May 2nd, 2008

Питерbook

Рецензия на книгу: Ник Хорнби. Слэм.

Ник Хорнби. Слэм.
СПб.: Амфора, 2008

Если Вы уже взяли в руки эту книгу и прочитали аннотацию на четвертой странице обложке, то знаете главное: герой книги — пятнадцатилетний подросток, а его подружка беременна.

Ну вот, теперь, когда моя совесть чиста — ведь это не я рассказала Вам основное содержание книжки, — можно поговорить и о более важных вещах. Не о том, «что» там происходит, а о том, «как» оно происходит.

Для начала, оно происходит от первого лица. От лица того самого паренька, будущего «счастливого папаши». Вы были когда-либо беременной женщиной? Вам интересно узнать, о чем они вообще-то думают, когда вас, по их милости, тошнит и вообще вся ваша жизнь, по их милости, катится под откос? Ну почитайте, почитайте. Может быть, вас и утешит то, что у них в этот момент в голове страшная каша, а в груди — безумье и смятение. Как будто они сами не рождались на свет точно таким же образом.

Collapse )
Радостный котенок наушники
  • uzzzon

Век криминалистики.

Уже давно читала эту книгу, а недавно перечитала и хочу порекомендовать, потому что книга классная. Это не роман, не художественная литература это документальное повествование того как развивалась криминалистика начиная с Парижа 1879 г. и почти до наших дней. Именно отсюда я узнала кто такой Видок (Эжен Франсуа Видок). До прочтения этой книги я даже не представляла, какой был разгул преступности в те годы, просто об этом не задумывалась. Вы, к примеру, знали, что человек мог совершить преступление, отсидеть свое или выплатить штраф, а потом все также совершать преступления и ни кто не узнает, сколько раз он был пойман раньше, т.е. не было такого понятия как рецидивист. Люди не имели документов, каким именем назвался под таким тебя и запишут.
А вот интересная история одного предприимчивого молодого человека: Он несколько раз женился на более или менее богатых женщинах, каждую жену уговаривал застраховать свою жизнь на крупную сумму и они приступали к празднованию медового месяца, селились в отеле или пансионе, непременно с ванной. Каждая из жен принимая ванну, обязательно теряла в ней сознание и тонула, новоявленный вдовец наследует все деньги и получает страховку! Криминалистика в то время еще не умела определить от чего утонул человек, произошло ли это случайно или было совершено насилие. В данных случаях насилия не было. Я б не догадалась, как можно утопить своих жертв, что б не осталось следов, ну и хорошо, я не маньяк убийца значит :) Но как всегда - все гениальное просто!
Там еще много реальных и жутких историй преступлений, например, для меня было открытием, что и в то время издевались над детьми… понятно, что издевались, просто это в голове не укладывается… как можно изнасиловать четырехлетнего ребенка... Это было первое преступление, раскрытое с помощью снятия отпечатков пальцев.
Там есть о том, как развивалась токсикология, баллистика, судебная медицина, дактилоскопия, короче страшно, но интересно: Век криминалистики

(no subject)

Посоветуйте, пожалуйста, какую-то "гуманистическую" книгу про то, что с идеями нельзя бороться убивая людей. Что ли антифашисткую какую-то. Или антиутопию в духе "451 по Фаренгейту". Что-то для понимания "не суди, да не судим будешь". Немного сумбурно, но может кто-то поймет, что я имела в виду. Спасибо.

Генрих Белль «глазами клоуна».

Печальная книга о человечности, о том что герой книги-существо той породы , которая любит людей. Удивительная добрая книга. Ганс Шнир- сын одних из самых богатых людей в Бонне. Его профессия-клоун. Его любовь-девушка из небогатой семьи –Мария- неистовая католичка, страдающая от отношений , не узаконенных официально. Она уходит от грустного клоуна, предпочтя «спасти свою грешную душу» в объятиях такого же католика, правильного до мозга костей. Ганс получает травму на одном из выступлений. Он оказывается на грани нищеты… Убивает, рвет на части непонимание того рафинированного догматизма родителей, готовых пожертвовать жизнью сына ради того, что бы выглядеть благочестивыми. Пожертвовать так же, как они пожертвовали жизнью своей дочери, Генриэтты, отправив её милосердно помогать на войне в «правом деле борьбы с этими пархатыми». Жестокость, пытающаяся оправдаться непониманием и « другими временами». Трагедия индивидуальности и мысли в обществе диктатуры и непомерно лживой религиозности, извращенной до фарса.

reading avatara

"Черный обелиск", Э.М. Ремарк

Вы оказываетесь в сумасшедшем мире, в котором бал правит то, что называется гиперинфляцией, а еще более - калейдоскоп абсурдов и неопределенностей. Сквозной в творчестве Ремарка мотив жизни человеческих духа и сознания, перемолотых, разжеванных мельницами войны, в "Черном обелиске" проявляет еще один свой лик. Здесь уже не кальвадос из "Триумфальной арки", не ром из "Трех товарищей", здесь водка, глушащая ищущее в светском, и такое до безмятежности согревающее вино от бытия иного. Люди времени, описываемого в романе, так ценят это время, парадоксально ценят: вспышка искорки, пылинки во вселенской взвеси, каковой предстает человеческая жизнь в масштабах мироздания, и в эпоху превращения денег в обои, в чуть ли не на вес обмениваемую на бытовые блага макулатуру, эта самая жизнь представляется для них цельной, имеющей существенное измерение в истории Вселенной. И только столкнувшись со свободой, закованной в сумасшедшем доме, так притворно называемом санаторием в беседах за чаем, только ощутив эту свободу, расколовшую человека надвое, свободу от абсурдности, зашоренности, ответов на все вопросы, только тогда понимаешь неоднозначности, даже принимаешь их, будь они хоть многократно опровергнуты рациональным мышлением. И споришь с представителем диктатуры, простоявшей две тысячи лет, и оттого должной внушать уважение к ее словам. И уходишь дорогой не к Богу, но многими своими дорогами, всеми дорогами, которые свои. И улыбаешься своему с друзьями нескончаемому розыгрышу с талонами на еду в одном из заведений, доводящему владельца чуть де но белого каления. И своему - с трубным гласом свыше, возвращающем в реальность совесть истинного пропившегося вояки-пруссака. И ежедневно продаешь последние "мегалиты" личностей, последние вещественные доказательства их бытия. И выздоравливаешь вместе с экономикой, и не хочешь делать этого вместе с той свободой из так называемого санатория, и выбираешь любезно предоставленный путь в неизвестное будущее, и никогда не можешь вернуться назад. Бывшее ранее теперь только открытка. Печатное доказательство. Единственные же вещественные: родильный дом и дом умалишеннных. Ирония судьбы или тонкий намек на многое, чему автор так и не дал имен? Ответ даже не стоит формулировать.

Resume: "Черным обелиском" для меня временно завершилось знакомство с работами Э.М. Ремарка. "На Западном фронте...", "Возвращение", "Триумфальная арка", "Три товарища" - каждая книга оставила неизгладимые ощущения. Ярчайший писатель. И "Черный обелиск" еще одно тому подтверждение. Еще одна улыбка несуразности мироустройства и временами жуткая горечь во взгляде на него искорки, пытающейся не угаснуть.

фотка

(no subject)

только сегодня дочитала "Повелителя мух"
я нахожусь в состоянии грустного шока
может Голдинг прав - и дети, это животные, а задача взрослых состоит в том, чтобы запереть это животное в клетку с помощью всяких табу, правил поведения и даже  УК???
даже Кинг, с его  никому нестрашными клоунами под асфальтом и дурацкими низкими людьми в желтых плащах, писал очень много именно про детей, потому что никогда не угадаешь, что же у них в душе.....
вот у Голдинга все закончилось хорошо в принципе, но разве сам Ральф не хотел присоединиться к охотникам?
и что как вы думаете будет дальше??
смогут ли эти дети жить среди людей, когда они уже животные?
или среди нас такие же животные?
или наши русские ребятки совсем не такие как английские, а все до одного милые тимуровцы?
или я слишком близко восприняла эту ситуацию?
так трудно самой разобраться.....
  • a5zima

всем привет! пришел за советом...

поделитесь, друзья, хорошими книжками.

1) Очень хочется почитать что-нибудь такое жизнеутверждающее, чтобы выдернуло из апатии. Сильную книжку.

2) Еще интересно что-нибудь про сумасшедших! =)

Всем спасибо, заранее.
Alice
  • melbaa

Сергей Алхутов. Царь и Пёс

Надо сказать, что я третий год как лишена доступа к полкам российских книжных магазинов, и тот факт, что в руки мне попала эта книга, можно считать удачей. Прочитана она была буквально за несколько часов и с большим удовольствием – больше уму, чем сердцу, но тем не менее. Это тот тип литературы, про которую принято говорить банальности вроде «умные мысли в привлекательной обертке». Кто-то из критиков называет «Царя и Пса» притчей, кто-то причисляет к жанру альтернативной истории. Мне книга показалась в чем-то похожей на замечательную вещь «Между двух стульев» Евгения Клюева: игра словами, парадоксы и перевертыши («Кто к нам без меча придет, без меча и погибнет»), абсурдный мир, где сплетаются древняя Индия с Древней Грецией и где все живо, пряно, реально и при этом мимо-реально (с). Где еще Диоген может объяснить собеседнику (тоже философу из школы киников), что такое фигня, да так лихо и убедительно, что поневоле залюбуешься?

Вообще, язык автора хорош, хотя и – видимо, намеренно – неровен, то и дело ухает от высокого штиля к плоским остротам с использованием не совсем нормативной лексики. Как бы то ни было, читается книга легко и весело, субъективная же ее глубина зависит от подготовленности читателя и его желания углубляться. Неискушенный в истории доверчиво проглотит реальные факты вместе с мистификациями и просто повеселится; более подкованный оценит скрытые цитаты; вдумчивый разглядит философские проблемы и лишний раз поразмышляет над ними. А кого-то, как меня, больше привлекут языковые и логические шутки. Кстати, пояснительные сноски к тексту – это отдельная песня, и она прекрасна. Я впервые встречаю художественное произведение, в котором сноски играли бы самостоятельную, независимую роль. Автор, судя по всему, образован не на шутку и разносторонне, что не может не вызывать уважения.

Резюме: качественная, оригинальная, умная и при этом не «узколобая» литература.

Информация о книге на сайте издательства.