуальна и злободневна. Она заставляет еще раз продумать и прочувствовать базовые вещи и базовые конфликты на всех уровнях: личности, семьи, социума, миропорядка. 

"Прочитать его – все равно что пролечить печень в профилактических целях. Пропить курс капель здравого смысла, поставить три кубика семейных ценностей внутривенно.
И отправляться кутить и надираться пелевиными и браунами до утра". (с)

Наслаждайтесь :)
пилот

Терри Пратчетт "Carpe Jugulum. Хватай за горло!"

Матушка зашаталась. У нее начали закатываться глаза.
Взглянув на нее, Овес мгновенно принял решение. Он
театрально схватился за голову и брякнулся на пыльный пол.
Матушка часто-часто заморгала и, взглянув на него сверху
вниз, покачала головой.
- Ха! Уже сломался, да? – прохрипела она.
Трясущиеся пальцы протянулись к Овсу… (с)

Прочитав эту книгу в первый раз, я решила, что она - про Выбор: между добром и злом, Правильным и Неправильным, кровью и бренди, страхом и отвагой. Про то, что Выбор всегда есть, чего бы там себе ни придумывали в свое оправдание те, кто хочет пойти по легкому пути (который в итоге всегда оказывается самым трудным).

Начав перечитывать «Carpe Jugulum..» спустя полтора года после первого прочтения, я, во-первых, поняла, что недооценила тогда эту книгу (это объяснимо – читала я ее после «Дам и Господ», а этот роман до сих пор мне кажется самым сильным из цикла о ведьмах) . А во-вторых - поняла, что она не только о Выборе между Светом и Тьмой.

… Знаете, люди нередко сталкиваются с тем, что они не знают, как себя вести с сильным человеком, попавшим в тяжелую ситуацию, и отчаянно желающим это скрыть. Они спрашивают – а что в таком случае делать? Как себя вести с тем, кто, даже умирая от боли и отчаяния, думает только о том, чтобы никто об этом не догадался? Как помочь тому, кто никогда не позовет на помощь, и будет думать лишь о том, как из последних сил удержать лицо? Что ему говорить, чтобы не задеть?

Да-да, это про тех, кто злобно огрызается даже тогда, когда ты от всей души хочешь помочь им. Они будут тонуть в болоте, захлебнутся тиной и своей гордостью – но не протянут руки. А когда кто-то, рискуя своей жизнью, все-таки отважится ухватить их и вытащить их из мерзкой чавкающей жижи, они будут еще долго гнобить и доставать его, срывая на нем свою злость за то, что он видел их слабость.

Это книга о том, как безжалостны бывают сильные люди к тем, кто стал свидетелем их слабости – и, если они благородны, то как велика потом может быть их благодарность тем, кто в такой момент повел себя правильно.

На протяжении всей книги довольно-таки преподобный Овес с прыщом на носу, проповедник слова Омьего, и показывает читателям, что с этим делать. И как себя вести правильно, если уж неумолимая судьба привела тебя и поставила перед человеком, который обычно может остановить усилием мысли снежную лавину, а сейчас умирает от боли и слабости – но никогда, никогда, никогда не признается в этом.
Кандинский

Кто о чём, а я снова о Джойсе


Читаю "Портрет художника в юности" Джеймса Джойса и поражаюсь всё больше и больше. Главный герой погряз в разврате и сходит с ума от того, что это великий грех. Т.е. что понимается под развратом. Сначала это были только мысли. Он постоянно об этом думал, представлял всяких знакомых и незнакомых девушек, мастурбировал. И приходил в ужас от того, какой же это грех. Я растерялась, если честно, когда прочитала. Мне всё это грехом не представлялось. Потом, правда, с ним стало совсем плохо. Вот, например. Да, ему 16 лет.
        "Он снова пытался утолить свое жадное неистовое томление, перед которым все другое казалось пустым и чуждым. Его не тревожило, что он впал в смертный грех, что жизнь стала сплетением лжи и уверток. Перед мучительным желанием перенести в действительность чудовищные видения терзавшей его похоти исчезло все, не оставалось ничего святого. Цинично и терпеливо позволял он своему разнузданному воображению в тайном сладострастии осквернять постыдными подробностями любой образ, случайно остановивший его внимание. Встречная незнакомка, которая днем казалась ему целомудренной, недоступной, являлась ночью из темных лабиринтов сна, лицо ее дышало лукавым сладострастием, глаза горели животной похотью. И только утро тревожило его смутными воспоминаниями темных оргий, острым унизительным чувством греха".

Потом ещё хуже:

      "Но эти минуты проходили, и изнуряющее пламя похоти вспыхивало снова. Стихи замирали у него на губах, и нечленораздельные крики и непристойные слова рвались из сознания, требуя выхода. Кровь бунтовала. Он бродил взад и вперед по грязным улицам, вглядываясь в черноту переулков и ворот, жадно прислушиваясь к каждому звуку. Он выл, как зверь, потерявший след добычи. Он жаждал согрешить с существом себе подобным, заставить это существо согрешить и насладиться с ним грехом. Он чувствовал, как что-то темное неудержимо движется на него из темноты, неумолимое и шепчущее, словно поток, который, набегая, заполняет его собой. Этот шепот, словно нарастая во сне, бился ему в уши, неуловимые струи пронизывали все его существо. Его пальцы судорожно сжимались, зубы стискивались от нестерпимой муки этого проникновения. На улице он протягивал руки, чтобы удержать нечто хрупкое, зыбкое, ускользающее и манящее, и крик, который он уже давно сдерживал в горле, слетел с его губ. Он вырывался, как вырывается стон отчаяния несчастных грешников в преисподней, и замирал хрипом яростной мольбы, воплем неутоленной похоти, воплем, который был не чем иным, как эхом непристойной надписи, увиденной им на мокрой стене писсуара".

Потом он в конце концов не выдержал и поддался:

        "Холодное трезвое безразличие царило в его душе. В исступлении первого греха он почувствовал, как волна жизненной силы хлынула из него, и боялся, что тело или душа его будут искалечены этим извержением. Но жизненная волна вынесла его на гребне вон из него самого и, схлынув, вернула обратно. А его тело и душа остались невредимыми, и темное согласие установилось между ними. Хаос, в котором угас его пыл, обратился в холодное, равнодушное познание самого себя. Он совершил смертный грех, и не однажды, а множество раз, и знал, что уже первый грех грозит ему вечным проклятием, а каждый новый умножает его вину и кару. Дни, занятия и раздумья не принесут ему искупления - источники благодати освящающей перестали орошать его душу. Подавая нищим, он убегал, не выслушав их благодарности, и устало надеялся, что хоть так заслужит какие-то крохи благодати действующей. Благочестие покинуло его. Какая польза в молитвах, когда он знал, что душа его жаждет гибели? Гордость, благоговейный страх не позволяли ему произнести ни единой молитвы на ночь, хотя он знал, что в Божьей власти было лишить его жизни во время сна и ввергнуть его душу в ад, прежде чем он успеет попросить о милосердии. Гордое сознание собственного греха, безлюбый страх Божий, внушали ему, что собственное преступление слишком велико, чтобы его можно было искупить полностью или частично лицемерным поклонением Всевидящему и Всезнающему".

Вот так. Но потом  в колледже, где он учился, началась неделя Святого Франциска. Была проповедь о смерти и о Страшном суде. Он слушал "..и душа его медленно пробуждалась от вялого отчаяния. Слабые проблески страха обратились в ужас, когда хриплый голос проповедника дохнул смертью на его душу".

Ещё на одной проповеди говорили об аде. Он чуть не умер. Ему казалось, что каждое слово относится к нему, что его ждут все эти муки, что он потерял расположение Господа. Его душа пропала и ей нет спасения. Он еле дополз до дома. Его шатало, в комнате ему слышались голоса бесов. Потом его очень сильно стошнило.
Он каялся. Молился о том, чтобы Бог облегчил его душу. Проклинал "скотскую часть своего тела". Его ужасало то, что он пал так низко, что душа его неугодна Господу. Его душа погибла. "Она вспыхнула и погасла, забытая, погибшая. Конец: мрак, холод, пустота, ничто".  Потом он пересилил себя и исповедовался в церкви. Священник отпустил ему грехи. Не описывается ужас священника. Только одна деталь выдаёт его: когда Стивен перечислил все свои грехи, священник не сказал ни слова. И только несколько раз провёл рукой по лицу.  
Сердце Стивена очистилось. Он покаялся и Господь простил его. Он наполнился благодатью. "Душа его снова сделалась чистой и святой, святой и радостной".
Сомневаюсь, что надолго.
Боже мой, то, что сегодня - это норма, в порядке вещей и само собой разумеется, это, оказывается, такой грех??!! Т.е. я, конечно, понимаю, что Стивен помешался на этом, но всё-таки.. Я поражена.
Вот текст той проповеди, если кому-то интересно.
n-kukushka.livejournal.com/#post-n_kukushka-6890