May 29th, 2008

по умолчанию

happiness

Увидела пост о книге "Счастье" и вспомнила, что давно пыталась отыскать книжку под названием "Happiness", про которую мне 2 года назад рассказали в Испании. Знаю я о ней только то, что речь идет об утопии (все люди тотально счастливы) и, соответственно, о ее конце, + вроде бы на всех языках сохранялось английское название "Happiness". Случайно никто о таком не слышал?
пустынник

Джеймс Бонд. Дьявол не любит ждать.

    Зашел я вчера в «Библиоглобус» в поисках книги Пу Сунлина «Странные истории из Кабинета неудачника», а вышел с книгой о Джеймсе Бонде «Дьявол не любит ждать». Как я мог опуститься до такого? А все виновата мировая премьера книги, на презентации которой я случайно оказался. Для начала мне налили халявный бокал мартини, затем уговорили сфотографироваться с якобы самим агентом 007 и его девушками. Ну, я выпил мартини, облапил девушку Бонда, сфоткался, ответил правильно на три вопроса про Бонда и получил в подарок диск с фильмом «Осьминожка». Это фильм о приключениях агента 007 в Индии! Обожаю все, что связано с Индией! Разве мог я после такого обхождения не купить книгу? Но главным мотивом покупки было участие в розыгрыше фотоаппарата. Я решил испытать судьбу! Я был первым покупателем этой книги и мои шансы на выигрыш были 100%, пока еще человек пять не купили эту книгу по явно завышенной цене. Но судьба меня подвела и, выпив еще бокал халявного мартини, я удалился из магазина.
Как известно автор бондиады Ян Флеминг давно умер. Кстати, я как-то давно читал его книгу и мне не понравилось. Слишком все примитивно. Фильмы – другое дело! Радуют глаз.
А тут родственники Флеминга подсуетились и нашли писателя для продолжения бондиады - Себастьяна Фолкса. И вот появилась первая книжка - «Дьявол не любит ждать».
Не думаю, что она войдет в историю литературы, шпионский боевик и есть боевик. Возможно, написано покруче, чем у старины Флеминга. Такая вот новость.
my pomegranate

«Стамбул: город воспоминаний»

 

В этой книге Орхана Памука, как на фотопленке, запечатлены все человеческие чувства. Как ни крути, она совершенна, и есть в ней даже что-то еще... наверное, это стоит назвать шестым чувством. Правда, не тем. А лучше.

 

Зрение: черно-белое фото. Восприятие города Памуком происходит через призму собственного «Я», личных впечатлений, переживаний. Стамбул оказал влияние на писателя, определил его судьбу (Памук прожил в городе более пятидесяти лет), поэтому «Стамбул» - это книга и о городе, и об авторе. Книга не кажется яркой, «цепляющей» в момент ее чтения, хотя Памук сопровождает роман фотографиями древнего и современного Стамбула, репродукциями, воспоминаниями других известных и не очень стамбульцев.

 

Слух: заунывная восточная мелодия. Памук не пишет «слитно», он описывает множество разрозненных деталей, которые, так или иначе, важны для него. Такой ворох мелочей на первый взгляд сбивает с толку, но, позже, вы «вживаетесь» в это ощущение города – серой меланхолии, как утверждает сам писатель. Громкий базарный суетливый Стамбул оказывается в действительности иным – сгорбленным, усталым стариком в лохмотьях, перед которым мир когда-то падал ниц.

 

Вкус: пресное блюдо. Воспоминания о своем детстве и юности Памук чередует с описаниями кварталов, домов, людей, характеров, судеб. По его мнению, город переживает упадок, безмолвно плачет по своему ушедшему величию, но одновременно горд своей тоской. Автор пишет очень просто, местами - даже скучно, но благодаря такому приему понимание сущности города у читателя начинает проступать постепенно – как контуры изображения на пленке, и к концу первой главы начинаешь бродить в уме по каменистым мостовым Стамбула, по страницам книги - как по старым улочкам. И грустить вместе с ним. В этой книге – важно послевкусие...

 

Осязание: прохладный камень. «Стамбул: город воспоминаний» — философская книга. Памук так и не стал художником, однако, как он сам признается: Я пытаюсь понять, в чем заключается красота пейзажа, почему мне нравится эта улица, почему этот вид из окна, что есть красота? Он делится тем, что истории о красоте родного города сформировались, словно годовые кольца на спиле дерева. Одно предание наслаивалось на другое, западные писатели рассказывали о своем видении города, турецкие авторы – о своем... Все эти рассказы текли сквозь маленького Памука, который привнес в них что-то свое и передал нам.

 

Обоняние: аромат костра. Памуковский Стамбул – очень искренний, автор передает нам свои эмоции, свои опасения, страхи и радости. После того, как вы перевернете последнюю страницу книги, вам будет казаться, что не вы не только подружились с Памуком, вы будете уверены, что подружились со Стамбулом. И, более того, вы иным взглядом окинете родной город – каким бы он ни был.

 

«Только тот пейзаж красив, что навевает печаль»

nux

Мат в три слова

Вопрос - и довольно серьезный. Насколько допустим мат в литературе? В книгах, изданных до конца 80-х годов прошлого века, мата практически не было. Даже самые отъявленные уголовники, даже пьяные сантехники выражались крепко, но без мата:

Collapse )

Ужасы, мистика

Уважаемые участники сообщества! Обращаюсь к любителям триллеров и ужасов.

Прочитан весь Стивен Кинг, доглатываются последние из доступных книги Чака Паланика, скоро закончится Вербер... Не говорю уже о классике ужасов - Ребенок Мизери, Дети Кукурузы и т.д. Но это так, для развлечения.

Хочется почитать глубокую, "философскую" прозу в жанре ужасов или мистики. Липскеров (нравится) и Мамлеев (примитивное фу и бе) тоже пройдены от и до. "Кукольные" ужасы, в которых бродят зеленые простыни, ногтистые дяди, зомби и вонючие трупы, не интересуют.

Что, на ваш взгляд, достойного появилось в этом жанре в последние 2-3 года?

Кросспосты.
одуваны

(no subject)

Здравствуйте!
Все, наверное, знают замечательного драматурга Александра Володина (С любимыми не расставайтесь), а еще Володин писал стихи. Стихи необыкновенные. Везде их ищу, а найти не могу. Может у кого-нибудь они есть, или ссылка на них. Буду оч благодарна.
  • ig_ast

Владимир Орлов "Камергерский переулок"

 

Алла Дымовская - http://ast.ru/author/153989/ - представляет новый роман Владимира Орлова "Камергерский переулок"


"Когда открываешь эту книгу, рискуешь увидеть себя.

 

Человек, заходящий в храм, хочет увидеть Бога. Жрец Храма откидывает полотно. И человек видит зеркало. И себя - в зеркале. Видит таким, каков он есть - маленький человек или большой. И ни один из них себе не понравится.

Владимир Орлов - жрец такого храма.

Тексты Орлова нельзя пристегивать к информационному полю. Его текст надо слушать, возможно, не вникая в стиль.

 

Орлов – это Модильяни, голосом которого говорит Бесконечность. Одна и та же картина его мира каждый раз будет не похожа на предидущие.

 

Если вы хотите, чтобы ваши дети выросли людьми, пользуйтесь родительским авторитетом, заставьте читать книги Владимира Орлова. И прочитайте сами, если не читали".

  • wert4j

Посоветуйте книгу.

Уже неделю брожу по книжным магазинам в поисках почитать.

Очень хочу прочитать книгу в которой гланый герой будет вести борьбу с самим собой и вести ее так, чтобы я сам чувствовал себя этим человеком. Хочется глубокой психологической (но не психической) трагедии и красивого завершения истории.

Посоветуйте мне..., пожалуйста =)
  • Current Mood
    creative

Теккерей "Ярмарка тщеславия" и Лев Толстой "Война и мир"

Недавно был постинг, сравнивающий "Войну и мир" Льва Толстого с "Ярмаркой тщеславия" Теккерея (с намеком на то, что Лев Толстой должен был украсть идею романа у Теккерея):

Дело в том, что в обоих романах четко прослеживается одна линия с практически одинаковым сюжетом: линия Наташи Ростовой, Болконского и Пьера. У Теккерея практические те же самые герои в практически той же ситуации. Только там героиня все-таки выходит замуж за яркого, веселого героя (хоть далеко не настолько обворожительного и таинственного как Болконский). А потом он умирает. На войне с Наполеоном. И что же вы думаете. В итоге героиня выходит замуж за старого друга семьи, нерасторопного, полного, неуклюжего человека. Все его достоинства не лежат на поверхности. Он добрый, умный и безумно влюблен в героиню.

Ничего не напоминает? Я этим очень заинтересовалась и выяснила, что роман Теккерея написан лет на 20-30 раньше

«Ярмарка тщеславия». Книга почти на 1000 страниц, но я настолько ей зачиталась, что, несмотря на нехватку времени, дочитала ее уже через неделю. Кроме восторга от таланта автора остался один вопрос: кто у кого спер сюжетные линии и образы, Толстой у Теккерея или наоборот?«Войны и мира». Вот так)

(конец цитаты)

 Случайно обе эти книги, при всей их непохожести, - мои любимые. Но и кроме меня, нашлись люди, прочитавшие обе книги и указавшие автору скопированной выше рецензии, что Доббин - вовсе не полный, как Пьер Безухов, а высокий, как каланча, и худой.
 
В возмущении этой рецензией стала я вспоминать обе эти книги и сравнивать героинь. У Теккерея главных героинь - две, положительная Эмилия и отрицательная Ребекка. Наташа Ростова больше похожа на Ребекку, чем на Эмилию: такая же живая, артистичная, тоненькая, поет, танцует, ездит верхом. Но Наташа Ростова почти убежала с гусаром - с Анатолем, почти, но не совсем, помешала ей ее кузина Сонечка, выдала секрет, доверенный ей Наташей, тогда как Ребекке побег и тайное замужество с гусаром удались. И в замужестве - тогда как Ребекка продолжает кокетничать и ловить в свои сети всех встречных мужчин, а сына своего бросает на мужа и на служанок, Наташа рожает и рожает, и дети становятся содержанием ее жизни.

Но и такой характер, как добродетельная Эмилия, в "Войне и мире" тоже имеется. Это Сонечка. Как Эмилия влюблена с детства в Джорджа Осборна, так Сонечка с детства влюблена в Николая Ростова. Любовь их отличается высокой избирательностью и высоким постоянством. Сонечка - сирота, бесприданница (как Ребекка в "Ярмарке тщеславия"), а отец Эмилии разоряется, и поэтому родители Джорджа Осборна и Николая Ростова, соответственно, против любви бедных девочек. Сонечка решает проявить благородство и дает свободу Николаю Ростову - и Николай женится на богатой княжне Марье, которая уже считалась старой девой, и старой девой становится Сонечка. Эмилия же заболевает от того, что Джордж не появляется в их доме; друг Джорджа, влюбленный в нее Доббин заставляет Джорджа жениться на ней. Джордж погибает в битве на Ватерлоо, и Эмилия продолжает верно любить его и после его смерти, не ценя Доббина, пока Ребекка не открывает ей глаза на Джорджа - легкомысленный и самовлюбленный Джордж в своей короткой семейной жизни успел приволокнуться за Ребеккой. В результате Эмилия выходит замуж за верного Доббина. Это совершенно бескорыстный поступок Ребекки - она помогает Доббину, хотя Доббин терпеть ее не может и даже предостерегает Эмилию от дружбы с Ребеккой.

Без Ребекки "Ярмарка тщеславия" была бы скучным любовным романом, со скучной, пресной Эмилией - так же как "Война и мир" без Наташи Ростовой была бы совсем другой книгой.

Update (30 мая 2008 г.)

Вот что пишет сам Теккерей о своих героях (это я к тому, что нельзя думать, что героиня романа - Эмилия и забывать о Ребекке), называя себя Кукольником:

Знаменитая кукла Бекки проявила
необычайную гибкость в суставах и оказалась весьма проворной на проволоке;
кукла Эмилия, хоть и снискавшая куда более ограниченный круг поклонников,
все же отделана художником и разодета с величайшим старанием; фигура
Доббина, пусть и неуклюжая с виду, пляшет преестественно и презабавно;
многим понравился танец мальчиков. А вот, обратите внимание на богато
разодетую фигуру Нечестивого Вельможи, на которую мы не пожалели никаких
издержек и которую в конце этого замечательного представления унесет черт.

Засим, отвесив глубокий поклон своим покровителям, Кукольник уходит, и
занавес поднимается.

Николай Верещагин. Свеча горела. - Континент, 2007, № 131 http://magazines.russ.ru/continent/2007/13

Это роман. Врач, к.м.н., хирург, видящий смысл жизни только в работе, приезжает в начале 90-х годов на симпозиум в уральский город, город, в котором он учился 22 года назад. В гостинице его навещает незнакомая девушка - дочь его однокурсницы, той, в которую он был влюблен. Уже студентом он не был идеалистом: "Еще в юности у него развилось то, что называется гиперестезией — болезненная чувствительность ко всяким раздражителям, ко всякого рода язвам и несовершенствам бытия, болезненно острая реакция на них. Буквально всюду, куда ни глянь, он видел, как несправедливо и уродливо устроена жизнь, как много в ней страданий, убожества, нищеты. ... Нередко заставал себя в тоскливо-согбенной позе, которая не менялась часами. Понимал, что сделался психопатом, что может сойти на этой почве с ума, но не хотел, не видел смысла лечиться. Психиатров не признавал за врачей, считал шарлатанами — с ними недолго и в психушку загреметь.

Да и в нем ли причина, и какой смысл лечиться, если сама окружающая действительность больна? Достаточно было раскрыть любую газету, чтобы в этом убедиться — и газет он давно не читал, радио не слушал, к телевизору близко не подходил."

И вот в гостинице, во время этого симпозиума, его захлестывает "больная действительность". Дочь сокурсницы, похожая и непохожая на мать, заставляет его вспомнить молодость (очень интересно - как они были вместе на практике) и в то же время заставляет его окунуться в кошмарную реальность. В его старом студенческом общежитии наркоманы, наркодилеры, проститутки, мужской туалет с разбитым унитазом и засранным полом, через окно которого он со своей новой знакомой пробираются в общежитие, урод с большой безносой головой, который оказывается ее приятелем, комендант общежития (которая была комендантом общежития и тогда, когда он сам был студентом), преследующая их в компании с бандитами - она использует бандитов для наведения порядков в общежитии... Collapse )
Я

Марк Леви.

14,26 КБ Марк Леви. «Между небом и землей».
Стоит ли бороться за Жизнь человека, который находится в коме? Это ведь даже не человек. Это – растение. Овощ. Науке до сих пор не известно, ЧТО способно вывести человека из коматозного состояния. Может, любовь близких. Может, собственное желание жить. Может, что-то еще, неизведанное. А, может, незнакомец? Что, по странному стечению обстоятельств, проживает нынче в квартире, принадлежащей девушке, находящейся в коме?

Чудесный, хотя слегка и сладковатый роман, о большой и светлой любви. Той, которую ищут все, а находят лишь единицы.

Для меня же это произведение стало познавательным, с материнской точки зрения. Второстепенный, на первый взгляд, сюжет о материнской любви, для меня стал ключевым. Не секрет, что взрослый мужчина – это просто подросший ребенок. Со всеми теми ключевыми установками и положениями о добре, которые ему с детства заложили родители. История о материнской любви прописана бережно, тактично, трогательно, но так верно!

Стоит ли читать? Наверное, стоит. Хотя бы ради этого отрывка:

Каждое утро, просыпаясь, мы получаем кредит в размере 86 400 секунд жизни в день, и, когда мы засыпаем вечером, запас исчезает, а что не было прожито за день — пропало.
Каждое утро волшебство начинается по новой, нам опять дают кредит в 86 400 секунд. И мы играем по правилу, обойти которое невозможно: банк может закрыть счёт в любой момент без предупреждения; жизнь может остановиться в любую секунду. Что мы делаем с нашими ежедневными 86 400 секундами? А секунда жизни поважнее доллара, правда же?


К модераторам: поиск по сообществу показал, что это произведение уже обсуждали. Последнее обсуждение – в марте. Надеюсь, что раз в три месяца – это не часто. Если же модераторы посчитают нужным, могут смело удалять пост.

(no subject)

Прочитал я первый раз "Три товарища" Ремарка. Мне очень понравилось (в голове крепко засела куча цитат - Ремарк на это горазд).

Но все-таки правильно кто-то сказал, что лучше всего читать Ремарка в 18 лет.

Сейчас первый раз читаю "Братья Карамазовы" Достоевского. Впечатления неописуемые.

Это как слушаешь, например, новый альбом Kaiser Chiefs, а потом врубаешь "Abbey Road" The Beatles.

Мое мнение: русская классика - это самое лучшее. Напомните, что в XX веке было создано на уровне русских классиков ХIХ века - всякие Паланики и Мураками сразу идут лесом, Булгакова сам очень люблю, но и его ну никак нельзя сравнить с Достоевским или Чеховым.

Александр Кузнецов-Тулянин. Минута ангелов. «Континент» 2007, №134 http://magazines.russ.ru/continen

Рассказ о старости.

О молодом поколении написано так:

“Неугомонные…” — подумал я. Жанне скоро пятьдесят. Муж ее, Володя, года на два старше. Когда-то люди в пятьдесят становились мудрыми стариками. А сегодня мы несемся вскачь, так что сбиваемся со счета. Володя — молодящийся мужичок-трудовичок с душевными порывами мелкого народного мошенника (увильнуть от кондуктора в троллейбусе, провести скрытый электрический провод на даче)… Мужчинка, как зовет его Жанна, “мой мужчинка”… “Мужчинка должен зарабатывать денежки — все для дома, для семьи…” Любитель пива и “левых заныров” под видом рыбалки. Сама Жанна — вечная дюймовочка, Жанночка, Жануля, шустрая крашеная брюнеточка, разрывающаяся между работой медсестрой в поликлинике, обязанностью быть хорошей домохозяйкой и щекочущим душу желанием “все еще нравиться”: два раза в неделю полуторачасовые спортивные пляски в дешевом клубе, острые глаза с сумасшедшинкой, острый носик, минимум косметики, молодежная укороченная курточка, водолазка с воротничком, чтобы прикрыть шейку, и уже как-то вовсе неприличные голубоватые бриджи, облегающие худобу.

И с такими же подробностями написано о стариках - родителях Володи.

И еще этот рассказ о времени.

Collapse )

Хотя старость - это ведь тоже о времени.
вишенки

(no subject)

 Уважаемые сообщники! Подскажите, пожалуйста, что можно почитать о русских предпринимателях конца 19 - начала 20 вв: Рябушинских, Морозовых, Елисеевых, Кузнецовых, Мамонтовых и др.?

Виктор Гюго « Последний день приговоренного к смерти».

Книга-протест! Восхищаюсь отвагой Гюго и его неравнодушием. Удивительная образность и самоирония. Произведение о человеке, приговоренном к смертной казни и живущего 6 недель в камере смертников в ожидании приговора. Этот человек ведет дневник своих ощущений и надежд на помилование. Неизвестно кто он , чем занимался и почему его приговорили. Воспоминания о дочери и жене, заставляющие надеяться и мечтать об освобождении разрушаются после встречи с дочерью. Она не только не узнает отца но и боится этого неухоженного , истощенного человека. Гюго талантливо заставляет оживать героя на страницах своего произведения, смело критикуя судей и лицемерных правозащитников. Одно из самых импульсивных и жестоких творений автора.

Улыбочку

Роман Буревой (Марианна Алферова). Серия «Врата войны». Книги «Врата Войны и «Император Валгаллы»

          Первая книга этой серии великолепна. Все загадочно и зловеще. Описывается недалекое будущее нашей планеты, в котором есть врата в некий мир, куда современная цивилизация вынесла свою агрессию. Тот мир стал миром воны. Помимо этого за вратами идет своя жизнь, к которой очень сложно, если не сказать невозможно, приспособиться. В первой книге создалась такая интрига, после которой вторая из серии читается взахлеб.

Но после прочтения второй книги этой серии, когда все загадки раскрылись и оказались какими-то обыденными и более обычными, чем хотелось бы, смазывается впечатление и от первой книги.

Лично я дочитала их с удовольствием только потому, что все, написанное этим автором (после серии «Империя») мною желанно и любимо.

Если читать отдельно эту серию – можно получить впечатление «проходного варианта».

  • Current Mood
    peaceful peaceful
чита

Ким Эдвардс. Дочь хранителя тайны


Норе крупно не повезло. Когда пришло время рожать первенца, выпало такое количество снега, что врач не смог добраться до больницы. В то же время Норе сказочно повезло. Ее муж хоть и был ортопедом, смог сам принять роды. 
Дэвид и Нора поженились совсем недавно, еще не успели устать друг от друга и с нетерпением ждали появления ребенка. На дворе стояли шестидесятые, так что молодые родители не знали, кого им предстоит воспитывать - девочку или мальчика. И уж, конечно, они не предполагали, что родится двойня.
Если бы Дэвид не был врачом, он ни за что не догадался бы, что мальчик родился совершенно нормальным, а девочка - с синдромом Дауна. Но Дэвид был врачом, и он испугался.

Collapse )