March 18th, 2008

Клавочка Шиффер

Media Sapiens


За ночь проглотила Минаева с его дамой, которая медиа сапиенс. Медиа для Минаева исключительно «Она».  Она врет, но искусно. Ее ложь большая, как и ложь главного героя медийщика - Антона Дроздикова. Он вместе с медиа и с ее помощью создает информационное поле. Поле, которое подрывает авторитет власти. Медиа – центровой образ Минаева, а СМИ -  лишь средства манипуляции общественным сознанием. Автор показал, как создаются новости. Показал, на что идут медийщики, чтобы заставить общественность поверить в байку, которой на самом деле нет. И ведь верит. Успешно. Показал как создаются новости , кому выгодно чтобы определенная новость родилась и какой миной она может быть. Очень тонко Минаев подчеркнул роль СМИ – пешек в чужой игре. На мой взгляд, чтиво, полезное для журналистов. Да и читать интересно – провисов в произведении нет. Постоянный баланс настроения и состояния. Очень легко читается, т.к. очень простой, заурядный язык.

 По мне так оценка 4. По крайней мере, за интересность. Глубины, конечно, там нет, и даже не ищите, но шоу, зрелищность – вполне. Только вот косит он усиленно под Бегбедера. Уличным жаргончиком бегбедеровским попахивает и зашкаливаемой самооценкой успешного мачо-яппи.






Чак Паланик "Призраки" (Chuck Palahniuck HAUNTED)


АНОТАЦИЯ
Невероятная, страшная и смешная история, которую каждый рассказывает по-своему.
ДВАДЦАТЬ ТРИ "человека исскуства", которые приняли заманчивое придложение на три месяца отрешиться от мирской суеты и создать ШЕДЕВРЫ - а попали в АД!
Полуразрушенный подземный театр, в котором нет ни электричества, ни отопления...
ЕДА НА ИСХОДЕ...
Помощи ждать НЕОТКУДА...
Выживет СИЛЬНЕЙШИЙ!

Мое мнение - это книга которую читаешь не потому что тебе приятно либо очень нравится, а потому что в нашей человеческой природе есть что-то, что тянет нас к насилию, грубости, глупости, злорадству. Мы, конечно, в себе с этим боремся, но мы так слабы и эта борьба зачастую не приносит результатов...к сожалению.
Плюндель хрюн

Колесников

Читайте Андрея Колесникова!

За 2 дня проглотила 2 книженции из серии А. Колесникова «В. Путин. Кремлевские хроники»: «Элитное подразделение» и «Равноудаление олигархов». У меня их всего шесть. Еще: «Народное волнение», «Между Европой и Азией», «На войне как на войне», «Скованные одной цепью».

В кремлевских хрониках цепляет колесниковская легкая, ироничная подача. Любое протокольное событие подано настолько интересно, даже если само событие тянет на одно предложение. Колесников замечает и вытаскивает атмосферу, взаимоотношения Путина и окружения. Я всегда поражалась – ну бывают же провальные темы? Ну невозможно же с протокола постоянно вытаскивать интересное? Оказывается можно! И даже хочется быстрей попробовать также! Быстрей попасть на протокол и быстрей вот так по-колесниковски описать как господин Бакиев принял очередного заграничного премьера. Но. Я тут подумала: это ж как нужно любить своего президента, чтобы вот так доверительно писать о нем. Любить его как-то по-семейному, по-дружески, патриотично. И задумалась, а справлюсь ли?

P.S.

Колесников – журналист «кремлевского пула», ведущий политический обозреватель ИД «КоммерсантЪ».
- Победитель в номинации «пресс-элита» национальной премии «Элита» (2002)
- Награжден премией Союза журналистов России «Золотое перо» (2003)
- Номинант премии им. Сахарова «За журналистику как поступок» (2004)

Подскажите, пожалуйста

Прошу вашей помощи, уважаемые книгочеи.
   
Ребенку 13 лет, прочел много и читает много. В жанре фэнтези ему нравится Толкиен, Пратчетт, Лукьяненко (но не Чистовик!), Успенский, ну еще Басов со своим Лотаром, Пехов. И Стругацкие - читано-перечитано все.
Что бы вы еще посоветовали нам прочесть?
А то мы как ни купим, так потом не знаем, куда девать - то перепевы Толкиена на все лады, то попытки написать под Пратчетта. Результаты, как правило, не то что не радуют, а ужасают. 
Впрочем, как глянешь на книжном рынке на погонные метры книг, написаных некими трудолюбивыми пчелами, и понимаешь, что количество может перейти в качество только при наличии хотя бы зачатков этого качества в самом начале количества. 
Возможно, появились какие-нибудь новые имена? Или кто-то из давно пишущих издал что-нибудь новое и пристойное? 
Заранее благодарна.

P.S. Только не надо, пожалуйста, Панова с его тайным городом предлагать. Не котируется. И всяких первых-вторых-и-далее-по-списку правил волшебника. И Перумова.
nebra

Полина Осетинская "Прощай, грусть"

На днях увидела в библиотеке Альдебаран новую книжку «Прощай, грусть» Полины Осетинской. С трудом вспомнила,  кто она такая: (бывшая) девочка-пианистка-вундеркинд, блиставшая во время перестройки.

Музыкой с ней занимался ее отец, киносценарист по профессии. В школу девочка практически не ходила – некогда было. День был расписан по минутам, метОда называлась «дубль стресс»…

Потом дочка от папашки таки сбежала и в конце концов получила настоящее музыкальное образование, сейчас концертирует. А папаша  еще кого-то продолжает обучать. В книге приведены его письма к Полине, впечатление не слабое.

Не знаю, сама ли Полина написала книгу или это лит.обработка, но читается с интересом.

В общем, рекомендую.

 
котфиш

Юрий Алекссев "БЕГА"

Сочный язык, сравним разве что по своей сочности с "12 стульев" Ильфа и Петрова и то, перечитывая последних показалось, что они не на столько сочны, как Алекссев. Каждое предложение можно записывать в цитатник.
- "...ночью по крышам катались драные коты и грохотали так, будто они были в сапогах..."
- "...она любила вещи, как моль и никогда ими не насыщалась...
- "...фортуна бросает свои дары через друшлаг. Главное, попасть под дырку..."

Оказывается роман был написан в 60-е годы. Удивительно, но он остался настоллько актуальным, если наложить на совеременную действительность. Блеск!

Бернард Вербер

Прочитала "Империю ангелов".
Осталось легкое позитивное ощущение.... Книга понравилась.

Но не могу сказать что книга произвела на меня какое-то огромное впечатление... 
как иногда бывает когда ходишь под впечатлением от прочтения книги несколько дней....

Поделитесь своими ощущениями...

Может стоит прочитать другие произведения данного автора?

Спасибо

100 романов...

100 романов, которые, по мнению коллектива редакции «НГ-Ex libris», потрясли литературный мир и оказали влияние на всю культуру 

1. Франсуа Рабле. Гаргантюа и Пантагрюэль (1532–1553). 
Феерия душевного здоровья, грубых и добрых шуток, пародия пародий, каталог всего. Сколько столетий прошло, а ничего не изменилось.

2. Мигель де Сервантес Сааведра. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский (1605–1615). 
Пародия, пережившая на много веков пародируемые произведения. Комический персонаж, ставший трагическим и нарицательным.

3. Даниель Дефо. Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля кроме него погиб; с изложением его неожиданного освобождения пиратами, написанные им самим (1719). 
Предельно точное воплощение в художественной форме идей гуманизма эпохи Возрождения. Беллетризованное доказательство того, что отдельно взятая личность имеет самостоятельную ценность.

Collapse )
 

Исаак Башевис Зингер

Исаак Башевис Зингер в своих произведениях показывает мир на грани катастрофы. Война начинается с сомнений в душах персонажей, постепенно выходя за пределы человека и мира. С детства этот автор подслушивал из-за двери яростные споры о теории познания. В семье существовала раздвоенность, которая впоследствии определила судьбу писателя. Его отец был суровым раввином и мистиком, а мать непреклонной рационалисткой.

Глубинная тема – отношения Бога и Человека, поэтому в произведениях присутствует моральный эксперимент, для того чтобы понять причину смерти и рождения. В произведении «Шоша» главным героем является писатель (Ареле), воспитанный в религиозной семье. Взрослея, он теряет веру, всё больше запутываясь в собственном мироощущении. Автор не предлагает путь спасения или путь окончательной потери, они  похожи друг на друга, и оба неизвестны. Переплетаясь, эти дороги будто бы ведут в одну сторону. Главный герой решает идти назад, вернуться к тому времени, когда мир был более ясным и светлым, встречая подругу детства (Шошу), которая, заболев, осталась, словно такой же, как была. Но сам Ареле измениться не может, и, возвращаясь, привносит разрушительные следы в мир Шоши.

В романе-саге «Семья Мускат» описано ослабление влияния хасидов на молодёжь. Ускользающая вера ведёт к агрессии, молодые герои злятся, по большей части на самих себя. Человек из старшего поколения, Копл, тоже чувствует, как разрушается его душа. Он уезжает в Америку и возвращается, словно обезумевшим, окончательно запутавшимся. Герои Зингера ищут свой дом, постоянно убегая, являясь «метафористическими кочевниками». Они не понимают где заканчивается правда и начинается ложь.

«Когда я был мальчиком и рассказывал разные истории, меня звали лгуном, – вспоминал Зингер в одном интервью через несколько лет после получения Нобелевской премии. – Теперь же меня зовут писателем. Шаг вперед, конечно, большой, но ведь это одно и то же». «Если опытом не делиться, то кому этот опыт нужен», – заключил писатель.
Произведения Зингера глубоко мистичны, и в то же время рациональны, прекрасны, но апокалиптичны. «Вызывают ощущение страшного волшебства, магии», как делился в одном из интервью поэт Бахыт Кенжеев.
фак ю

ПОСПОРИМ?

Уважаемые, помните, как в своей великолепной книге "Невыносимая легкость бытия" М. Кундера вложил в уста героини Мари-Клод следующую парадоксальную фразу:
"КНИГИ ДЕЛЯТСЯ НА ДНЕВНЫЕ И НОЧНЫЕ", то есть есть книги, которые можно читать только ночью, либо только днем. В качестве примера она (Мари-Клод) приводит Стендаля. Что ж соглашусь на счет этого автора, как и в своей уверенности, что русский младосимволизм есть книги дня.


А какие на ваш взгляд книги можно читать только ночью или только днем? ;)
_Cat.MeLove

Прочтено: Сесилия Ахерн "P.S. Я люблю тебя"

  Бывают книги, которые читаются залпом, на одном дыхании.. А бывает и наоборот, что сюжет книги вроде и интересен, но написано просто ужасно.. У меня возникает ощущение, что я читаю сценарий к фильму - сухой и абсолютно не литературный, который подразумевает ещё и игру актеров, красивые пейзажи и прочую мишуру, которая радует глаз. В книге всё это отсутствует вообще - только факты.. "Проснулась, почесалась, попила кофе, ужаснулась бардаку в доме и опять уснула, проснулась, поговорила по телефону (далее телефонный разговор в ролях), опять поспала, во сне почесалась" - вот и вся книга. Задумка классная: умирает любимый муж, оставляет жене письма, которые та открывает в течении какого-то времени после его смерти - тут ведь можно развернуть такую драму, что закачаешься.. Вот я и впечатлилась аннотацией, а также фактом экранизации романа Сесилии Ахерн "P.S. Я люблю тебя", что купила книгу с обложкой под постер от кинофильма.
  А в итоге одно лишь разочарование, слог автора поражает своей скудностью, неожиданностей в книге нет вообще, герои все плоские и невыразительные, диалоги скучны и одинаковы, предсказуемость сюжета заставляет откладывать книгу "на потом", в надежде на то, что появится то нудное состояние, когда подобную книгу читать будет как раз в настроение. Я даже смело могу привести аналог подобной литературе в России - это Оксана Робски со своим "Casual", где героиня живет себе поживает, о деньгах только задумывается, постоянно вздыхая, что они заканчиваются и надо бы найти работу, но так и не вылезая из кокона собственного отчаяния, в который самостоятельно сама себя и загнала. Эдакая беззаботная жизнь, причиной которой является трагедия. Жизнь без работы и увлечений, зато с отпусками, выпивкой и дружескими тусовками. Пропаганда аморфной жизни для нынешней молодежи и мануал по отчаянью для всех, "кому за 30"..
я

Арсений Березин. Пики-козыри (Картинки из рукава)

Первой за книгу взялась жена. Я не люблю, когда мне без конца читают вслух, поэтому не без борьбы овладев изящным томиком в матово-коричневом переплёте, взял его с собой в самолёт, где и прочитал одним духом от корки до корки. В триста с небольшим страниц уместилась долгая, насыщенная событиями и встречами жизнь крупного учёного, физика-ядерщика, принимавшего участие в создании водородной бомбы; знатока истории и литературы, переводчика-синхрониста международного класса, свободно владеющего несколькими языками; почётного гражданина двух американских городов, незаурядного спортсмена-фехтовальщика, человека, дружившего с Иннокентием Смоктуновским, Людмилой Белоусовой и Олегом Протопоповым, Жаклин Кеннеди. Лёгкое и безупречное владение пером позволило автору с тонким юмором и без излишнего детализирования отразить на страницах книги драматические коллизии, интереснейшие характеры, а главное - бесценный жизненный опыт.

Издательство "Пушкинский фонд", Санкт-Петербург, 2007
Адрес издательства: Набережная реки Мойки, 12

Иван Кулаев, свидетель эпохи

 

Хочу предложить вашему вниманию очень простую книгу.

Вам не придется вникать в проблемы душевнобольных или наркоманов.
Вам не придется ломать голову, расшифровывая символы и аллюзии фэнтези. 
Вам не придется завидовать (возмущаться, презирать – подчеркните нужное) роскоши гламурных нуворишей.
Максимум, что вам придется сделать – это сравнить карты Восточной Сибири, Китая и Манчжурии начала века и современные. Если вы очень любознательны. Но вполне можно обойтись и без этого.

Это разумный рассказ разумного человека о разумном отношении к разумно прожитой жизни.

Collapse )

В столице Зазаманки

Для разнообразия решил прочесть что-то от “древних”. Взялся за “Парсифаля” Фридриха фон Эшенбаха не потому, что мне хоть сколько привлекает герменевтика, а так - для полноводия ощущений. Далек “Парсифаль” от моих нынешних вкусов, но литература для меня сродни кулинарии. Не все же время красную икру c абсентом кушать, хочется иногда сала с селедкой. Рыцарский роман в стихах оказался довольно увесист, хотя читал сокращенную в 350 страниц версию. На самом деле, он - гораздо больше.

С постсовременной колокольни в романе – нет ни психологии, ни сюжетной целостности, ни мотивировки поступков. Например, Парсифаль видит капли крови на снегу. Это рождает у него милые воспоминания об оставленной любимой жене Кондвирамур. Ностальгия рождает сон. Так он в доспехах, с торчащим вперед копьем, и стоит болезный посреди заснеженного леса. Один за другим из свиты короля Артура выкатывают в лес паладины. Каждый - бесконечно прекрасен. Что-то наподобие: “Герой вдевает ногу в стремя, он полон ярости святой. сверкает брамица. На шлеме пылает якорь золотой”. Каждый герой воспринимает молчание спящего Парсифаля как смертельное оскорбление. Ну, и раз