July 30th, 2007

монах

Е. Гришковец Рубашка

Повесть может быть особенно понравится тем, кто склонен к сенсорному восприятию действительности. Книга вся наполнена ощущениями и оттенками переживаний восприятия. Главный герой постоянно акцентируется на предметах, окружающих его, деталях обстановки, самоощущениях по разным поводам. Даже его влюбленность это не сколько чувство, сколько состояние психики и организма. В книге нет душераздирающих переживаний, хотя автор дает понять, что чувство Саши (главного героя) действительно сильно и пока у него не появилась надежда на взаимность, было очень трагично по своей сути.
Помимо слежения за перипетиями сюжета, в коем присутствует некий детективный налет в духе спилберговской "Дуэли", правда без мистики, я обратил внимание на то, что два десятка лет капитализма, слава богу не сделали из нас преданных слуг "желтого дьявола". Мы по прежнему остаемся собой. В книге тому масса примеров: 1. Как легко и спокойно расстаются большинство персонажей с деньгами. 2. Спор о деньгах между Сашей и его другом Максом. Очень узнаваемые аргументы и позиции. и 3. Спор Саши со своими рабочими на стройке. Вот где столкновение двух разных цивилизаций: нашей, со всеми её плюсами и минусами, где главное - люди, и "западной", где главное - дело.
Собственно, а причем тут рубашка? По ходу повествования рубашка, надетая на главного героя как бы принимает на себя всё происходящее за этот долгий день. Начиная от пятен и пота и заканчивая в конце кровью. И придя уже домой под утро, Саша снимает старую рубашку и думает, какую ему одеть завтра. Ведь, как он убежден одну рубашку нельзя носить дольше одного дня. Таким образом рубашка становится символом дня, его флагом. Тем более, что она ближе всего к телу и надевая её, герой как бы надевает на себя весь день.
Загадочным для меня остался любовный треугольник повести. Он вроде бы как де-факто есть, но его практически нет. Его наличие обнаруживается у самого окончания повести и он тут же растворяется. Возможно свою роль в этом сыграла жуткая автокатострофа, в которую попадают главные действующие лица. Есть в ней что-то катарсическое.
Одним из персонажей повести является Москва. Она выступает как символ, как своеобразная мера жизненного успеха и в какой-то мере действующее лицо. Я бы даже сказал бес, который кружит Сашу и Макса по кабакам города и в конце чуть не убивает на одной из своих улиц. Эта жуткая авария - закономерный итог бешенного дня и одновременно качественный прорыв в новый день.
Вот пожалуй мои самые первые впечатления.

Курт Воннегут _ Бойня номер пять, или Крестовый поход детей

А знаете, что я говорю людям, когда слышу, что они пишут антивоенные книжки?... А почему бы вам вместо этого не написть антиледниковую книжку?

И он прав, автор - войны неизбежны. Антивоенные книжки похожи. (это я уже от себя). В процессе чтения в голову так и лезло сравнение с Ремарком. Но Воннегут все-таки полегче, нет такого надрыва. Потому что более философичен? И юмора побольше? Возможно. Но тем не менее, не менее впечатляющ.
Для меня бомбардировка Дрездена всегда была загадкой, и здесь была внесена некоторая ясность, от которой я до сих пор в шоке. «…насколько этот налет был хуже Хиросимы». Конечно, нет ничего однозначного (особенно на войне), но разрушение одного из красивейших городов Европы (судя по описаниям)! Почему-то лезут в голову мысли: «ладно бы американцами, но англичане-то!» Ужас в том, что бомибли не англичане и американцы, а солдаты, которым отдан приказ. Хотя, о чем это я?

Кстати, об американцах: «Америка – богатейшая страна мира, но народ Америки по большей части беден, и бедных американцев учат ненавидеть себя за это… Они издеваются надо собой и превозносят тех, кто больше преуспел в жизни… Много нового дала миру Америка. Самое поразительное , беспрецендентное явление – это огромное количество бедняков без чувства собственного достоинства… тогда недостойное поведение американских рядовых в немецких тюрьмах становится понятным… везде американцев считали самыми большими нытиками, самыми недружелюбными, самыми грязными из всех военнопленных.»
Очень жаль, но среди грязных мыслишек, которые у каждого есть в подсознании, у меня, русского человека, есть и такая: «если ты такой умный, то почему такой бедный?» Дурное влияние Америки, черт подери…

Но это же Воннегут! «… На самом деле Евангелие учило вот чему: прежде чем кого-то убить, проверь как следует, нет ли у него влиятельной родни?» И по тексту о распятии Христа: «О черт, они же собираются линчевать совсем не того, кого надо».

О воспрятии времени (мне кажется, это можно спроецировать на отношение к жизни каждого отдельного человека в трезвом уме и твердой памяти) «…землянин, голова его заключена в стальной шар, который он не может снять. И в этом шаре один-единственный глазок, через который он может глядеть, да еще к этому глазку приварена шестифутовая трубка… он еще привязан к стальной решетке, привинченной к платформе. Билли только мог видеть крошечный просвет в конце трубки. Он не знал, что паривязан к платформе, и даже не понимал, в каком странном положении он находится… и только про то, что бедный Билли видел сквозь дыроку в трубке, он и мог говорить: «это жизнь».

Можно было бы поставить вторым эпиграфом: «Вообще все ничего не значит, и все должны делать именно то, что они делают»

«Какова задача романа в современном обществе? – Дать цветовые пятна на чисто выбеленных стенах комнат. – Художественно описывать взрыв. – Научить жен мелких чиновников, как следовать моде и вести себя во французских ресторанах». Грустно, но похоже, то, что было сказано …дцать лет назад, актуально и сейчас.


Итак: читать! Для меня – перечитать лет через десять.

Одновременно...

Читаете ли вы несколько книг одновременно(в смысле в один и тот же период, а не правым и левым глазом:))? Если да, то они похожи между собой или совершенно разные? и какое максимальное количество книг, которые вы можете читать одновременно?
Вот я, например, стараюсь читать одну книгу, но изредка бывает так, что я совмещаю какие-то книги и максимум это было две, потому что я начинаю путаться что и где происходило.
  • Current Music
    amr_diab_-_habibi

(no subject)

Предшественники Толкина
ПУТЬ В ПРОСТРАНСТВО КРАСОТЫ Наталья Леонидовна ТРАУБЕРГ (родилась в 1928 году. Окончила Ленинградский государственный университет. Переводчица с английского, французского, испанского, португальского, итальянского языков. Переводила Льюиса, Честертона, Гэллико, Грэма Грина, Вудхауза и других. Кандидат филологических наук):

"...Тут надо и предшественников упомянуть. Это и Гилберт Честертон, который тоже писал сказки — в книжных магазинах можно найти сборник «Дракон, играющий в прятки», где собраны все его сказки, это и менее известный в России Джордж Макдональд (1824-1905), оказавший колоссальное влияние на Толкина и Льюиса.
То, что в одной стране, на небольшом временном промежутке «скучковалось» столько сказочников-проповедников — это целое литературное событие. Иногда по значимости его сравнивают с русским романом XIX века. Я не думаю, что это явление такого же масштаба в общекультурном смысле, но в духовном — возможно, это вещи сопоставимые.
Если позволите, я чуть подробнее скажу о Макдональде. Предшествен-ники, впрочем, есть и у него, но по литературному качеству они, конечно, сильно ему уступают. Так вот, Джордж Макдональд был священник-конгреционалист. Конгрегационализм — это протестантское направление, которое, подобно кальвинизму, исповедует веру в предопределение, в то, что Бог заранее предопределил, кто спасется, а кто погибнет, и от человека уже ничего не зависит. Макдональд однажды произнес проповедь против этого, и был с позором изгнан из священников. А он женат, у него много детей, их надо кормить. И тогда он начал писать сказки для детей. Позднее это стало для него не только заработком, но и миссией, делом жизни. Он считал, что таким образом — посредством литературного творчества — продолжает служение священника. И в XIX веке его сказки пользовались невероятным успехом, стали настоящим откровением для детей. Мы думаем, что умами владели Льюис Кэррол или Эдвард Лир, но ими-то в основном восхищались взрослые. А дети любили Макдональда. Характерная деталь: немедленно появилось множество подражаний, «фанфиков», как в наше время у Толкина. Такой вот был английский Андерсен, которого, по мнению многих исследователей литературы, никто не превзошел — ни Толкин, ни Льюис.
К сожалению, российским детям его сказки практически неизвестны, переводился он у нас мало, да и то издавался не в качестве детской литературы, а в сериях фэнтези или мистики..."


Читать интервью полностью
яцек

Европейское воспитание. Ромен Гари

Книга о жизни польских партизан. Такой военный реализм, страшный и шокирующий, хоть и написано уже много книг об ужасах военного времени и фашистского режима. Порадовали меня две вещи: во-первых, нет исключительно положительного главного героя, как в произведениях многих советских авторов. Во-вторых, уж не знаю какие сейчас отношения между Россией и Польшей, не в курсе, но автор отзывается весьма уважительно о русских солдатах.
Ах да, сцена в конце книги буквально влюбила меня в Гари: один герой, такой молодой романтик идеалист, ранен и умирает и просит другого напечатать потом его записки о войне, что бы люди прочли и никогда не допустили вновь повторения этого кошмара. Другой берет рукопись и кладет её на муравьиную тропу. Муравьи ползут по своему проторенному пути, уверенные в собственной значимости и ни одна книга не заставит их свернуть. Так чем мир людей отличается от мира муравьев?
Питерbook

Далия Трускиновская. Государевы конюхи.

Далия Трускиновская. Государевы конюхи.
СПб.: Амфора, 2007

Да, Борис Акунин ввел устойчивую моду для думающих любителей детективов! Ретро исключительно популярно. А Трускиновская копнула намного глубже, чем Акунин – действие ее романов происходит в XVII веке. С какой любовью и как подробно описан русский быт! Благо, между двумя романами, входящими в книгу – «Заколдованная душегрея» и «Кровавый жемчуг», очень удачно «проходит» полгода. То есть в первом события разворачиваются зимой, а во втором – летом. Настоящий простор для творчески настроенного историка! В итоге роман позволяет не только ознакомиться с выдумкой автора, но и узнать, откуда пошли многие самые настоящие русские традиции. Например, выпивать «на троих»:

Collapse )

 

цобак

Чёрный принц

'Чёрный принц' Айрис Мёрдок
25,52 КБ


Книжку читал несколько лет (4-5) назад и очень понравилась!
Я уже даже не помню подробно о чём там (там про отношения взрослого мужика и молодой девки, но без пошлостей!), но помню, что очень вкусно всё описано было.
И хоть сюжета не помню, а места, которые представлялись мне при прочтении до сих пор в голове.
Классика!
Всем должно понравиться, я думаю!
  • Current Music
    Babybird

Франсуаза Саган

Дома стояла книга с тремя романами, "Здравствуй, грусть!", "Любите ли вы Брамса?" и "Немного солнца в холодной воде". На моей памяти мама перечитывала ее раз десять, а я все никак не могла понять, почему.
В моей книге романов больше. В ней целая жизнь, разбитая еще на десятки жизней. Главные герои Саган - всегда влюбленные, счастливо или безответно, неважно. Главное, что буквально на моих глазах люди влюбляются, страдают, бросаются друг другу в объятия и ставят на карту все, что есть, не боясь потерять. И я вижу девушку в легком платье, несущуюся по горному серпантину в открытой машине туда, где в лучах заходящего солнца блестит море. Вижу мужчину, сильного и красивого, и одновременно беспомощного и потерянного перед лицом силы, способной создавать так же, как и разрушать - силы любви.
Оговорюсь, что ее книги - не дешевые бульварные романчики, а то, что смело можно назвать литературой, С БОЛЬШОЙ БУКВЫ.
Говорят, ее действительно нужно читать несколько раз, потому что в разном возрасте впечатления абсолютно разные. Так что, я обязательно к ней еще вернусь. И вам советую:)
Аркаим

"Мистические фрагменты" Жерар де Нерваль

Очень давно интересуюсь символикой лабиринтов, и вот встретил у Юрия Стефанова, в его публицистике, размышления о лабиринтах, полностью соответствующие и моему пониманию их назначения. Но многие вопросы все равно остались. Некоторые разъяснения получил, прочитав книгу Жерара де Нерваля, составителем которой в русском издании является тот же Ю.Н. Стефанов.

«Лабиринт – это символ запутанных путей, ведущих к центру мира, где свершается посвящение. Центр лабиринта – если только посвящаемый с помощью наставника сумеет его достичь- представляется местом вне времени и пространства, космическим святилищем и сердцевиной человеческого существа, обретшего, после долгих блужданий по непролазным чащам страстей и гибельных иллюзий, нерушимый мир со своим изначальным «я». Вход в лабиринт и выход из него – это символическая смерть и духовное воскресение». В ходе преодоления лабиринта посвящаемый проходит испытания зрелости его Духа, встречается со «стражами порога».

Нерваль так описывает мистерию посвящения, которая происходила по его мнению в «пирамиде Хеопса», построенной специально для свершения данных обрядов: «…В центре пирамиды посвящаемого встречали жрецы, которые подводили его к глубокому, темному колодцу и предлагали туда спуститься. Разумеется, новообращенный колебался, в этом усматривали проявление благоразумия. Тогда ему вручали нечто вроде шлема, к которому была приделана горящая лампа, и, вооруженный этим приспособлением, он должен был осторожно спуститься в колодец по железным перекладинам. Примерно на глубине тридцати метров он оказывался у галереи, вход в которую был закрыт решеткой. Внезапно решетка открывалась, и Collapse )

(no subject)

Не подскажете произведения, в которых затрагивается тема смертной казни и права на жизнь? Пока вспомнила только "Процесс" Кафки и "Приглашение на казнь" Набокова.

Читайте

: Сьюзен Хилл. "Я в замке король". Если вы прочитаете хотя бы несколько глав, мир вокруг вас изменится. Возможно, вы увидите что-то настолько вам знакомое, что… Ребята, бросьте, мир взрывает не "Бойцовский клуб". И не "Кто-то пролетел над гнездом кукушки". Экранизации сделали эти вещи знаменитыми, хотя и перекроили их до неузнаваемости. А роман Хилл у нас толком даже не издан. Какая-то журнальная публикация ещё в "застойные" годы… Но эта вещь - сильнее всего, что мы сейчас читаем или смотрим. Да, это чопорная классическая английская литература. Тем, кто привык к литературе сетевой, читать будет непривычно. Я сам не без греха - первые строки преодолевал с трудом. Но остальное прочел за одну ночь.
Не знаю, что я в этой жизни сделаю хорошего. Пока, похоже, ничего не сделал. Сейчас я могу попробовать только самую малость - познакомить вас с этим необычным произведением. И если вы поверите мне, и прочитаете, и не останетесь равнодушными - всё, наверно, моя миссия на Земле будет закончена. В. П.П. 2007

СЬЮЗЕН ХИЛЛ
Я в замке король
РОМАН
Перевод с английского Е. СУРИЦ
Журнал «Иностранная литература», № 1-2, 1978:

http://www.fanlib.ru/BookInfo.aspx?Id=f15f8b39-8f6d-4af3-8a00-df26ff873216
И - сюда я его выложил в "разжатом" состоянии, читайте на здоровье: http://www.proza.ru/texts/2007/07/24-137.html

Франсуаза Саган

Ф.Саган читала еще в школе, понравилась своим романтизмом и ноткой грусти.

Сегодня решила освежить память -перечитать все романы еще раз, как раз купила сборник в удобном формате.

Читается на одном дыхании, совсем другие ощущения и восприятие.

Как приятно не жалеть время и находить в книге отдушину.
  • Current Mood
    accomplished