June 6th, 2008

Чиса

В. Данихнов, А. Белоглазов «Живи!»

Кто-то - человек-тень, инопланетянин, Бог, дьявол, - сидя на табуретке в обычной кухне, в космическом корабле на орбите Земли, в раю или аду, увлёкся детской считалочкой:
- Лишь коснёшься ты земли,
быть по-моему вели!
И велит он игру
«Это всего лишь игра... Не ищете в ней смысла, только правила. Это не ваша игра – моя. Весь мир для вас – ловушка... Так вот – теперь это ваша жизнь».

Мне кажется, одним из показателей хорошей книги является непрерывность её чтения, когда не хочется отвлекаться от неё даже на заваривание чая, а пирожные ешь, как тот Шурик-студент над конспектом – не глядя и с горчицей.
Collapse )
На вершине

Григорьева Т. П. Япония: путь сердца

Григорьева Т. П. Япония: путь сердцаЛучшая книга о Японии, которую мне доводилось видеть - "Япония. Путь сердца" Татьяны Петровны Григорьевой.

Эта удивительная книга окажется важной не только для тех, кто интересуется культурой, традицией, историей Японии. Ибо она, наверное,  не столько о Японии, сколько о Пути. Вопрос о Пути связывает воедино размышления автора об удивительных параллелях между мировоззрением Японии и России, о судьбах мира, запертого сейчас в узких рамках рационализма. Сердце, человек и вселенная, мир, в котором живут не только люди, но и боги… Прикоснувшись к этому, хочется остановиться и осмыслить собственный путь. Читая о неуловимой душе Японии, понимаешь душу свою — что большего может найти читатель?

 

Японию можно назвать одной из самых культурных наций, - не потому что она помнит древние тексты, а потому что чтит духовную культуру… Если корни Культуры уходят в глубину, они не могут исчезнуть; рано или поздно человеку возвращается то, что ему принадлежит… Японская культура развивается, возвращаясь к Основе, к «изначальному образцу», чтобы ничто не исчезло. Возвращаясь к истокам, продвигается вперед.

(Цитируется по описанию отсюда)
  • vas_ta

(no subject)

Говорят, что лёгкие жанры (фантастика, детектив, любовные романы)выполняют компенсаторную функцию. Предпочтение отдается тем жанрам, в которых мы нуждаемся. Кому-то не хватает любви, кому-то крови, а у меня видимо проблемы с фантазией. Фантастику читаю давно (предпочитаю НФ или смешение жанров) и в ней найти сокровище так же трудно как и в жизни. В фантастике для меня главное не антураж, а поведение героев, их выбор в экстремальных ситуациях, одиночество и безграничные возможности разума и интуиции, а так же возможные модели развития общества.
Рекомендую:
1. Дэвид Вебер "Мне еще ехать далеко..."
2. Александр Громов "Вычислитель"
3. Льюис Пэджет "Все тенали бороговы"
4. Ллойд Биггл "Негромкий голос труб"
5. Марина и Сергей Дяченко - всё ( моё любимое: "Долина совести", "Пандем", "Vita Nostra") 
красивое, лицо, взглад

Голубая бусинка

В детстве я читала изумительную сказку "Голубая бусинка". Я подарила эту книгу подружке, потом взяла почитать и с трудом вернула. В лагере после отбоя пересказывала всему отряду по сериям. Больше я эту книгу нигде не встречала. И вот недавно мне дали программу с электронной библиотекой. Там оказалась "Голубая бусинка", автор Мария Крюгер. Испытала просто детский восторг. Не буду пересказывать сюжет, скажу только, что книга полна чудес и опасностей. Когда заканчивается повествование, жаль до слез расставаться с ее героями.
FireFox

Читать или не читать - вот в чем вопрос...

Ув. участники сообщества, скажите, часто ли Вы не дочитываете книгу до конца? Например, книжка не понравилась и понятно, что нет смысла убивать на неё время и проще закрыть её и больше к ней не возвращаться или же Вы считаете, что раз начал - значит нужно дочитать?
Питерbook

Митьки. СПб.: Амфора, 2008

Митьки.
СПб.: Амфора, 2008

«Митьки» — это такой сборник из разряда «кто чего сможет дать», выпущенный к 25-летию группы. А издавать юбилейные сборники — вещь, прямо скажем, не безопасная. Все равно как классом собраться через 25 лет и произвести смотр: кто в генералах, а кто в дворниках. Начинают-то вроде все ровно, а потом жизнь все равно возьмет свое: кто-то вырвется, а кто-то нет. Да и 25 лет для любого творческого ансамбля — возраст солиднейший и давно критический. Не всякий театр его выдерживает, что уж говорить о группе художников.

Митьки — городской бренд. Правда. Как корюшка. Хоть и меньше ее год от года, и не пойми какой химией она напичкана, но без праздника на Петропавловке и телевидению вроде как делать нечего. Вот и титульный Митек Шагин постоянно о себе напоминает регулярными поцелуями с губернатором на различных измышленных освобожденными от алкоголя мозгами мероприятиях. Не всем митькам это нравится. Некоторые и вовсе себя митьками давно считать перестали. Ну, выросли они из вечной митьковской лубочной тельняшки. Но — дата приспела, будьте добры в компанию!

Collapse )


Tomb Raider

Михаил Елизаров "Ногти"



С творчеством Михаила Елизарова я познакомился несколько лет назад благодаря роману «Pasternak», названному большинством критиков злобным и фашистским. И вот, пару дней назад мне в руки попало его первое произведение – повесть «Ногти». Прочитал я ее залпом, небольшой объем книги этому поспособствовал.
Стиль Елизарова угадывается с первых строк, и стиль этот интересен, неудивительно, что после «Ногтей» автора заметили. Стилистически книга написана замечательно, язык красивый и образный, но одновременно с этим повесть читается очень легко. «Ногти» написаны от лица главного героя, горбуна Саши Глостера, выросшего в интернате для детей с отклонениями. Его лучший друг Бахатов, которого Глостер знает буквально с горшка, проводит магические ритуалы, главной частью которых является обгрызание собственных ногтей. Фантасмагорическое повествование предстает перед читателем переплетением аллегорических картин нашей с вами действительности в не самых ее красивых проявлениях и потрясающего черного юмора. В первой половине книги, рассказывающей о жизни интерната для детей-уродцев в советский период, шутки кажутся настолько дикими, что читатель понимает, что смеяться над ними неловко. Однако смеется, и смеется от души, и в этом сила автора книги. Автор показывает мастерски созданную сатиру на многие ужасные проявления российской действительности последних лет и заставляет читателя смеяться над ними. В этом плане сравнение ряда критиков Елизарова с Гоголем кажутся мне правомочными. Елизаров прошелся и по последним годам жизни СССР, и по разгулу бандитизма в начале девяностых, и по богемной жизни олигархов.
В финале повести главный герой, Глостер, выходит на битву с монстром, который погубил его лучшего друга. Монстр оказывается созданным из боли и слез, квинтэссенцией всего того горя, которое выпало на долю детей-инвалидов, от которых отказались родители. Суммируя все то, что я сказал выше, я скажу, что считаю Елизарова одним из самых ярких и интересных писателей современной России.
my pomegranate

«Лекции господина Пуфа о кухонном искусстве»

Милостивые государи! Приступая к предмету толикой важности, я невольно робею, и проч... Если бы не одобрение некоторых любителей, и проч... Присутствие столь знаменитых слушателей внушает мне, и проч... Я употреблю все мои силы, и проч...; снисхождение... одобрение... желание... посильные труды... ваши указания... признательность... и проч., и проч., и проч.

 

Уважаемые дамы и господа! Представляю вашему вниманию писателя, журналиста, редактора, философа, популяризатора, музыканта, композитора, педагога, литературного и музыкального критика, изобретателя, историка науки, общественного и государственного деятеля, библиотекаря, одним словом - энциклопедиста - князя Владимира Федоровича Одоевского. Точнее говоря, позвольте вам представить господина Пуфа, доктора энциклопедии и других наук.

Collapse )

(no subject)


Collapse )

Очень интересный роман о жизни в Англии. Писатель как бы дает предосторежение о той жизни, которая происходит вокруг нас. Конечно же хорошо, что не дошло до таких ужасов, но с другой стороны калейдоскоп сценариев и героев заставляет задуматься. Очень советую. В газете было написано:
'A fix of high comedy from a writer who provokes almost as much as he entertains’

chto_chitat

«Остаток дня» (англ. The Remains of the Day) — третий роман британского писателя японского происхождения Кадзуо Исигуро, опубликованный в 1989 году. Удостоен Букеровской премии. По книге снят одноимённый фильм, главную роль в котором исполнил Энтони Хопкинс.

Как и в других произведениях Исигуро, повествование в романе ведётся от первого лица: главный герой, дворецкий Стивенс, вспоминает события своего прошлого, в то же время рассказывая и о настоящем. Русский перевод романа вышел в 2000 году.
Полетели!

Помогите опознать книгу

В далеком детстве читал книгу, но не помню ни автора, ни названия произведения. В общем и целом концепция сюжета такова: мужчина оказывается осужденным на пожизненное заключение в одиночной камере. Там он перестукивается с соседями и они учат его путешествовать во сне: он получает возможность оказываться в любой точке мира, общаться с людьми итд.

Очень хочу найти эту книгу — помогите пожалуйста!

Юрий Божич.

Писатель для тех, кто любит Довлатовскую самоиронию, горечь Селинджера и хороший современный слог. Все, как говориться, «в одном флаконе». 
Почитать можно на: http://bozhich.at.ua/
 
Зри в корень
  • akiv_2

Что бы вы хотели изменить в школьной программе по литературе?

Уважаемые сообщники!
Много споров ведется о том, нужно ли в школе изучать классику 19-го века, актуальна ли она для нынешних школьников и пр. и пр. Это ни для кого не новость.
Не думаю, что следует отменить классику, а все-таки некоторые вещи я бы изменила в школьной программе, будь моя воля. Мне почему-то кажется, что вместо "Преступления и наказания" гораздо полезнее было бы предложить школьникам "Игрока" или "Неточку Незванову", а вместо "Войны и мира" - "Севастопольские рассказы". А еще я бы обязательно заставила наших подростков прочесть "Детство хозяина" Сартра. Думаю, в нынешней ситуации трудно найти более поучительное произведение.
ВОПРОСЫ К СООБЩНИКАМ:
1.Какие книги лично вы хотели/не хотели бы видеть в школьной программе по литературе и почему?
2. (для тех, у кого есть дети) Ваши дети читают?