February 2nd, 2008

Всем, кто еще верит в Любовь...

http://lib.ru/INPROZ/UOLLER/mosty.txt
Почла на днях Мосты округа Мэдисон - Роберта Уоллера, просто потрясло, невозможно было удержаться,чтобы не порекомендовать в это сообщество, потому как сама тут находила много интересного и стоящего! Пришла моя очередь советовать вовсе не профессиональную литературу, а просто одно из лучших произведений о Настоящей Любви, глубокая психологическая драма о четырех днях в жини, которые не забываются никогда. Посмотрела кино-версию с последним ковбоем Клинтом Иствудом и Мерил Стрип, той в чьем сердце есть место танцу. Это навсегда останется символом того, что я понимаю, но выразить никогда не смогу, и фильм тоже после прочтения книги остался лишь молчаливым подтверждением тому.
  • lunlux

Чтение

Привет всем любителям литературы.

У меня есть такое наблюдение: Мне больше всего нравится читать в общественном транспорте, либо в ванной. В других условиях не читается вообще.



Т.е. можно поудобней устроится, взять хорошую книгу, но... что-то не так... эффект не тот.

А как и при каких условиях вы читаете? Может что-то для себя подчеркну.

Помогите вспомнить детектив

        Читала когда-то давно ( году так в 92-м) в библиотеке, меня выгнали и не дали дочитать (сказали, еще слишком мала читать такое) :).  Сюжет смутно помню: в театре во время спектакля один персонаж стреляет в другого, а ружье (или револьвер) заряжено настоящими пулями... Человек умирает. Еще там какие-то трудные любовные выяснения перед спектаклем...
Детектив точно зарубежный, в классическом стиле,издан, наверное, в 80-х годах. К сожалению, ничего больше вспомнить не могу, кроме того, что мне он показался потрясающе интересным и написанным хорошим языком.
zhen
  • zhenyam

"Гэм" Ремарка

Довольно долго не решалась перечитывать, чтобы как раз вспомнить, читала ли я. Смутные воспоминания описаний Вьетнама и Луксора. А эти картинки в воображении вновь возникли на том же самом месте.
"Сидя перед зеркалом, Гэм с восторгом рассматривала граненые флаконы из великолепного хрусталя, внутри которых опалом и рубином искрились какие-то жидкости. Матовые коробочки с пудрой таили в себе бархатистое содержимое, мягко рассыпавшееся меж пальцев. В плоских склянках блекло мерцали кремы, а в широких чашах была налита терпко пахнущая вода. Рядом, на медных подставках, лежали палочки сандалового дерева и курительные свечи.
Блестящие оконные стекла отбрасывали в зеркало широкую волну света. Она разливалась по низкому туалетному столику, перед которым на японский манер, на подушке, расположилась Гэм."

Этот роман - один из самых необычных в творчестве Ремарка. Мало того, что в нем необычный стиль, но все же, узнаваем. Так еще и совершенно невозможные описания природы. Столько красок и света в произведении, как ни в каком ранее, или позже. Странно, что он никому не посвящен. Потому что он очень уж выбивается из ряда тех книг, что создал автор.
Collapse )


"Когда же он явился снова, Гэм была другая. Она играла с ним, на миг отрешенно касалась ладонью его плеча, чуть потягивалась от его слов. Он сразу это почувствовал и энергично пошел на приступ во всеоружии ослепительного обольщения. Она слегка отступила, не показывая своего превосходства, и задумчиво, с некоторым удивлением смотрела в пространство перед собой. Он решил, что слишком поторопился, исподволь начал новую атаку, взял ее в кольцо, словами сковал ее руки, обнес ее этакой стеной из нескольких точно расчитанных фраз, добавил толику настроения, рискнул сделать еще шаг, почувствовал, как она послушно следует за ним, вообразил, что поймал ее, ринулся вперед, вдруг заметил, что она ускользнула, и уже не мог сдержаться, заревел, зарычал, покоряясь, выплеснул ярость под восхитительно озадаченным взором Гэм, судорожно изобразил напыщенную улыбку - "Великолепно, мадам!" - и хлопнул дверью"

читайте, особенно, любители Ремарка - новый оттенок в его творчестве.
zhen
  • zhenyam

"Театр" Моэма

на обложке написано - самый известный роман Моэма.
Мне казалось, это "бремя страстей человеческих", хоть он и перекликается со Стендалем.
"театр" же мне напомнил пару-тройку книжек, с аналогичными сюжетами, только там были киногерои.
Очень тонко и так захватывающе написано, что невозможно оторваться. "Весь мир - театр, и люди в нем - актеры". Когда-то созданная фраза, с успехом обыграна в этом произведении, она так убедительна, что невозможно с этим спорить.
Collapse )


Увлекает и захватывает.
reading avatara
  • netdogg

"Осмотр на месте", "Мир на Земле", С. Лем

Столкнулись две версии Блага...

Оба романа Станислава Лема не зря объединены издателем под общей обложкой. Оба о приключениях Ийона Тихого, оба о попытках прояснения человечеством предыстории и настоящего двух внеземных миров, каждый из которых по-своему выбрал ненасилие. Один - живых негуманоидных существ, другой - мертвой природы, некросферы. Один опасается всякого внешнего влияния, в частности, человеческой цивилизации, чья история выпачкана в крови и войнах. Второй - сам порожден ею в далеком альтернативном грядущем. Порожден достигшей предельного состояния нашей гонкой вооружений.

И тут, и там читатель с удовольствием погрузится в разнообразные мысленные эксперименты над нами самими. Автор помещает человека среди прошедших казалось бы совершенно те же, что и мы, уроки времени существ. Однако существ, извлекших из них отличные истины. Цивилизация, с реалиями и мифами которой познакомится Ийон Тихий в ходе дипломатической миссии, поделится совершенно отличными взглядами на моральное и нравственное, на должное и недолжное. Закономерная составляющая для творчества польского фантаста-философа, который снова и снова задаст неудобные вопросы ревнителям нравственности homo spaiens. Возможно, им придется поморщиться от идей, ведущих per viscera ad astra (через утробу к звездам), но во всяком случае призадуматься даст повод: коли мы окажемся (или оказываемся) неодиноки во Вселенной, цена наших великих постулатов о чистоте и греховности, благородстве и низости на межцивилизационном рынке ой как резко снизится. Тем временем во втором романе, "Мир на Земле", Станислав Лем предложит нашему вниманию иной сценарий эволюции насилия, против нашей, людской, "шерсти", так сказать. Близкий открывшемуся в первом произведении, но иной, от того не менее захватывающий.

А на фоне этого, в ткани происходящего умелой рукой засеребрятся многочисленные нити вопросов к месту и не только, размышлений о чем-то отвлеченном и таком важном, непосредственно важном - для мира уже за пределами машинописных страниц. 

Книги Ромена Гари

 Своеобразный юбилей. Ровно 5 лет назад мне в заснеженную столицу европы привезли из Москвы книгу Р.Гари "Воздушные змеи". Это была моя первая встреча с невероятным французским русским писателем, всю жизнь считавшим себя сыном Ивана Мозжухина, того самого, с которого Ахматова писала "Сероглазого короля".  С тех пор читаю все, что попадается под именами Гари и Э.Ажар - это один и тот же человек.
Следующие книги его/их - просто a must:

"Обешание на рассвете". Автобиографическая книга, не столько о себе , сколько о матери-эмигрантке, несостоявшейся русской актрисе, которая намечтала ребенку будущую жизнь, а он всего этого достиг. Блестящая вещь.

"Воздушные змеи". История жизни оккупированного французского городка во время WWII. Лишения их типа отсутствия шоколада смешны для русского человека, на перепетии жизненных историй очень забавны, особенно впечатлила история аристократки Эстерхази...

"Чародеи". Фантастически смешная и грустная история семьи итальянских авантюристов в екатерининской России.

"Вся жизнь впереди"(как Э.Ажар). История пережившей ужасы войны еврейской женщины и ее приемного сына -араба в Париже 50гг. Невероятный образец убийства словом отца ребенка, пожелавщего его забрать.

Приятного вам чтения - не пожалеете!
  • Current Music
    Hier Encore, Danny Brillan

Самая-самая худшая книга

Какие киниги у вас вызывали отвращение и желание плеватся?это не обязательно книги в мягких обложках, вроде Донцовой и Марининой,а проверенные времен,насчет которых устоялось мнение как о великих книгах, и авторитет автора ни у кого не вызывает подозрений.У меня к примеру это Г.Гессе "Степной волк"и Д.Фаулз "Коллекционер".