October 4th, 2007

captain

ЦУГУМИ. Банана Ёсимото

28,77 КБ

Вот это я сейчас читаю. Красивый роман с потрясающими описаниями моря, Токио во время дождя, роман о людях и собаках, которые никогда их не предадут и будут со своими хозяевами до самой смерти, роман о семьях, о том, как болезнь физическая может влиять на дух и душу человека, роман о Цугуми.

Очень советую.
R

Как написать хит?




Рецензия на книгу Майкла Трейси и Фреда Вирсема "Маркетинг ведущих компаний."

Книга лучше всего подойдет теоретикам и маркетологам - стратегам.

Еще Джон Ленон говорил, что если нужен хит, то надо припев повторить раз сто.

Это отличный рецепт знали и Майкл с Фредом. Мало того, они еще и экономят наше время настолько, что ВЕСЬ смысл книги, просто и доступно раскладывают во вступлении. Если вы поглощаете мир в виде концетратов, то введение - это все, что вам надо. Далее те несколько мантр используются в каждой главе на разные лады. Все это обыгрывается примерами ведущих американских корпораций, мы все их конечно не знаем, что то типа лklehgfljewgh ewl kjgh Communications & lrkgjhqihqreihqr Industries Group.


Collapse )

Качество литературного перевода (опрос)

Надеюсь, этот вопрос не противоречит формату сообщества и будет интересен участникам.

Сейчас Школа художественного перевода В.Баканова проводит небольшой опрос читателей. Цели совсем не рекламные, просто хотелось бы узнать мнение не только коллег, а тех, для кого мы, собственно, работаем ;)

По каким критериям и в какой последовательности вы оцениваете качество перевода книги (конкурсного отрывка, сетевого перевода)?

Представьте: зашли вы в книжный магазин, взяли переводную книгу в руки, открыли... Что дальше?

В своих ответах, если можно, поясняйте, кто вы: читатель, переводчик, критик, издатель, редактор и т.д.

Заранее большое спасибо!
Muxima

(no subject)

Народ, помогите, пожалуйста, найти книжку (рассказ-повесть-еще-как-то))) ) Андрея Комарова "Сообщество лояльных ведьм"! Начали публиковать в журнале "Арбат Престиж" чуть ли не год назад...
радость

Всем любителям чтения посвящается

Привет!
Если вы, как и я, устали читать с экрана домашнего компьютера, телефона и кпк, то должны оценить моё приобретение, которое сделало меня счастливой читательницей электронных текстов!



Что мне нравится, так это то, что от долгого чтения не устают глаза, и что зарядки батареи хватает на ВСЕ выходные точно. Ну и конечно, большой плюс- на книгу поместить можно ОГРОМНОЕ колличество текстов.

Почитать о книжке http://www.lbook.com.ua
  • Current Music
    ТНМК_ Люба

Свинаренко

Дорогие сообщники, может кто знает где в сети можно найти книги Игоря Свинаренко (кроме"Ящика водки", который есть на альдебаране и фикшнбук)?

Происхождение всех вещей. Элизабет Гилберт

При чтении меня одолевали, в основном, две мысли.
Первая довольно банальная, но я ее прочувствовала впервые за этой книгой. Как же все-таки мы должны быть благодарны классикам за то, что они любили своих героев. Именно любили. Скажем, Толстой любил Левина, и Кити, и Анну, и даже Алексея Александровича. Может, конечно, он кого-то и не любил – Вронского, скажем, или Курагина, или Васеньку Весловского – но главных героев всех любил. Это нам повезло. И насколько вообще можно понимать внутреннюю жизнь персонажа, который тебе не нравится? Его духовные - религиозные и прочие – искания? Может, этого не стоит делать?
А вторая мысль такая. Тексты того времени, о котором в романе речь – конца восемнадцатого начала девятнадцатого века – многократно исследовались на предмет содержащихся в них нравственных, семейных, эмоциональных, сексуальных и прочих норм и стереотипов. С тем чтобы, в основном, обсудить вопрос о том, как все это с течением времени изменялось. А почему бы сам текст этого романа не рассмотреть с той же точки зрения? Я вовсе не утверждаю, что их там не должно быть – это все равно что хотеть, чтобы человек ходил по улице, а силы земного притяжения не было – но, все-таки, какие они? Если методично разобраться. Например, есть идея об отравленности знания. Особенно для женщин, и простонародных, вроде Пруденс. И того, что все это увязано как-то с их сексуальными привычками – вполне ярко это выписано в сцене нахождения Альмой сексуального трактата и последующего приема гостей. Или важная, видимо, в этом тексте мысль об эмоциях: Беатрикс считала, что ‘равнодушие к эмоциям и чувство собственного достоинства суть одно и то же‘ (59).
У меня в связи с этим возник вопрос: а что эмоции в те времена понимали так же? Наверняка нет. И даже представление о романтической любви только-только начинало складываться. Это, конечно, не мешает автору придавать значение эмоциям в современном смысле, но как могла считать что-то такое Беатрикс?В некотором смысле, в этом парадокс этой книги, подобный ‘парадоксу Пруденс’(так в книге называется альтруизм): роман возник, как мне представляется, из знания о том, что отношение ко всем важным вещам с течением времени могло меняться. Скажем, женщины не всегда были учеными-биологами, хотя тогда они уже начали к этому стремиться, и со временем достигли цели. Но при этом содержит в себе вполне осознанное желание видеть нормы наших дней как нечто абсолютное, а не относительное. Все люди так же, как мы, любили, страдали, и боролись.
Но вообще эта книга, по-моему, - необыкновенно красивая и разработанная стилизация. Ее интересно читать – но несколько страшно – до такой степени автор не любит своих героев. И если что-то мешает, то это, главным образом, не то, что стилизация не является всюду последовательной и автор осовременивает своих героев, это неизбежно, и возможно, это и делает чтение нескучным, а именно то, что она их не любит.
Дочитав, я поняла, что для меня удивительны, и, можно сказать, открытием являются в книге две вещи. Во-первых, насколько симпатичнее автору ее главная героиня Альма, когда последняя влюблена и, значит, по автору, ничто человеческое ей не чуждо. Во второй половине книги – когда Альма начинает преследовать Амброуза, тон повествования теплеет, ощутимо изменяется. Я даже решила, что так теперь будет всегда, но нет – когда героиня остается вдовой и речь опять заходит о ее научных успехах – тон становится прежним, густо ироническим.
Второе вынесенное из книги удивление связано, если подумать, с первым. Оказывается, стилизация позволяет говорить о вещах, о которых вне оной стилизации говорить абсолютно невозможно. Нельзя, в самом деле сказать: не люблю афро-американцев, ну вот не нравятся они мне, и все тут. А если показать историю зарождения движения за освобождение негров в Америке на примере Пруденс и ее семьи, посетовать, что вся она сводилась к тому, что автор называет ‘нищета и аболиционизм’, ‘аболиционизм и нищета’ – то уже оказывается и можно.
И даже особенно убедительно получается, если показать, как дети и внуки Пруденс сражались и гибли в войне за независимость. ‘Унесенные ветром’, в первый раз приходящие на ум при умоминании пони, окончательно оседают в качестве очевидного прототипа романа Гилберт. Даже поэтика та же: я бы назвала ее поэтикой развернутого эрудированного перечисления.
Пруденс недаром, очевидно, связана с аболиционизмом. Она, как те, за чью свободу и равноправие борется – приемное дитя в семье Уиттакеров. А им можно не все то же самое, что родным, по мнению автора. В сцене объяснения Пруденс с Генри, которая заканчивается тем, что Генри выгоняет ее из дома и объявляет, что больше не считает свой дочерью – это очевидно. И тут опять становится ясно, что роман – способ говорить приемлемым образом о том, о чем иначе говорить почему-то нельзя. О том, что можно приемным детям по отношению к их новой родине – может быть, совсем не все – не берусь судить – автор, почему-то, хочет говорить именно так. Поэтому следующее описание описание Альмы – в самом конце романа - по-моему, автопортрет автора:

‘Каждое утро ее можно было встретить в пещере мхов, где при свете шахтерского фонаря она кончиками своих тонких стальных щипцов один за другим выдергивала внедрившиеся на чужую территорию растения.’ (470).

Представление о чужой территории – тут самое важное.

Вам понравилось?
Питерbook

Евгений Гришковец. Следы на мне.

Евгений Гришковец. Следы на мне.
М.: Махаон, 2007.

Евгений Гришковец позвонил заказать пиццу и случайно наговорил на новую книгу. Эта реприза остроумцев из «Комеди клаба» скоро окончательно перестанет быть шуткой. Извольте убедиться: свежайшее творение Гришковца, сборник «Следы на мне» Девять невыдуманных (подчеркивается автором) рассказов о прошлом: какой был бука – настоящий человек в футляре - декан филфака и наоборот, пупсик, будущий научный руководитель, почему матрос Женька сделал себе татуировку, как рассказчик шабашил в одних сибирских деревнях и отдыхал в других, как осуществлял жизнедеятельность в первой собственной квартире и т. д.

Если (допустим невозможное) «Следы…» попали бы в руки редактора, который не подозревает о существовании театрального деятеля Гришковца Е. А.,

Collapse )

 Эта и другие рецензии - в журнале "Питербук"

Моё лицо когда я счастлив

Судари и сударыни!

 Кто может подсказать или навести?
Мне нужна информация о дневнике или о воспоминанях жизненного пути Мигеля Сервантеса. Точно знаю, что есть его воспоминания о своей жизни, но не мог найти их.

А.Лазарчук, М.Успенский, И. Андронати "Марш экклезиастов"

"Марш экклезиастов" вышеупомянутой троицы, двое из которых муж и жена(хотел тупо пошутить, но не буду) книга средняя. И имеет ее смысл читать только тем, кто перед этим осилил "Посмотри в глаза чудовищ" Успенского и Лазарчука и "Гиперборейская чума" не поверите, Успенского и Лазарчука. Как почти в любом сериале, первая книга получилась очень мощной, вторая послабже. А третья - повторюсь - средняя.
Сюжет трилогии - Гумилева(какойтотам жираф, помните?) не убили. Вместо этого он стал рыцарем магического ордена "Пятый Рим"(потому что Москва - третий, а четвертому не бывать), и вместе со своими товарищами, среди которых выделяется Брюс(кто это, подсказывать не буду) спасает мир от всякого инородного иноземного инореальностного сброда.
То, что привлекало в первой книге - юмор, потрясающая игра словами, эрудиция, нетривиальный сюжет - в третьей почти ушло. Вычхалось пивко, короче. Но появились чуства и чисто женские детальки - тяжелая рука Андронати ощущается.
Судя по хэппи-энду, нас ждет четвертая книга. Очень надеюсь, что она будет лучше.
пять страниц о...

Салман Рушди

Уважаемое  сообщество,
кто-нибудь обладает текстом романа Салмана Рушди  Сатанинские стихи?
Интересует любая (электронная/бумажная) версия, главное на русском языке.
Либо просветите, было ли вообще издание/перевод романа на русский язык.
Спасибо.
паспорт

Читаем «Двенадцать стульев» по-английски.


Купил отлтчную книгу для изучения английского языка. Станислав Игоревич Сребрянский, «Читаем “Двенадцать стульев” по-английски».

Основной раздел пособия представляет собой современный перевод на английский язык одного из самых известных и любимых в России романов – «Двенадцати стульев» И.Ильфа и Е.Петрова, часть I, – произведения занимательного, актуального, написанного живо и ярко. Уникальными особенностями настоящего двуязычного издания являются специально выполненный в учебных целях весьма тщательный и точный перевод, позволяющий однозначно сопоставлять английские и русские фразы; наличие непосредственно в тексте транскрипций слов и фразовых ударений, так необходимых для правильной речи, а также размещение абзацев русского оригинала строго напротив соответствующих абзацев перевода. Такая продуманная подача «всего и сразу» делает чтение «Двенадцати стульев» на английском языке захватывающе интересным, необременительным и крайне полезным для расширения запаса английских слов, усвоения их правильного произношения, освоения грамматических конструкций, развития навыка чтения и понимания художественного текста в целом. Пособие дополнено описаниями звуков и мелодики английской речи, таблицей-ключом всех форм английских глаголов, упрощённым вариантом текста первой главы для читателей с начальным уровнем подготовки, списком свыше шестисот наиболее часто встречающихся слов английского текста, а также пояснениями.

Что почитать из взрослой литературы? : )

Не раз мне встречалось мнение, что такие писатели, как Герман Гессе (а то и, к примеру, Камю, Сартр, Достоевский и др.) — подростковые (не обязательно в пренебрежительном смысле, но иногда именно в нем), т. е. для возрастной категории лет до 20-ти, а потом уже, мол, читать их как-то не впечатляет. Как я понимаю, в этом случае в укор может ставиться страстность(=пафос) писателя и его слога; "максималистски" лихой охват глубочайших тем, которые начинают волновать сознательного человека, лишь только начинается становление его личности; впридачу либо сопутствующие всему этому "возвышенность" повествования, либо чернушность; и т. п.
(Причем при таком видении упомянутые писатели, конечно, не находятся в одном ряду с Р. Бахом или фэнтези, ужасами, приключениями и т. п. — о жанровых авторах в этом посте речь не идет)

Что вы думаете по этому поводу?
А если кто-то в какой-то мере разделяет озвученное мнение (возможно не не удалось выразить его полностью), то как можно примерно обозначить тематику взрослых писателей?

О прекрасном и полезном

« … тот, кто хочет с пользой слушать исследование о прекрасном и справедливом и вообще о политике, должен быть нравственным человеком, ибо началом исследования должно быть понятие нравственности; если оно существует в человеке в достаточной мере, то он не будет нуждаться в исследовании причины, ибо подобный человек сам обладает принципами или легко найдет их; тот же, кто не имеет ни того, ни другого [то есть ни понятия, ни причины], пусть послушает Гезиода:

Тот превосходный человек, кто сам все познал,
Хорош также тот, кто слушает умные речи.
А тот, кто и сам ни о чем не мыслит и не принимает к сердцу
Речь другого, тот совершенно бесполезный».

(Аристотель. Этика).

Понятие нравственности - это именно то, что упорно и целенаправленно вытравливали в нас Владимир Ильич, Феликс Эдмундович и их преемники. И не может ли быть, что корень всех наших разнообразных бед и неустроенностей в том, что оно-таки вытравлено из нас почти окончательно? Может быть, и нужно-то всего ничего: вернуться к мысли Аристотеля, принять ее к сердцу, подумать самим - и перестать быть совершенно бесполезными. Тогда, возможно, политика вновь встанет в один ряд с прекрасным и справедливым, а не с грязью, черным пиаром и радиоактивным полонием.

Майя Плисецкая. "Тринадцать лет спустя"

 майя плисецкая тринадцать лет спустя

Издательство АСТ представляет книгу Майи Плисецкой "Тринадцать лет спустя"

ПЛИСЕЦКАЯ Майя Михайловна,
Народная артистка СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии

По любезному разрещению издательства "АСТ" предлагаю вашему вниманию отрывок из книги "Тринадцать лет спустя":

Collapse )

 

Загадочная Коко Шанель

3119.jpgИздательство "Альпина Нон-Фикшн" (серия Fashion Books) представляет книгу Марселя Эдриха "Загадочная Коко Шанель" . Перевод Н. Тодрия

В книге друга и многолетнего "летописца" жизни Коко (Габриэль) Шанель, писателя Марселя Эдриха, запечатлен живой образ Великой Мадемуазель.
Автор не ставил перед собой задачу написать подробную биографию. Ему важно было донести до читателя другое – ее нрав, голос, интонации, манеру говорить. Создаётся впечатление, что это сама Коко Шанель рассказывает читателям о себе, что-то приукрашая, о чём-то умалчивая, оставляя читателям право самим решать, что в ее словах правда, а что вымысел.


Содержание книги "Загадочная Коко Шанель":

«Люди, имеющие легенду, сами по себе – эта легенда»
«Я была маленькой узницей в своей семье»
Миф и реальность
«Мне угрожал исправительный дом»
Первая победа: заклятие бедности
Вторая победа: Коко становится модисткой
Третья победа: Коко становится Шанель
Познание Всего-Парижа
Париж семиста
Четвертая победа: герцог Вестминстерский
Нежданный друг: Пьер Реверди
Молчание оккупации
Пятая победа: Коко – деловая женщина
Шестая победа: come-back
Украшения Коко: «Состояния, которые ничего не стоят»
«Французы не любят меня»
Одиночество Коко
Коко – героиня оперетты
Заговор против Коко
«Я получаю хорошую взбучку...»
Коко за работой
Она говорила...
Коко открывает «простых людей»
Последняя победа: посмертный триумф

Гарри Каспаров. «Шахматы как модель жизни»

  Книга Гарри Каспарова «Шахматы как модель жизни»
С 1 октября на прилавках книжных магазинов появляется долгожданная книга Гарри Каспарова «Шахматы как модель жизни», ставшая скандально знаменитой еще на пути в типографию. Издательство «Эксмо» планировало выпуск книги на сентябрь-октябрь 2007 года. В начале сентября перезаключение авторского договора между автором и издательством приобрело политическую окраску из-за вовлеченности автора в политическую жизнь России и широко обсуждалось средствами массовой информации.
Однако в первую очередь Гарри Каспаров - всемирно известный гроссмейстер, вошедший в топ-100 рейтинга FORBES самых успешных людей планеты. Его книга посвящена психологии успеха, содержит секреты успешной стратегии, истории из шахматной карьеры самого Каспарова, опыт великих новаторов и примеры из жизни выдающихся людей. С мастерством и обаянием подлинного знатока, Каспаров разбирает увлекательные и поучительные ситуации, отражающие самые напряженные и решающие моменты его впечатляющей шахматной карьеры. Читателю предоставляется замечательная возможность проникнуть в истоки и суть спортивных и жизненных стратегий великого гроссмейстера. Единственное, чего читатель там не найдет – это политика.

Кира Буренина. "

 Главный редактор самого популярного в России женского журнала «Лиза», self-made woman Кира Буренина делится с читателями своим профессиональным опытом.

Современная женщина, стремящаяся к профессиональным успехам, должна просчитывать свои действия наперед.
Как вести себя в коллективе, чтобы не быть «съеденной»? Что делать, если зарплата не устраивает? Как поступать в конфликтной ситуации? Можно ли «воспитать» собственного шефа? Как противостоять манипуляциям?
Ответы на эти вопросы вы найдете в книгах Киры Бурениной «Карьера. Сильное предложение для слабого пола» и «Офис. Стратегия выживания».


Главный редактор самого популярного в России женского журнала «Лиза», self-made woman Кира Буренина делится с читателями своим профессиональным опытом.
Разностороннее образование Бурениной, в том числе и психологическое, делает ее книги незаменимым руководством для тех, кто хочет добиться успеха, получить хорошо оплачиваемую работу и найти в этой работе себя, избежав традиционной схемы офисного порабощения.
Психологические техники, тактические приемы по продвижению «бренда имени себя» позволят взять карьерную инициативу в свои руки. Кроме того, читатель найдет большое количество реальных историй и авторитетное мнение профессионалов рынка труда.
Книга «Карьера. Сильное предложение для слабого пола» посвящена хитростям выстраивания успешной карьеры.
В книге «Офис. Стратегия выживания» раскрыты приемы выживания в офисной среде.
Благодаря увлекательной форме, легкому стилю и неоспоримой компетентности автора в деловой сфере эти книги могут справедливо претендовать на статус настольного руководства для женщины, желающей добиться успеха.

Кира Буренина имеет четыре высших образования (Московский государственный институт иностранных языков им. Мориса Тореза; Государственная академия внешней торговли; Московский государственный университет, психологический факультет; Российский институт по связям с общественностью). С 1998 по 2002 г. она была руководителем департамента по связям с общественностью Московской международной бизнес ассоциации (ММБА) и заместителем главного редактора газеты «Вестник потребителя». C 2002 по 2003 гг. занимала пост шеф-редактора журнала «Партнер ТПП РФ» (Торгово-промышленная палата РФ). С 2003 года Буренина − главный редактор журналов «Лиза» и «Даша» (ИД БУРДА). В 2004 году была награждена национальной премией «Элита», врученной на ежегодном Балу прессы. Она стала лауреатом премии «Элита» в номинации «Лицо СМИ» − за успехи журналиста, личность которого в наибольшей степени ассоциируется с успехом газеты, журнала, теле- и радиопрограммы или сетевого издания. Впрочем, Буренина не только журналист, но и литератор: она− автор нескольких популярных романов.

Ричард Бротиган. Экспресс Токио - Монтана

Нет лучшего мерила количества и качества литературного таланта, чем способность хорошо писать короткие рассказы. Именно поэтому малоизвестный Покровский со своими "Расстрелять" мне ближе и дороже, чем, скажем Быков с его толстыми томами. Накатать романище сможет каждый, кто мало-мальски научился складывать предложения в абзацы, маскируя в потоках словесной руды все что угодно, от слабого сюжета до банальной графомании. А вот втиснуть в полторы-две страницы полноценную историю или настоящее переживание дано немногим.

Бротиган, легко повергший меня "Грезами о Вавилоне" и "Чудищем Хоклайнов" в литературное безумие на грани фанатской истерики, кроме того, что оказался экспериментатором, сюрреалистом и американским Хармсом, еще и написал множество рассказов, которые были изданы сборником «Экспресс Токио-Монтана».

Их (рассказов) там много – больше сотни. Они короткие; самый длинный – на две странички покет-формата, а самый лучший – так и вовсе в один абзац. Они реалистичны, про жизнь. Про жизнь Ричарда Бротигана: про его жену, его книги, друзей, про то, как один его приятель покупал подержанный автомобиль, про то, как Бротигану хотелось бы стать хозяином ресторана, чтобы подбирать официанток исключительно одного, любимого типажа, как они с приятелем фотографировали выброшенные рождественские елки (390 штук!), как он кормил кур, и много чего еще. Много японского - слов, женщин, нравов. Много американского – удивления от японского, автомобилей, кафе и небольших городков.

Это чудесные рассказы. Удивительные. При экстремальной лаконичности они безукоризненны с точки зрения композиции и убийственно образны. Как хорошие хокку.

Плюс неподражаемый Бротигановский юмор.

Читать обязательно.

Эта рецензия написана для проекта текст|эксперт

(no subject)

Здравствуйте, дорогие товарищи сообщники-книгоглотатели!
Посоветуйте, пожалуйста, что-нибудь научно-популярное, интересное и пронзительно страшное. О фашистских экспериментах. О нацистских экспериментах в концлагерях.

Пародии Александра Архангельского

В первой половине прошлого века, когда я учился в школе, мои представления о литературе во многом черпались из принадлежавшей моему соседу по коммуналке книжке пародий Александра Архангельского.
Collapse )
Default

Соцреализм

Посоветуйте пожалуйста
1. автора
2. произведение (роман)
в жанре соцреализма. Желательно несколько, по обоим пунктам.
Сталепрокатное, угольнокарьерное, но - самое главное - мегапозитивное.