January 29th, 2008

me

Роса Монтеро "Дочь Каннибала"

Роса Монтеро
«Дочь Каннибала»
Пер. с исп. Н.Малыхиной
М.: «Иностранка», 2006

Роман был признан самой популярной книгой года в Испании. Если такая книга становится самой популярной – замечу, не самой лучшей, а именно самой популярной, – то испанской книжной ситуации можно позавидовать. У нас-то самым популярным становится, как правило… Но не о нас речь.

Collapse )

непонятное

Читаю автобиографию Т.Окуневской "Татьянин день" из серии "XX век".

Впечатления неоднозначные. Обычно, читая мемуарную литературу, проникаюсь явной симпатией к автору. Так было, например, с Алисой Коонен.
Но здесь... Поймала себя на том, что появилась неприязнь... и растет от страницы к странице... Что это?! Почему так? Не понимаю. Но чувствую сильную фальш.

Даже неловко. Стараюсь смотреть ЕЕ глазами, изучила ее фильмографию, нашла воспоминания о ней других людей... Почитала Р.Литвинову, писавшую и снимавшую об Окуневской...

Но неприязнь растет. И я - оторопевшая от этого чувства. нЕ могу с ней справиться - становится неприятно читать...

У вас такое было когда-нибудь?!

(no subject)

Уважаемые читатели,

Подскажите, пожалуйста, есть ли книги о пьяницах, запоях и на тому подобную тематику, достойные внимания? Это может быть и документальная литература. Никогда не читала ничего подобного, вдруг захотелось.  

Спасибо!
tea
  • xeitell

ричард хэлл "погнали"

здравствуйте
читавшие, раскажите, пожалуйста, есть ли что-нибудь сравнимое по содержанию с этой книгой. я не знаю, как правильнее объяснить: меня интересуют не столько книги про наркоманов/музыкантов, мне важно, чтобы был похож стиль, похожи характеры.. как-то так.
#1Renton

(no subject)

поспорили тут на днях с приятелем о классификации романов и путем долгого умствования решили, что помимо прочих существуют
роман идей (тут сразу же на ум приходит ФМ, да и более точный пример вряд ли можно привести)
роман действий ("Мертвые души" мб?)
и визионерский роман (те же "Бесы", с некоторой натяжкой + антиутопии - Хаксли, Оруэлл, Замятин)

вопрос - мб кто-то из сообщников читал книгу, где счастливым образом сочетались бы (пусть и не в равных пропорциях) признаки трех означенных выше; и да, если кто-то расширит и дополнит списки примеров - буду весьма признателен)
ha-ha

Эфраим Севела "Моня Цацкес - знаменосец", или "Я тебя прошу как еврей еврея" (с)



Эфраим Севела - автор, которого я нашла для себя не сразу.
Мне его посоветовали, когда я лежала в больнице. Тогда я тщательно записывала за моей соседкой все, что она говорила, чтобы в дальнейшем использовать этот драгоценный материал для написания рассказов.
Евгения сказала, что Эфраим Севела мне обязательно должен понравиться.
Я записала его в тетрадь, туда же, куда записывала за соседкой, на слух: "Ивраил Севеела: Моня Цацкец - знаменосец". "Знаменосец" - единственное, в чем я не сомневалась, когда записывала :)
Вчера нашла эту книгу и уже сегодня поглотила ее.
Я в восторге!!!!!!!!!!!!!!
Более чем.
Тонкий, деликатный, но очень меткий еврейский юмор, направленный не на кого-то, а "вообще". Юмор мировой и добрый. Читая, улыбаешься. Не гогогешь, как психбольной (хотя иногда прорывается), а именно улыбаешься.))
Великолепный язык, бьющие наотмашь сравнения, диалоги в стиле "Стой там, иди сюда"...

Я не то, чтобы рекомендую. Я настаиваю, чтобы вы прочли это!!!! Настаиваю!!!

"Bel ami" - история одного негодяя.

И все-то есть у Жоржа Дюруа: и красота, и статность, и цели, -  а денег нет. Положения в обществе,  которое на них можно было бы купить, впрочем, тоже нет. Волей милостивого Случая герой встречает своего приятеля на улице, который и приводит его в редакцию газеты "Французская жизнь", ставшую взлетной полосой для Жоржа. Жорж Дюруа, он же Милый друг, он же  барон Жорж Дю Руа де Кантель, редактор "Французской жизни".  Удивительная карьера, не правда ли? Милым другом его стали называть очарованные особы женского полу. Женщин в романе много. Даже там, где их вроде бы нет. В сравнительных оборотах, например.  Дамы пишут статьи, участвуют в политической жизни страны, иногда бывают страстно влюблены. Но не с их помощью делает карьеру Дюруа, а с помощью силуэтов, на которых крупными буквами выведено слово, обозначающее их назначение. "Где же тут люди? и кто из всех героев гаже?" - два вопроса, которые волнуют на протяжении  романа. Всем этим госпожам и господам не хочется сочувствовать и сопереживать. Они считают друг друга подлецами, крутят романы с чужими женами и мужьями, а потом не гнушаются сидеть всей компанией за одним столом, а еще прощают побои и возобновляют связи прямо на свадьбе.
Что же в этом романе подлинное, кроме низости? Страсть госпожи Вальтер к Жоржу, разрушившая ее жизнь, да , пожалуй, картина "Иисус, шествующий по водам". Но и тут все указывают на внешнее сходства Христа с Милым Другом. И он такой не один, нет.  Некто Жан Ледоль под чутким руководством бывшей жены Дюруа начинает свою карьеру, пописывая статейки. Интересно, сколько же их еще?
В красном

Хорошие книги советских времен.

Здравствуйте!
Обращаюсь ко всем, кто любил и любит отечественную литературу советских времен.
Думаю, у многих из нас есть книги, попадающие под данное описание, но которые или незаслуженно забыты, или просто малоизвестны, но которые Вы очень любите, которые Вам дороги.

Мне, пожалуй, в голову сразу приходят следующие:
Ю.Герман "Наши знакомые" (помимо его более известной трилогии)
И.Эренбург "Буря"
Ю. Слепухин "Киммерийское лето" (и др.)
Собко "Стадион".
Все эти книги очень люблю и жалею, что они не периздаются.

А что бы Вы вспомнили в первую очередь?

UPD: Большое спасибо за то, что вспомнили еще одну, очень любимую мной, книгу, точнее, дилогию - Н.Артюхова "Светлана", "Мама"!!! Совсем-совсем неизвестна и тем более - забыта((
paranoid park

Куприн "Поединок"

Одна из самых сильных и ярких книг русской литературы! Читая ее, понимаешь, что проблемы нашей армии уходят глубокими корнями в века. Здесь поднимаются не только вопросы непроглядного солдафонства, но и проблемы взаимоотношений человека и человека, двух любящих людей, идея бога и просто человеческого счастья...

Безысходность происходящего может сравнится с гротескностью произведений Кафки, за тем лишь исключением, что она реалистична. Если Кафка показывает внутренний мир человека в окружении "чужих людей", то у Куприна обнажается тягучая действительность. Странно, за фигурой Ромашова я часто угадывал себя и это тот случай, когда героя не выбираешь, а скорее соотносишь себя с ним. С пустяшностью своих проблем на фоне чужого горя, пустым фантазерством и порой позерстом. Еще эта книга напомнила мне произведение одного современного писателя - Алексея Иванова "Общага на крови". Та же деградация человечности в условиях ограниченного пространства, та же гадкость происходящего с попыткой "светлого конца". Да и "характеры" некоторых персонажей можно соотнести.

В заметках Паустовского о Куприне, что он "был замечательным знатоком,
великим жизневедом... Можно открывать наугад том за томом сочинения Куприна и в каждом рассказе находить россыпи глубоких и разносторонних знаний", можно считать лучшей характеристикой этому писателю.