November 26th, 2007

Book II

Что хотел Тео Форж?

Давно прочитала книга Лены Элтанг «Побег Куманики». Очень понравилось. Прочитала, открыла с начала и снова прочитала, уделяя внимание ускользнувшим ранее деталям, восстанавливая запутанную логику, выстраивая новые цепочки разгадки... У меня так и осталось неразгаданным заветнео желание Тео Форжа. Сколько уже времени прошло, а я все возвращаюсь мысленно к книге. Снова пролистала записки Тео Форжа,пытаясь понять, чего же он хотел больше всего на свете. С остальными все ясно. Мальчик посмотрел в глаза Ангела :))) А что хотел Тео Форж? Ответа не нахожу, а то, что придумывает мое воображение как-то не очень меня устраивает... Неужели он все-таки стал "кем-то другим"? Кем? Почему авторство комментариев к книге подписаны Форжем? Или он, вообще, стал Мозесом?

Уважаемые читатели, поделитесь, пожалуйста, своими догадками? :)
  • Current Mood
    thoughtful thoughtful
  • drevo_z

(no subject)

 
Уважаемые книгочеи!
В разговоре с друзьями возник вопрос о самых запомнившихся, тронувших душу эпизодах в литературе.
Среди многих других у меня, например, это сцена перед самоубийством Анны Карениной. Когда на вокзале ей все кажутся уродливыми, отвратительными. Мне это описание кажется гениальным.
Спрашиваю из чистого любопытства. Не могли бы вы сказать, что и в какой книге более всего задело вас?
Профиль

Щукинск и города

Заставил себя в виде исключения прочитать современный роман. На удивление неплохо. Для разнообразия попытаюсь написать что-то вроде рецензии.

Книги «о жизни» за последний десяток лет куда-то пропали, она менялась слишком быстро и авторы не успевали сами ее понять, не то что поделиться пониманием с другими. Стоит понять один уже прожитый год и замечаешь, что новый уже на него совершенно не похож, история поворачивает в другую сторону, а вчерашнее откровение сегодня превращается – в воспоминание. В таком случае, лучше писать литературу, которая не описывает, а отвлекает, позволяет вынырнуть из проклятого круговорота  нестабильности: в фантастику, в прошлое или даже в мир сплошного ужаса. Сейчас, к худшему или к лучшему, но жизнь немного притормозила, и многие авторы взялись описать пережитое прошлое и наступившее «сегодня». О чем давненько хотелось прочесть.

Именно этому посвящена попавшаяся мне книга «Щукинск и города» Некрасовой, удивительно добротный и легко читающийся роман. Он написан по достаточно стандартной, «классической» схеме: одна из российских семей, разбросанная эмиграцией по обе стороны Атлантики, живет, страдает и ищет смысл своей жизни и смерти. Замах казалось бы очень большой, но Елена Некрасова успешно справляется с ним, не превращает роман в трудночитаемый авторский монолог или мистический триллер. Герои говорят с читателем на его языке, и текст читается достаточно легко, автору удалось даже избежать вечной проблемы современных романистов, связанной с написанием диалогов. У Некрасовой они содержательны уместны и кажутся достаточно живыми.

С другой стороны в «Щукинске» не встретить непременного атрибута нынешней прозы – актуальных откровений. Вот вам, читатели, «рейдер», вот «олигарх», а вот «гастарбайтер» - все те о ком сейчас пишут газеты и говорят телевизоры. «Щукинск» же - роман о «маленьких людях», в какой-то степени типичных проблемах, радостях и событиях. Фермер из Канзаса, ведущий в Интернете провокационные блоги, американский масон, девушка из провинциального Щукинска, мечтающая о поступлении в московский университет... даже умершая актриса. Все он задаются одним и тем же вопросом: зачем? Зачем мы живем, дышим, преодолеваем трудности, обитаем рядом с теми, кто нас не любит и расстаемся с единственно близкими нам людьми? Действие развивается словно под знаком этого висящего на заднем фоне безответного вопроса.

Автор категорически не признает внешних условий, мешающих человеку жить так, как он хочет и заслуживает. Перед нами проходят Нью-Йорк и маленький Булспринг, Одесса и провинциальный Щукинск. Нигде герои не находят своей обетованной земли, написанного на стене смысла жизни, или, если угодно, самих себя. Всюду жизнь по сути одинакова, порой на смену одних проблем приходят другие, кажущиеся экзотикой в другом полушарии, а что-то остается одинаковым за всеми границами: одиночество, бедность, безответная любовь.

Роман подчеркнуто достоверен, черты быта украинской провинции, американской фермы или русской общины в Нью-Йорке узнаются без труда, и лично у меня не вызывают никаких сомнений и нареканий. Автор пишет о том, что знает в достаточной мере, и узнавание некоторых забавных реалий и знающего человека вызывает улыбку и доверие.

В общем, как ни странно это звучит, книга имена такая, какую мне хотелось прочесть. Социальная проза с должным философским наполнением, которую с чистым сердцем рекомендую любому интересующемуся читателю.

nauka

закрома

В процессе поиска материала частенько нарываюсь на электронные библиотеки с научным и околонаучным контентом. Скопилось этих ссылок уже порядочно, вот и решил систематизировать, да поделиться с Вами, многоуважаемые.
Да и в комьюнити этом частенько задаются вопросы по поиску специализированной литературы. На сколько этот пост соответствует тематике сообщества решать модератору, а я рискну ;)
Материал, конечно не самый необходимый, но порой очень даже полезный.Collapse )
Словно ангел
  • giof

(no subject)

Уважаемые сообщники!
Ищу стихотворение. Сразу оговорюсь, что не помню ничего, кроме строчек:
"Листья, листья! Вы зачем же облетели?
В лица злится свист судьбы или метели?
Не укрыться, не припасть к траве под снегом.
Ветви-спицы, да неласковое небо."
Да и за их точность не ручаюсь. Есть смутное чувство, что это песня из какого-то кинофильма, но из какого - не знаю.
Помогите вспомнить.
Заранее спасибо!
Питерbook

Чарльз Де Линт. Волчья тень.

Чарльз Де Линт. Волчья тень.
СПб.: Азбука-классика, 2007

С некоторой опаской раскрывала я эту книгу – рецензент из журнала FANтастика положительно утверждает, что «Волчья тень» – не лучшее творение де Линта и что знакомство с Ньюфордским циклом однозначно следует начинать не с него. Да и вообще, жестковато.

В одном я согласна: Ньюфордский цикл действительно лучше открывать для себя с рассказов – «Городские легенды» и «Блуждающие огни». Однако «Волчья тень» для поклонника творчества Чарльза де Линта и особенно Ньюфордских историй – едва ли не лучшая вещь.

Она почти целиком посвящена любимейшей героине де Линта – художнице Джилли Копперкорн. Кое-что о судьбе Джилли уже известно из рассказов, но здесь мы остаемся с ней наедине на пятьсот с лишним страниц.

Джилли попадает в аварию. Она лежит в больнице, наполовину разбитая параличом. Да еще кто-то неизвестный забрался в ее дом и уничтожил все ее картины с фантастическим сюжетом. Пропали эльфики, гномики и прочие чудесные существа. А у Джилли не работает рука, так что вряд ли она сможет когда-либо восстановить утраченное. Вот так все плохо.

Попутно выясняется, что действовал некий «темный двойник» Джилли. Женщина, внешне очень на нее похожая – и с такой же «энергетикой». Кто же это, черт побери?

Тем временем Джилли предпочитает безотрадному существованию Сломанной Девочки путешествия по стране снов.

Ах, эта страна снов! Там живут и волшебные существа, и всякие индейские духи, и те, в чьих жилах есть древняя кровь – см. одну из самых чудесных книг де Линта «Покинутые небеса», – и некие Эдар. Эдар – те, кого придумали писатели или художники. К Эдар настоящие волшебные существа относятся с пренебрежением, потому что по мере того, как текст (картина, фильм) забывается, Эдар бледнеют и исчезают. Джилли, к примеру, общается со второстепенным персонажем забытой книжки, причем, никто уже не помнит, кто был главным героем и в чем там вообще дело! – Чем не тема для отдельного произведения?

Но «темный двойник» Джилли проникает и в страну сновидений и обретает там облик кровожадной волчицы...

Мне приходилось говорить, что де Линт по-девчонски беспомощен в изображении крутых бандитов. Но вот когда речь заходит о насилии над детьми, о «белой швали», о пьющих матерях, бездомных детях, малолетних проститутках – вот тут он поразительно убедителен. Либо у него есть близкая подруга, пережившая нечто подобное, либо он – очень хороший социальный работник, либо (и эта мысль мне ближе всего) Чарльз де Линт на самом деле – девочка из неблагополучной семьи. Ну не верю я, что эти книги написал мужчина!

Джилли Копперкорн встречается со своей «темной половиной». Мы не знаем, сумеет ли художница восстановить здоровье и написать новые полотна взамен утраченных. Но главное чудо состоялось: то, что старые советские журналисты назвали бы «эстафетой добра». В свое время Анжела спасла Джилли, Джилли наконец-то, пусть и с опозданием, спасла свою младшую сестренку Рэйлин (надеюсь, я не выдала тайны: знаток де Линта с самого начала книги знает, что это произойдет, ведь у де Линта иначе не бывает), а Рэйлин подхватывает Лиззи, случайно встреченную на большой дороге девочку из той же «белой швали»...

Старая телега мироздания со скрипом, с трудом, но все-таки катится дальше...

Елена Хаецкая

Эта и другие рецензии - на сайте журнала "Питербук"

ангел

Чайка по имени Джонатан Ливингстон

Чайка по имени Джонатан Ливингстон Баха.
Встречала как минимум три перевода: Шишкин, Родман, Сидерский.........

Если кто читал - посоветуйте лучший перевод, пожалуйста!
потому что классика она все таки классика.....

заранее спасибо.
  • ionina

(no subject)

Подаскажите, пожалуйста, книги, в которых описываются эффекты от наркотиков. "Страх и ненависть" и "На иигле" знакомы :)
Особенно интересуют лсд-трипы.
Спасибо.

Новогодняя мечта)

Я точно знаю, какую книгу хочу на Новый Год - вот хоть самой садится и писать. Хочу книжку скандинавского автора, повествующую о современности ( 60е-2000е годы 20 века). НО! чтобы там при этом принимали активное участие персонажи скандинавского фольклора (гномы, эльфы, тролли - ну, вы знаете). Еще хочу, чтобы книжка была небольшая - страниц 250 как максимум. И не детскую сказку, а вполне себе взрослое произведение, подростковое, на худой конец.
Вопрос: есть у сообщников что-нибудь такое на примете?
половина меня

Штык. О книге Гальего "Белым по черному"

Рубен Давид Гонсалес Гальего. Белым по черному

Это не литература
Не важно как подобраны слова
Не важно как
Не важно
Эта книга не для того, чтобы прочесть, обсудить с друзьями, поставить на полку. Это - штык, нож, который автор вкладывает в руки читателя, не для того, чтобы этим штыком любоваться, а для того, чтобы им колоть.
Расколоть скорлупу привычного мирка.
Увидеть то, что рядом. 
Ужаснуться своему былому равнодушию.
Начать действовать.

Это автобиография написанная автором прикованным к постели ДЦП и проведшим всю жизнь в детских домах и интернатах. Но в этой книге совсем нет жалости к себе!

Я сделала очень мало. Я просто нашла больницу, недалеко от моего дома, где живут отказные дети, и стала их иногда навещать, и выделила в своём ежемесечном бюджете статью расходов на этих детей. Это бесконечно мало, но лучше, чем ничего.

Электронная версия здесь.