October 20th, 2007

me

Лукьяненко. Чистовик

Хоть здесь и писали уже о Чистовике, позвольте и мне высказать свое ИМХО.

Мне нравится Лукьяненко. Особенно на фоне многочисленной современной фантастики. И честно говоря я не понимаю почему многие русские ругают его, или пытаются сравнивать со Стругацкими, Стругацкие писали в другое время и в другой стране, и фантастика их другая.

Но не будем отвлекаться. Первая часть Черновик - мне очень понравилась - этакая динамичная фантастика , описание новых миров (строения миров) , что у Лукьяненко очень хорошо получается. Чистовик - продолжение и конец книги, по сути Черновик и Чистовик - это одна книга, и на мое скромное ИМХО, лучше была бы одна большая книга - чем две средние по обьему. Роман бы только выиграл от этого. Почему,? Опять таки, Чистовик на фоне многих других книг - очень хорош, на фоне же Чистовика - я лично ожидала большего.

Collapse )
Сумируя - основное отрицательное впечатление происходит из наших ожиданий, на самом же деле книга хорошо написана, захватывающа и интересна.


P.S все выше написанное мое субьективное ИМХО.
In love

Януш Вишневский "Повторение судьбы"


В наше время очень трудно ходить в книжный магазин, потому что их полки забиты всевозможной бульварной литературой, над которой читателю не нужно задумываться – просто перелистывать страницы, и которая из-за этого пользуется колоссальным коммерческим успехом. Поэтому так приятно в стопах ненужного хлама откапывать настоящие «жемчужины» современной литературы. Одним из таких приятных открытий для меня несколько лет назад стал Януш Вишневский со своим романом «Одиночество в сети». Я рыдала над каждой страницей, не в силах поверить в то, что мужчина на столько глубоко смог заглянуть в душу женщины. После моего столь успешного знакомства с этим писателем, я пыталась найти еще произведения его авторства, но все безуспешно. Пришлось ждать. И вот свершилось – роман «Повторение судьбы».

Collapse )

Колин Баттс "Ибица"

Проблема такова: один молодой человек любит "Ибицу "Баттса. Что можно подарить ему из книг, подобного типа. Сама данное произведение не читала, поэтому потерялась=)
океангел кокетливый

Филип Дик "Помутнение".

Эта книга – «обратная сторона луны». Можно сказать, что ее сюжет это еще один путь героев Томпсоновского «Страха и отвращения в Лас-Вегасе».

Маленькие дети – дети.  Они  «веселы, бесхитростны и бессердечны» (Дж.Барри «Питер Пен»), только тогда они могут попасть в чудесную, несуществующую для взрослых обывателей, страну Нетландию. Молодые ребята у Филипа Дика оставались таковыми (исключая бессердечность), уже давно повзрослев. Однако если ты пытаешься в себе сохранить беспечное состояние слишком долго и искусственным путем, таким как излишне частый прием наркотиков, то из веселого бесхитростного и бессердечного ребенка становишься инфантильным и придурковатым полувзрослым.  В итоге, в неверных поисках своей собственной Нетландии «выгораешь» изнутри от стимулируемого постоянного пожара.

 У тебя уже и не остается времени вырасти окончательно. Потому что жизнь наркомана – такая же, как обычного человека, но все происходит гораздо быстрее, все процессы. Возмужание. Старение. А потом – логически следующая смерть. Иногда – реальная, иногда  смерть внутренняя. Человек становится живым трупом, передвигающейся оболочкой лишенной не только личности, но и души, съеденной сорняком.

Наркотики – маленькие неприметные симпатичные цветочки, своей массой заполоняющие, в итоге,  все предоставленное пространство. По сути - психологический и эмоциональный сорняк, появляющийся и растущий в той душе, где много свободного места. И чем его больше – тем гуще сорняк. Иллюзия насыщенности – ни что иное, как замена пустоты. Это растение, душащее полезные злаки, если они еще остались. Злаки – те самые  библийские  зерна, попавшие в разные по плодородности душевные почвы.

 

Читать всем, кто любит такие книги – программная контрлитература, наравне с Берроузом. Здесь сказано все, что надо было сказать о наркотиках.

Иголки

Для души

Попытался вспомнить 10 самых веселых (ну, не в смысле похохотать, а для радости душевной) книг, когда-либо мною читанных.
1. Суер-Выер. Юрий Коваль. (Это вне конкуренции. Меркнут даже «Приключения Васи Куролесова», «Самая лёгкая лодка в мире» и другие шедевры того же автора).
2. Винни-Пух. В переводе Заходера. (Книга далеко не только детская, идеальная для перечитывания вслух теми, кто понимает).
3. Золотой теленок. 12 стульев. (Интересно, что авторы, как сейчас выясняется, писали самую что ни на есть конъюнктурную «политически выдержанную» сатиру. И всё равно получилось гениально).
4. День творенья. Владимир Краковский. (Замечательная книга, вышедшая, наверное, в начале 80-х годов, почему-то с тех пор не переиздававшаяся).
5. Трое в лодке. Дж. К. Джером. (За исключением «путеводительной» части).
6. Командует парадом Дживс. П.Г.Вудхаус. (И другие опусы о Дживсе, лучше в переводе И.Бернштейн).
7. Денискины рассказы. Виктор Драгунский. (Больше всего получал удовольствия именно от них, когда читал своей дочке).
8. Роль моей семьи в мировой революции. Бора Чосич. (Если кто не читал – это воспоминания о довоенном и военном югославском детстве, написанные как бы подростком совершенно неподражаемым стилем).
9. Реставрация обеда. Иржи Грошек. (Его же «Завтрак в тени некрополя», напротив, вогнал меня в тоску).
10. Беспросветный тупик. Филип Арда. (Самая неожиданная из всех симпатичных книг, которые я читал).
paranoid park

Зарубежная литература. Страна вторая.

Опрос на звание самого английского писателя, на мой взгляд, закончился.  С очевидным преимуществом им стал Чарльз Диккенс. Места в тройке заняли Оскар Уайлд и Агата Кристи.

Огромное спасибо всем принявшим участие.

Для меня данный исход стал крайне неожиданным, но тем интереснее. Казалось бы наиболее характерной фигуры чем Шекспир найти не возможно (хотя я его не большой поклонник). Связка Шекспир-Байрон (про которого практически не вспомнили, всего один голос) с детских пор ассоциируется с Пушкин-Лермонтов. И каждый последующий учебник литературы начинался с этой пары (не считая житие и т.д.).

Интересно отметить наличие в этом списке Ивлина Во, фигуры для меня вообще не известной. В срочном порядке нашел его произведения и в ближайшем будущем прочитаю. С остальными писателями худо-бедно знаком!

Теперь хотелось бы выяснить с французской литературой. Скажите кто по вашему мнению наиболее полно отражает Французскую литературу?

Критерии теже: важно учитывать свои впечатления от прочитанного писателя вкупе с его мировым признанием (только так; это важно).

Главный критерий качество+колличество!

ромашка

Энтони Бёрджесс. "Вожделеющее семя"

"Вожделеющее семя" - одна из антиутопий, написанных в послевоенное время, когда особенно остро стоял вопрос о будущем, о том, что ждет человечество - рай коммунизма, ядерная зима, жестокий капитализм или мрачный перенаселенный мир. В этом романе Бёрджесс рассказывает как раз о последнем варианте развития событий, даже скорее о том, что произошло после перенаселения, после того, как правительством были приняты жесткие и жестокие меры. Панацеей от голодной смерти в тесном и грязном мире стал всеобщий гомосексуализм. Консерваторы-гетеросексуалы подвергаются всяческим унижениям и притеснениям, они не могут родить более одного ребенка, даже если тот умер на третьей неделе; а гомо управляют всем, но, на самом деле, не все из них настоящие гомо, они лишь носят маски, чтобы достичь хотя бы чего-то в этом ужасном умирающем мире.
Книга очень сильна, натуралистична и правдива, как по мне - так она интереснее и лучше "Заводного Апельсина" того же автора. Чего только стоят гомо-лозунги наподобие "Чтобы стать сапиенс, стань сначала гомо!". Советую прочесть, хотя сейчас проблема перенаселения остро не стоит - Европе наблюдается скорее недонаселение...
pushkin

«НеИзвестная Украина»

 «НеИзвестная Украина» - авторская, в меру субъективная антология, 
пересматривающая устоявшиеся анонимные представления о культуре Украины. 
Ее задача - вывести из тени неизвестное и малоизвестное - сделать его известным не только в России, но отчасти и в Украине, находящейся сегодня в процессе интенсивного самопознания.
Данная антология - антипод антологий, получивших прозвище «братских могил». 
Ее задача - наметить точки роста современной украинской словесности, выделить остро характерное в культуре Украины и незнакомое, по существу, подавляющему большинству российских читателей. 

Нескучное чтение для самого широкого круга читателей… 

 
Богдан-Игорь Антонич, 
Олег Лышега, 
Григорий Чубай, 
Юрий Андрухович, 
Юрий Издрик, 
Сергей Жадан, 
Лесь Подервянский, 
Павло Чучка, 
Александр Чернов, 
Андрей Поляков, 
Вадим Волков, 
Александр Довженко, 
Виктор Домонтович, 
Сергей Лифарь, 
Анатолий Макаров, 
Иван Огиенко, 
Андрей Пустогаров, 
Игорь Клех.