June 14th, 2008

me

Стивен Фрай "Гиппопотам" 1994.

Photobucket

Толстозадому гиппопотаму
Болотисто бултыхается;
Мним: он бессмертен, а ему
На плоть и кровь икается.

Тед Уоллис по прозвищу Гиппопотам – стареющий поэт-циник и человек не особо высокой морали, уволен из газеты, за очередную выходку. Тед встречает Джейн, свою крестницу, она должна была умереть от рака, но утверждает что с ней что то произошло. Это что-то случилось в аристократической усадьбе, принадлежащей школьному другу Теда, Логану. Джейн просит поехать туда и немного там осмотреться, фактически шпионя за жителями усадьбы. Вскоре по приезду Тед понимает что все странное и таинственное крутится вокруг юного Дэвида.

Это сюжет вкратце. Но конечно же краткий пересказ не может передать все достоинства Фрая - сюжетная занимательность это лишь капля в море, а еще есть изощренная словесная игра, цинизм, абсурд, юмор, ирония и конечно рассуждения.

Я вообще не встречала еще ни одного человека, которому бы Фрай не понравился. Ну что тут можно еще добавить? Если вы не слышали о нем и еще не читали - быстрее бегите, покупайте, скачивайте и наслаждайтесь!

(no subject)

Предлагаю обсудить тему одиночества в современной литературе. Почему она так популярна? Чего хотят добться авторы,работающие над этой темой в своих произведениях?
Глаз Всемогущий

Асфальт...

Надо сказать, что мне никогда не удавалось прочесть до конца, ни одно из произведений Евгения Гришковца. Не знаю, почему так.
Всякий раз, когда судьба-злодейка сталкивает нас друг с другом: в смысле, меня и творчество Евгения Валерьевича - я понимаю, что упустил что-то очень важное в жизни. Какой-то этап, когда рождалась новая литература и формировались современные взаимоотношения читателя с творцом, остался не пройденным мной и теперь, я никак не могу прочесть больше пяти страниц любого произведения этого автора.

Я тут поправлюсь, чтобы не сложилось впечатление будто я критикую Гришковца - помилуй, Боже! У меня и в мыслях такого нет. Для того чтобы полноценно критиковать необходимо, как минимум, подробно ознакомиться с материалом, а я как раз о том и говорю, что "ознакомится" - ну никак не выходит.

И вот новая (чуть не сказал "последняя") работа Евгения Валерьевича, "Асфальт".
Трижды я организовывал ее штурм и трижды, терпел сокрушительное фиаско, тревожно засыпая, совершенно выбившийся из сил. И мне, ясное дело, захотелось понять, в чем же тут закавыка такая. Не объяснить другим, почему столь мелко порубленная пища не лезет мне в глотку, а разобраться для себя, типа: "В чем дело-то?"

Дело в том, что (на мой, ни на что не претендующий, взгляд) все слова у Евгения Валерьевича - хорошие. Красивые и правильные слова у него - не надо зря придираться. На таких словах цивилизации держатся и письма на родину из турецкого плена пишутся, на бересте. То есть, глубина их настолько очевидна, что воспринимается как плоскость: мама - это Мама, жизнь - Жизнь, а настроение - Настроение. Это, знаете, как в музыке: стукнул клавишу Ля, и хоть в лепешку разбейся, никогда ты не получишь там Ми, или, скажем - До. Нет такой силы, которая была бы способна изменить заведенный порядок звучания. И вот, как раз, слова у писателя Гришковца именно такие: без двойного дна, без скрытых посылов. Очень четкие и точные слова у него.

Collapse )


ОднаКнопка
chanel
  • ya_inc

Вишневский "Повторение судьбы"


Три дня я читала эту книгу, и три дня подъезжая к Gare Centrale, я выходила из поезда раздираемая слезами. Вишневский - молекулярный биолог, имеет две докторские степени, и последние годы живет в Германии. Нельзя его сравнивать с Кундерой, чехом, эммигрировавшим во Францию, но именно это сравнение идет мне на ум. Не из-за географических перестановок, а из-за того, что и то и другой насыщенные славянизмом, один беспрестанно возвращаеться в Моравию, другой гордиться гуралями, и тот и другой в то или иной степени "поцарапаны" советским прошлым.
Но больше всего меня поражает как Вишневский (как и Кундера) буднично залезает в тело и душу женщины, препарирует, вынимает и просто показывает, что там он там вытащил. А потом тоже самое проделывает с мужчиной. И хочеться плакать, потому что как выясняеться, мужчины страдают и сходят с ума не меньше нас. И хочеться плакать еще от того, что именно мы, а не общество делаем так невыносимо больно друг другу, а как делали когда - то невыносимо хорошо.
"Повторение судьбы" это действительно повторение или продолжение "Одиночества в Сети" , иногда у меня даже мелькала подленькая мысль во время прочтения, что Вишневский "списал" истории, которые присылают ему экзальтированные поклонницы его творчества, но кто докажет? Если даже это так, то сплел он их как всегда хорошо, вместе с нейропептидами и коктейлем из мозга хомячка.
me

Дэн Браун

У меня с детства сильно развита беловоронистость вкупе с позывом "назло кондуктору". Видимо, именно поэтому когда каждое пятая литературная дискуссия в интернете была посвящена Брауну и все вокруг только о нем и говорили, я его из принципа не читала. Бум спал, книга попалась под руку и была взята с собой в отпуск.
Будучи в Риме, я проглотила "Код да Винчи" (кстати, фильм много хуже), и буквально только что закончила "Ангелов и демонов".
Пусть Брауна ругают на чем свет стоит, но мне понравилось.
Хорошо написанные добротные детективы с красиво обыгранной подоплекой, а во второй книге я еще и знала и визуально представляла себе каждое место, где разворачивались события, что очень добавило удовольствия. С одной стороны хорошо, что я "Ангелов" прочитала уже после Рима - вся книга получилась с живыми картинками, а с другой стало ясно, что некоторые места я явно недоглядела или недопоняла - Пантеон, к примеру.
И я не настолько знаю историю, чтобы кричать "фе", мне можно спокойно вешать лапшу на уши в этом смысле. Я не буду знать истинное положение вещей, я только догадаюсь, что это лапша. Зато красивая.
Возникло желание покопаться дальше и почитать уже более историческое нечто про Грааль, сатанистов и прочее.
В общем, добротное легко воспринимающееся чтиво с полезными побудительными мотивами. Твердая четверка.

И еще, просьба. Порекомендуйте другие художественные произведения, действие которых происходит в Риме. Очень уж понравилось щекочущее ощущение узнавания :-)
Питерbook

Фэнни Флэгг. Рай где-то рядом.

Фэнни Флэгг. Рай где-то рядом.
М.: Эксмо, Фантом Пресс, 2008

С первых страниц эта книга показалась мне удивительно похожей на другой очаровательный роман, который скромному критику довелось случайно достать с полки в районной библиотеке. «Жареные зелёные помидоры», история пожилой женщины, переживающей жизненный кризис и мудрой старушки из дома престарелых, этакой классической американской Бабушки. Именно о них — заботливых, хлопотливых и нежных, писал ещё Брэдбери, вспоминая пироги и торты, сироп из сассапарели и уютные, добрые руки, от которых моментально проходят детские синяки и обиды. «Жареные зелёные помидоры» напомнили мне о классической Америке классических американских авторов, помогли справиться с собственным беспокойством по поводу 31 дня рождения и наконец позвонить собственной маме.

Дочитав «Рай где-то рядом» до последней страницы, я без особого удивления обнаружила, что эту книгу написал тот же автор, что и «Жареные зелёные помидоры». Тот же ироничный, мягкий стиль,

Collapse )


Я

Дом утраченных грез. Грэм Джойс.

32,84 КБ

Ваша семья абсолютно счастлива? Идеальная пара? Тогда, может, чего-то не хватает? Да! Не хватает только одного – поселиться в домике семейной мечты, где-нибудь, в Греции. Там не надо работать. Не надо решать какие-то проблемы. Там – рай. Там пахнет оливками и солнцем. Там море ласкает ваши обнаженные тела. Вы вместе встречаете рассвет и провожаете закат, тесно прижавшись друг к другу. Вы занимаетесь любовью, радуетесь каждой минуте и наслаждаетесь истинным счастьем.

Но, как это обычно и бывает, истинное счастье – лишь иллюзия. Вот, собственно, об этом и повествование. Или, может быть, просто все дело в том, что у каждого из нас – свой скелет в шкафу? Или, может, если есть сильная любовь, то именно она способна склеить разбитую семейную Жизнь?

В любом случае – у каждого, из прочитавшего сей роман, будет своя точка зрения. И, наверняка, отличная от моей.

Ну, а теперь Collapse )

(no subject)

Доброе время суток!
Хотелось бы почитать что-нибудь вроде Сью Таунсенд и Уильяма Сатклиффа, буду очень признательна, если сможете что-нибудь посоветовать.
Спасибо!

Амели Нотомб. Словарь имен собственных

Забавнейший самоглумеж Амели Нотомб. Вот вроде бы и не о себе любимой, как в "Страхе и трепете", "Любовном саботаже" и парочке еще книг. Нет, есть совсем другая героиня - Плектруда, девушка не такая, как все - от трагической истории своих родителей (заранее предупреждающей нас, что с психикой в семейке не все в порядке) до трагической истории несложившейся звездности ("Балет, балет, балет - несбыточный мой друг"). И от безоглядно-безумной (я предупреждал:)) любви приемной матери (родной тетки) до ее же совсем не тихой ненависти и обвинений в предательстве. И от глупого непонимания чувтсв 12-летних мальчика и девочки - "до самого быстрого в мировой истории объяснения в любви". Оно шедеврально, воспроизвожу полностью:
- У тебя есть кто-нибудь?
- Я мать-одиночка.
- Прекрасно. Я тебе нужен?
- Да.
До этого они не виделись 7 лет. И он тоже не такой как все, но приторможу сам себя - тихо, без спойлеров.
Ограничусь цитатой: "И внезапно Плектруду потрясла древность мира: как же быстро потонут ее девятнадцать лет в бесконечных веках Парижа!". (Ой, мои тридцать- самсинг в прошлые выходные там тоже тааак потонули:)).
Упорно не понимаю, почему опусы Амели Нотомб называются романами - это ведь повести, а то и просто большие рассказы. Но шикарные. И "Словарь имен собственных" - не исключение. Правда, в порядке самоглумежа, Амели Нотомб совершает этой книгой литературное самоубийство - не тому что книга плоха, а потому что ... читайте сами:)
P.S.А я пока пойду почитаю еще одну истрию про приемную дочь - на этот раз П.Коэльо, "Ведьма с Портобелло". Пока пахнет шедевром, впервые после "Дьявола и сеньориты Прим". Расскажу потом.  
Enjoy!

"Рэй задним ходом" - Уоллес Д..

 Прочитала недавно. Сюжет показался необычным и интересным:

"Рэй, как и все мы, умер" - так начинается новый роман Дэниела Уоллеса, автора знаменитой "Крупной рыбы", по которой Тим Бертон поставил не менее знаменитый фильм. Вся жизнь Рэя уложена в четырнадцать трагикомических эпизодов, выстроенных задним ходом - от смерти к рождению. Рэй строит сыну домик на дереве и переживает уход жены, показывает знаменитому художнику свою коллекцию пуговиц и мучительно пытается понять: если у женщины стеклянный глаз, будет ли стеклянный глаз у ее ребенка?.."




Кто-нибудь читал произведения данного автора?