December 6th, 2008

я это :)

Сергей Гандлевский об эссе Самуила Лурье

Самуил Лурье Такой способ понимать. - М.: Независимая фирма «Класс», 2007


Сергей Гандлевский. Обратная связь.
Замечено - и, наверняка, не мной одним: если, изредка прерывая чтение, бросаешь взгляд на фотографию автора (разумеется, когда издание снабжено таковой), значит, книга или из рук вон плоха или, наоборот, - нравится. В первом случае, смотришь с недоуменным «ну и ну…», во втором, - с симпатией и признательностью, как я не раз смотрел на фотопортрет Самуила Ароновича Лурье, автора книги эссе «Такой способ понимать». Это - почти три десятка умных и непринужденных, то коротких, то более пространных очерков о литературе и писателях: зарубежных и отечественных - от Омара Хайяма до Михаила Булгакова...

Откроем наобум эссе, посвященное Свифту. В первой части автор бегло и увлекательно знакомит читателя с жизненными и житейскими обстоятельствами классика; во второй - неожиданно и довольно уничижительно по отношению к главному герою «перечитывает» приключения Гулливера. И, наконец, на основании изложенных биографических фактов и своего прочтения Свифта, ставит писателю «диагноз»:

Сильней, чем Гулливера, доктор Свифт презирал только читателя, поэтому не опасался доверить ему свою тайну: что в этой безотказной, безразмерной заводной кукле спрятал маленького мальчика, каким, по-видимому, прожил всю жизнь - обижаясь на судьбу, на королей, на женщин: за то, что не умеют ценить его по достоинству, то есть любить не заимообразно - к дьяволу расчеты и страсти! - а просто за гениальность.

 А сразу за этим частным умозаключением Лурье делает и куда более общий вывод:

Так отчаянно одиноки, как этот клоун Гулливер, мы бываем в рабских состояниях: в детстве, да еще в старости. Поэтому книга получилась бессмертная.

....
полностью рецензию можно прочесть здесь:

http://magazines.russ.ru/inostran/2008/3/ga8.html


  • Current Mood
    creative
jag

Владимир Киверецкий. Валерик — смерти река.

Владимир Киверецкий kiveretsky,. Валерик — смерти река. Санкт- Петербург, 2006. Тираж 3000.
Сюжет книги вкратце таков. Конец 1999 года. В Чечне началась вторая война. Главный герой с российской стороны — солдат Сергей Савельев. Неудачно поступал на филфак Петербургского университета. Воюет с томиком Лермонтова в кармане. Рефлексирует по поводу себя и своего нахождения в Чечне. Главный герой с чеченской стороны — боевик, выпускник филфака Петербургского университета, бывший учитель русского языка, Тамир. Ему за сорок, его русская жена и пятеро детей погибли под российскими бомбами ещё в первую войну. Воюет тоже с томиком Лермонтова в кармане и тоже рефлексирует по поводу войны и своего положения. Герои встречаются в бою, Савельев убивает Тамира, находит у него том Лермонтова с пометками и окончательно определяется со своим отношением к войне, российской армии и чеченскому народу. Кончается всё плохо.
Я целиком и полностью согласен с антивоенными идеями автора. Почти всё, что написано в лирических отступлениях о роли России на Кавказе, о российской власти я согласен. Изображение зверств контрактников, мародёрства, грабежей, неразберихи, дедовщины и т.д. оправданно и никаких преувеличений я не вижу. Интереснее изображение чеченского отряда. Здесь описаний меньше, но тоже нет ни идеализации, ни восхваления. Над пленным солдатом там никто не издевается, просто расстреливают, когда перевозить нет возможности. Зверствовать командир отряда начинает тогда, когда ему в руки попадает непосредственный убийца его жены и дочерей. Итак, рекомендую эту книгу всем, кто не верит в официально-пропагандистскую версию чеченской войны. Ну, а те, кто упёрто «за наших, за Россию» наверняка посылают автору проклятия.
Теперь несколько слов о том, чего в книге нет. Если кратко сказать, то это не «Война и мир», нет общей панорамы. Поэтому невозможно предъявить претензии, что какие-то куски и проблемы не затронуты. Например, там нет арабов и ваххабитов, нет русских и чеченских генералов. И ещё, что я ждал и не увидел: непонятно, почему и за что воюют чеченцы? Про Тамира можно просто отделаться — мстит мол. Но ведь он постоянно рефлексирует по поводу того, что для чеченцев враги не простые солдаты, а генералы и российская власть. Его последний бой показан с некоторым намёком, что он мог бы стрелять, да не стрелял. Вообще пропущен момент, ради чего этот рефлексирующий Тамир пошёл на войну, чего он хотел, кроме смерти? Какому делу он хотел помочь, расстреливая колонны и стреляя по вертолётам? Про своих он говорит: «Впустили мы в свои ряды столько шакалов, что не зря нас террористами обозвали! Джихад надо чистыми руками делать!» Ещё Тамир говорит, что «Надо, чтобы у них нормально было, тогда и мы вздохнём!» Непонятно даже, он за независимость Ичкерии или нет?
 Тамир вспоминает: «Эх волнистые попугайчики. Их хотел самый младший. Ах, Арби! Не дожил до пяти лет всего три дня! Такой был потешный мальчишка.» На могиле жены и детей «Только не спрашивай, сколько русов он убил. Не спрашивай. Того руса, который сбросил бомбу на наш дом, когда ты укачивала Арби перед сном, Тамиру никогда не найти. Да и не нужен ему именно этот рус. Что бы он сказал ему? Про Арби? Про волосы русской женщины — белые утром, жёлтые под полуденным солнцем и розовые на закате? Про родинку на шее десятилетней Анны? Про попугайчиков, которые никогда не будили его детей по утрам?»

А вы какими книгами спасаетесь?

Не знаем как вы,а мы в книжный теперь без 100 гр для храбрости и спокойствия нервной системы не ходим. Нет ведь никакого спасения от бесконечных рядов с донцовыми,ленамилениными и прочими робскими-шмобскими. Но Бог не Тимошка- видит и он немножко. Оказывается, кроме 100 гр. есть еще средства...
 Недавно открыли еще одно "профилатически-терапевтическое" средство. До и после посещения книжного читаем что-нибудь из классики -коротенькое... И, не поверите,-действует. Сегодня хорошо пошел Аверченко с "Неизлечимые". И знаете, "внушаить" бодрость духу))):

                                                                                       Спрос на порнографическую литературу упал. Публика начинает интересоваться сочинениями по истории и естествознанию.
(Книжн. известия) 
 
   Писатель Кукушкин вошел, веселый, радостный, к издателю Залежалову и, усмехнувшись, ткнул его игриво кулаком в бок.
   - В чем дело?
   - Вещь!
   - Которая?
   - Ага! Разгорелись глазки? Вот тут у меня лежит в кармане. Если будете паинькой в рассуждении аванса - так и быть, отдам!
   Издатель нахмурил брови.
   - Повесть?
   - Она. Ха-ха! То есть такую машину закрутил, такую, что небо содрогнется! Вот вам наудачу две-три выдержки.
   Писатель развернул рукопись.
   - "...Темная мрачная шахта поглотила их. При свете лампочки была видна полная волнующаяся грудь Лидии и ее упругие бедра, на которые Гремин смотрел жадным взглядом. Не помня себя, он судорожно прижал ее к груди, и все заверте..."
   - Еще что? - сухо спросил издатель.
   - Еще я такую штучку вывернул: "Дирижабль плавно взмахнул крыльями и взлетел... На руле сидел Маевич и жадным взором смотрел на Лидию, полная грудь которой волновалась и упругие выпуклые бедра дразнили своей близостью. Не помня себя, Маевич бросил руль, остановил пружину, прижал ее к груди, и все заверте..."  Collapse )
А еще столкнулись сегодня с одним книжным "пиярщеком". Несказанно обрадовал! Кризис,говорит,и до книжников дошел. Больше на "брендовую хиромантию" с селебритиз денег,говорит,нет. Обрадовать-то он,конечно, обрадовал... Только вот верится в это с трудом. 
И ВСЕ ЗАВЕРТЕ...
А вы какими книгами спасаетесь?


 
на работе

Малахитовая шкатулка с красной звездой.

Опять таки от «нечего читать» взялась за Бажова. И обратила внимание на такую его черту, которую прежде не замечала – а именно, на самоцензуру.

Судя по тому, что мне о нём известно, Бажов был страстно влюблен в уральский фольклор и охотно его собирал. Но не стоит и забывать, что делал он это в крайне суровое время – время сталинское. И вот, чтобы иметь возможность порадовать мир малахитовой шкатулкой, требуется прикрепить к ней положенное количество советской символики. И вот, появляются два фольклорных рассказа о Ленине – зрелище дикое, вроде «Кодекса молодого коммуниста» написанного церковно-славянским языком. В конце многих рассказов есть искусно приставленный хвост о революции, коммунизме, зорком глазе правительства и тому подобном – написанных таким образом, чтобы их можно было пропустить или вовсе отбросить без ущерба для общей композиции рассказа. Стало Бажова жаль.

Кстати, после рассказов о Ленине возникла мысль, что, может, они даже не фольклорные, а бажовские, для цензуры как раз написанные. Ну, а эта идея открывает широкий путь для различных постмодернистских шуток с текстом. Например, что не было вообще никаких фольклорных рассказов, а Бажов всё это придумал сам и что ни будь там зашифровал. Способ добычи философского камня, или ещё что ни будь глобальное и душеспасительное… Или что не было никакого Бажова, никакого фольклора, да и Урала не было, а это штука вроде Тлёна и других вымышленных мест, как у Борхеса. Боюсь, сама я это написать не смогу, так что дарю идею желающим.

Дина Рубина "Астральный полёт души на уроке физики"

      

      








       Это сборник рассказов, вполне хороших на мой взгляд. Рубиной хорошо удаются рассказы о детях, их мироощущении, чувствах, разговорах. рассказ "Терновник" понравился. пришлось читать не с начала (его просто не было). У рассказа "День уборки" не было конца. Оба раза, которые он есть в сборнике. Так сверстать книгу можно было только в пьяном угаре, хотя сильно меня это не расстроило...Совок ещё не скоро уйдёт из нашей жизни, только и всего.



     
Литература! тебя не шокирует жизнь?
  • ninasmi

Детективы

Все мы знаем таких детективов-интеллектуалов, как Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро, Ниро Вулф, которые могли не выходя из дома, без постоянной стрельбы и погони раскрыть любое, даже самое сложное дело. Подскажите, пожалуйста, есть ли более или менее современные детективы с сыщиками-интеллектуалами, запутанными загадками и без постоянной стрельбы? Я бы с удовольствием прочла что-то подобное.
большая мишка

Барикко "City"

Всем добрый день!
Интересует такой вопрос кто-нибудь смог прочесть (дочитать до конца) City Барикко?
Если да то возникает еще два вопроса:
1) на русском или на итальянском Вы его читали?
2) понравилось или нет.
  • dina_13

Фаулз "Мантисса"

Сквозь эту книгу я пробиралась, как через леса Амазонки. "Любовница французского лейтенанта" очаровала, "Коллекционер" поначалу оттолкнул, потом понравилось. Эта была третьей. Она сначала вызвала какое-то отторжение. Не могу это читать! Не понимаю! Не хочу! Носила в сумке, доставала исключительно в метро. Боролась с ней два месяца. И вдруг пошло! Не знаю, что случилось. Может, звезды вдруг встали в нужной последовательности. Кино-ассоциации: 8 1\2 Феллини. Писатель и его муза, мужчина и женщина. Серьезная пародия. Описание будущего романа чего стоит! Роман, разбивающий теории, стереотипы и рамки, в которые никак не укладывается такая вещь, как творчество.
И в связи с этим, хотелось бы узнать, какая книга вызвала лично у Вас такие же чувства? То есть от полного неприятия, до интереса и восторга?
2
  • _vale_

детям о театре

как и многих здесь (но не всех, конечно же), меня недавно начал мучать вопрос: "что дать ребенку почитать". но! любовь к чтению у него возникла не так давно, внезапно, и пока он глотает все без разбора, проблема не в этом... он занимается в театральной студии, и вот в последнее время как-то охладел к ней. все получается, но репетировать неохота.
и вот подскажите, уважаемые сообщники! что бы ему подсунуть такое почитать завлекательного о театре, о детях, которые хотели и играли в нем... вобщем, чем бы его простимулировать?! ребенку 10 лет.

Женский стиль (?)


Гм... в последнее время что-то задумалась о том, есть ли в литературе мужской и женский стиль? Сперва мне казалось, что есть. А сейчас...
Можно, конечно, подойти к литературе с точки зрения рыночных категорий и заявить, что есть целевая аудитория под названием "женщины", на которую ориентируется литература определенного толка. Но значит ли это, что она написана в женском стиле?
Есть, например, стиль барокко, стиль модерн или постмодерн. Каждый из них несет в себе особые метки, позволяющие отнести произведение к определенному стилю. Эти метки даны в языке, в образах и видении мира.
Возьмем такой бесспорно (для меня) женский роман, как "Унесенные ветром" М.Митчел. Почему он для меня - женский? Потому что:
1. эта история о женщине и с позиции женщины,
2. это история прежде всего о любви,
3. это история, в которой война и политика преподносятся на фоне женских чувств.
Автор книги - женщина, и понятно, что это большое подспорье при написании такого романа.
Но написан ли он в женском стиле? Не скажу. Такой роман мог бы написать и мужчина, нужно только выполнить три названных мною условия.
Прекрасным примером того, что женскую прозу может успешно писать мужчина, является Сидни Шелдон. Я до последнего была уверена, что Шелдон - женщина. Когда выяснилась правда - очень удивилась.
Татьяна Толстая, Людмила Улицкая, Макс Фрай (я называю наиболее полулярных у нас женщин-писателей) - это женский стиль? Ни одну секунду. Просто - литература.
А моя любимая Мэри Рено? Не зная имени автора, никогда не задумалась бы о его половой принадлежности.
Так что: женская литература, конечно, есть - это то, что ориентировано на женщин, а женского стиля в литературе, как я теперь думаю, нет вовсе.
paranoid park

психологический хоррор

Посоветуйте, пожалуйста, что-нибудь полумистическое в духе Silent Hill II (игры разумеется) с психологической завязкой, разворачивающееся в стенах психолечебницы.
Фильмов полно, но все они типовые с воскресшими замученными детьми, призраками бывших главврачей и медсестер, что уже набило оскомину и дискредитировало идею. Хочется книгу - хорошую.

P.S. если можно с коротким описанием
discolor
  • yashva

Юкио Мисима "Золотой храм"

Сейчас нахожусь в процессе прочтения данного произведения. К сожалению, невозможно охватить все знания, посему о Мисимо узнала только на прошлой неделе, тиражирование его харакири советской прессой, естесственно, прошло мимо меня, но и все его творчество, так или иначе, косаться ранее моей жизни не спешило.
Так вот... Читаю, а ощущения очень двойственные. Читать приятно, более того, не оторваться. Слог великолепен, на мой взгляд. Достаточно размеренный и вдумчивый. Но образ главного героя, которого я, то понимаю, то нет, и, тем более автора, которого я больше НЕ понимаю, чем понимаю, вызывают желание отложить книгу. Чего я, впрочем, не делаю, а пытаюсь таки понять монаха-заику и общество, что могло взрастить столь извращенное восприятие жизни, смерти и прекрасного.
Хотелось бы узнать Ваши мнения об этой книге или авторе.
  • znamas

помогите найти: одно стихотворение литовского поэта Майрониса

Прошу внимания - ищу определённое произведение, названия не знаю - встречалось в большом романе, что я читал много лет назад.  
Помню лишь некоторые строки и по ним в Интернете НЕ смог найти ничего кроме биографии поэта.  

Строки такие: 
                               надежд и дней младых отрада
                               звенели канклес - друг певцов
                               но нынче замолчать им надо 
                               и слёзы лить из-за глупцов

и несколько далее в том же стихотворении - яркий образ коррумпированного чиновничества от Церкви (относилось к церковникам царской России, НО КАК АКТУАЛЬНО ДЛЯ ХОРОШО УЗНАВАЕМЫХ  КОНФЕССИЙ СОВРЕМЕННОЙ РФ!!!)

                                 я знаю - надо вам не много
                                 - поесть да и сомкнуть глаза
                                 не сильно вы гневите Бога 
                                 надеетесь на Небеса

и ещё чуть далее там же - просто кадры из к/ф "Агония"... и нынешние пышные пиршества элиты РПЦ

                                 ...накачиваетесь Мадерой
                                 и отрастили животы...  

Поэт прекрасно знал эту среду, предмет этой сатиры, в своё время сам служил среди них...   Он жил и соотв. творил во второй половине 19-го - первой половине 20-го веков, т.е. давние времена, сам автор к сожалению мало известен в русскоязычной среде, а его творчество заслуживает серьёзного внимания, многое очень актуально в наши дни!!!