December 22nd, 2008

www.knigochei.ru

Дмитрий Лихачев. Избранное. Мысли о жизни истории культуре

knigochei.ru

Выпускник императорской гимназии, заключенный Соловецкого лагеря особого назначения, блокадник, академик доброго десятка академий, Дмитрий Сергеевич Лихачев скончался 30 сентября 1999 года. Один из немногих, кто родился в Санкт-Петербургей и умер, когда городу вернули прежнее имя.

"Что я считаю важным объяснить? - пишет Дмитрий Сергеевич.

- Почему я избрал своей специальностью филологию.
- Почему в филологии я предпочел всему занятия древней русской литературой.
- Почему я придаю такое большое значение в занятиях Древней русской литературой изучению рукописей и текстологической интерпретации их текста.
- Почему я интересуюсь историей литературы по преимуществу как историей культуры.
- Почему исторический подход должен, с моей точки зрения, доминировать во всех-частных исследованиях и больших концепциях по древней русской литературе.
- Почему интерес к прошлому я интерпретирую как заботу о будущем.
Не на все из этих вопросов мне удастся ответить в пол ной мере точно и однозначно: жизненный опыт слишком многообразен и не всегда прям и ясен."

"То, что делает человека человеком, — благодарность, прощение и готовность к покаянию. Эти качества были широко развиты и в период блокады, и после войны, когда улицы были пусты от того, что много людей было арестовано. Поезд за поездом уходили с Октябрьского вокзала, и в них ехали академики, члены-корреспонденты, сотрудники Академии наук, и в том числе работники таких, казалось бы, безмолвных учреждений, как библиотеки. Этих людей я вспоминаю еще и потому, что они ничего не боялись, поступали так, как считали нужным. Когда нас, высылая, заперли в камеры железнодорожного столыпинского вагона, то они через конвоиров передали нам пироги и посылки с нехитрыми подарками. Позднее, в 1950-е годы, это было бы невозможно, их бы сразу арестовали."

Данный сборник представляет собой уникальное издание, впервые собравшее в рамках одной книги мысли Д.С. Лихачева об истории и культуре России, месте ее в мировой истории, предназначении, о важнейших духовных качествах человека, об интеллигентности истинной и мнимой.

Найти книгу можно здесь: Дмитрий Лихачев. Избранное. Мысли о жизни истории культуре.

Stena

Мужчины и женщины в диалогах.

       Давно известно, что мужчины и женщины разговаривают по-разному. Иное построение фраз, различные лексические  формы, отличия в эмоциональной окраске произносимого...
       А каким авторам в своих произведениях удалось, на ваш взгляд, наиболее полно отобразить разницу между "мужским" и "женским" способом общения в диалогах? Можете привести пример диалога между М и Ж, где эта разница особо заметна, не за счёт того, что Митрич матерится через слово, а Жанна ко всем словам приставляет уменьшительные суффиксы, и называет Митрича исключительно "котёночком"?
sneg na morde

(no subject)

А посоветуйте, пожалуйста, что бы почитать веселого и простого? Что-нибудь наподобие Дуги Бримсона "Кое-что о Билли" или Хелен Филдинг "Дневник Бриджит Джонс".
Наше Слово
  • pulman

Наша новинка - Великая книга сакральных знаний

Совместно с ОЛМА-пресс мы выпустили очень интересную книгу

Л.Баешко, А.Гордиенко, Д.Ларионов. Великая книга сакральных знаний.



Мы уже привыкли, что сегодня слово «эзотерика» неразрывно связано с магией, экстрасенсами, шаманами и прочими таинствами. На самом деле оно первоначально обозначало истину, предназначенную только для избранных, тогда как экзотерика является ложью для широких масс, не способных принять и понять правду. В своё время об этом разделении говорил ещё Платон. Он представлял мир в виде дна глубокой тёмной пещеры, к стенам которой прикованы узники. Естественно, что был и свет в конце этого тоннеля, но увидеть его и таким образом освободиться от оков могли немногие, поскольку к истине лежит тернистый и трудный путь, пройти который может далеко не всякий.

В начале книги рассказывается о зарождении различных культов и религий. Например, коронация пришла из далёкого прошлого, а именно – из обрядов инициации, широко распространённых в древности у многих народов, когда переход из одного возрастного периода человека в другой сопровождался сложными ритуалами. Построенная по стилю изложения в виде научно-популярного энциклопедического словаря, книга неспешно проводит читателя через историю культов, сакральных таинств, верований и заблуждений на разных континентах, начиная с первобытнообщинного строя и до наших дней.
http://www.lgz.ru/article/6349/
mystic
  • kukueva

Анти-Ахматова, Т.Катаева

В прошлом году утащила у родителей книгу "Анти-Ахматова". автор Ахматову ненавидит так, что прям даже удивительно)). Книга представляет собой мозаику из воспоминаний, мемуаров об ахматовой и комментариев автора. (правда, пишут, что автор - педагог-дефектолог - ну НИКАК не могла написать такую грамотную литературоведческую книгу, которая требует мастерства и широких познаний, и высказывается мнение, что это проект известного критика ТОпорова, скрывшегося под маской "литературного негра").
Ахматова бедная разорвана буквально в клочья по всем статьям - "Гражданское мужество", "Подвиг матери", "Дама высокого тона", "Другие мифы по мелочи", "Слава", ""Роковая женщина", ""Ненависть", "Муза и мамона" и пр.

Посмотрела в инете отзывы о книге - спектр от "взрыв, новый взгляд на биографию и личность" до "покушения на святыню и все такое".
Вот отрывок из интервью по этому поводу (внучка Чуковского)
К своему изумлению, я обнаружила, что из 560 страниц 61 страницу занимают надерганные цитаты из "Записок об Анне Ахматовой" моей матери Лидии Корнеевны Чуковской. Я бы хотела подчеркнуть, что Лидия Корнеевна никогда не разрешала печатать отрывки из своих записок, сколько ее ни уговаривали. Потому что всегда считала, что никакая часть не передаст целиком облика ее героини - Анны Ахматовой.

Я вот могу сказать одно. Я читала "Записки.." Чуковской, их публиковал какой-то толстый литературный журнал. Впечатление от них очень тягостное. Так стелиться, унижаться, лебезить...И ногда возникает мысль - то ли Чуковская действительно так проста до святости, или это какая-то иезуитская манера показать Ахматову как человека ... ну, очень неприглядного.
Мое ИМХО такое, что книга убедительна и сильно меняет взгляд на жизнь и творчество. Во всяком случае, блокадный цикл мне не хочется перечитывать. Пляски на крови.
Лютик

Детям о компьютере

Дамы и господа,

не подскажете ли, есть ли в природе какие-нибудь сказки или рассказы, в котором дети что-то могут подчеркнуть для себя о компьютерах?

Жак Аттали «На пороге нового тысячелетия», Междунар. отношения 1993

Попалась мне в руки любопытная книжица Жака Аттали. Сам автор весьма примечательная личность - член Бильдербергского клуба, бывший директор Европейского банка реконструкции и развития, а в своей книге (в оригинале называется «Линии горизонта», написана в 1992 под безусловной эйфорией западного менталитета от падения СССР),  откровенно излагал программу мондuaлиcmов. Главная ее цель – резкое сокращение рождаемости в странах, не относящихся к «золотому миллиарду». Программа охватывает около 100 стран мира. Ответственным за эту программу является бывший директор Всемирного банка Д. Вульфенсон (при этом по планам мондuaлиcmов население России планируется сократить до нескольких десятков миллионов человек «...для технического обеспечения территории», ибо, по словам того же Бжезинского  - в незабвенной «Мир, как шахматная доска», оригинально вышедшей в 1997 году, а у нас изданной с пол-года назад -  «России угоmована учaсть Чeрной Дыры, в сoстоянuи которой онa должна находится как мoжно дольше»).  


 

Collapse )
чендлер

Если совсем кратко...

Всю суть творчества некоторых писателей можно передать одной фразой. Вот, кажется, фантаст Вадим Панов пишет, пишет, а в итоге всё сводится к одному: "Наемник навел морок и активировал артефакт пятого уровня".
Может, и у вас есть подобные примеры?
Умка
  • bojemoy

АЛЬРАУНЕ. ИСТОРИЯ ОДНОГО ЖИВОГО СУЩЕСТВА - Ганс Гейнц ЭВЕРС

Прозу Эверса можно ставить в один ряд с прозой Майринка и Лавкрафта. Роман Эверса «Альрауне» высоко ценил Борхес, а Интернет сегодня полон ссылок на этот роман. Дитя проститутки и казненного преступника, Альрауне – плод научного эксперимента. «История одного живого существа» – подзаголовок романа. А главный герой, от имени которого ведется повествование, – человек, который всю жизнь «шел возле жизни – мимо нее...».

увлекательный роман, который остаётся надолго в памяти. читать!
  • d_vadim

Писателю Юрию Лощицу исполнилось 70 лет

Моя земля погибнуть не может
Беседа с писателем Юрием Михайловичем Лощицем накануне его юбилея

В прозе меня преимущественно привлекает не «литература вымысла», а возможность литературно осмыслить подлинные исторические события и непридуманные человеческие судьбы. Всё-таки обидно, что во всемирной литературе подавляющее внимание всегда уделялось людям, никогда не жившим. Отчего бы это? Думаю, от лени. Громадное число людей, подлинно существовавших, обойдены писательским вниманием. Вымышленная история пишется гораздо быстрее и легче, чем та, в которой всё – от имён и дат до подробностей событий – нужно перепроверять, прежде чем сесть за письменный стол или за компьютер. В этом я убедился, принявшись, после трёх биографий, за романы.

— В 1975 — 1983 годах Вы работали редактором серии «ЖЗЛ» в издательстве «Молодая гвардия». Что запомнилось? Кто был среди Ваших подопечных авторов?

— Работа в стенах ЖЗЛ и встреча со многими единомышленниками – одно из самых важных событий в жизни. Пригласил меня туда на работу Сергей Семанов. Тогда я познакомился с М. Лобановым, М. Любомудровым, О. Михайловым, Ю. Селезневым, через него – с В. Кожиновым. Это был очень серьезный прорыв в тогдашней идейной атмосфере страны. Несмотря на очень серьезные нападки на направление ЖЗЛ, в том числе и на моего «Гончарова», мы держались очень прочно (правда Ю. Селезнев, автор «Достоевского», все-таки вынужден был уйти в «Наш современник»). Я редактировал книги совсем молодого тогда Бориса Тарасова «Паскаль» и «Чаадаев», книгу Валерия Сергеева «Рублев», а также «Канта» и «Шеллинга» Арсения Гулыги.

Издательство в середине 1990-х чуть не исчезло, но когда окрепло – в нем стали преобладать другие принципы. Замечательное стало пониматься не как некий идейный критерий, а просто как заметность, успешность. Наряду с жизнеописанием прп. Сергия Радонежского там выходят книги, например, о Джоне Ленноне, солисте «Биттлз»…

 


Collapse )

Сомерсет Моэм, "Театр"

Если женщина хочет понять себя, а мужчина хочет понять их обеих, все они непременно должны прочитать «Театр» Сомерсет Моэма.

Фильм, хоть и, слово в слово повторяет книгу, однако здесь та же история, что и «Собачьим сердцем».
Не умаляя достоинств фильма, надо сказать, книга... Прочитав книгу, вам захочется пересмотреть фильм еще раз. И многое, на что вы просто не обратили внимание, окажется либо важным, либо забавным, либо бесполезным, с точки зрения судеб человечества, но стилистически очаровательным.

А иногда, хоть написано это в 20-ые годы прошлого века, скандальным и для нашего, весьма раскованного века. Роман возрастной звезды и юного карьериста. Недвусмысленные намеки на лесбийские наклонности одной из героинь, и расчетливое использование оных другой героиней, на этот раз уже главной.
Я уж не говорю о том, что нравы в среде шоу-бизнеса с тех пор ничуть не изменились. Изменились декорации — тогда в центре внимания «фанатов» пребывал театр. И сами поклонники были постарше — от молодого клерка до престарелого аристократа. Но уж никак не 12-летние детишки.

Средства массовой информации, напротив, «повзрослели». В «Театре» это только бумажная, даже не глянцевая, пресса. И связка звезда-СМИ здесь показана короткими, емкими, но при этом вовсе не сатирическими, лишь ироническими штрихами.
Один эпизод чего стоит. Отъезжающую Джулию Ламберт на перроне атакуют папарацци, которых, строго говоря, тогда еще не было. Она удивлена (!), ее муж, он же директор театра, читай продюсер, растерян, что не мешает обоим позировать и отвечать на вопросы.
- И откуда только эти журналисты все узнают
- Ума не приложу!

Но, если бы только эти «милые», знакомые штрихи, роман вряд ли стал бы классикой. Есть в нем что-то, что делает «Театр» вечным. Лично для меня эта формула:

- Не делай паузы, если в этом нет крайней необходимости, - гремела старая актриса, колотя кулаком по столу, - но уж если сделала, тяни ее, сколько сможешь.
И знаете почему? Потому что она работает! Проверьте, и хотя вы не имеете ни малейшего представления о механизме ее воздействия на психику человека, она работает!

Чтобы понять это и много, много чего еще, имеющего сугубо практическое значение, да и романтическое тоже, прочитайте:Сомерсет Моэм, «Театр». Или хотя бы посмотрите: Вия Артмане, «Театр»