May 6th, 2007

скорость чтения

никогда меня не беспокоила скорость с которой читаешь книги, но поговорив с одной знакомой поразился что наши скорости оличаются почти на порядок! 
я за метро-день (на работу и обратно) успеваю прочесть 20-30 страниц, а она >100... 
т.е. за выходной день она вычитывает книгу на 500 стр. в легкую. это интересно у всех так?
пленка

"Абарат"

Год назад прочитал замечательную книжку "Абарат" Клайва Баркера. Написано, что это лишь первая часть тетралогии, но прошло столько времени, а продолжения все нет! :( 
Кто-нибудь в курсе - имеет смысл ждать?
little black dress

Вильгельм Гауф "Холодное сердце"

Вильгельм Гауф - знаменитый немецкий сказочник, ученик Гофмана. Кто не знает "Маленького Мука"?
Но я люблю Гауфа за другую сказку - "Холодное сердце".



Простой парень - угольщик из Шварцвальда, Петер Мунк, не в восторге от своего ремесла, унаследованного от отца. И тут появляется загадочный Михель-Голландец. Какая мелочь - продать своё сердце, оно ведь только и умеет, что болеть и страдать. Иметь ледяной камень в груди намного проще и удобнее. Петер Мунк только забыл, что отказался не только от боли и страданий, но и от счастья.
Печальная и мудрая сказка о том, как важно сделать правильный выбор.
Рекомендую к прочтению взрослым.
Гармония

Перевод иностранной книги - это лишь зеркальное отображение текста на другой язык?...

Люблю читать книги на русском языке. Люблю читать книги русских писателей. Мне нравится, очень нравится родной язык. Многогранный, неоднозначный, яркий, метафоричный.

А ведь правда... книги иностранных писателей, которые мы читаем на русском - это работа переводчиков. Да, люди, работающие над тем или иным текстом, стараются в каждом предложении придерживаться того, что хотел сказать автор, НО! Русский язык сильно отличается от, к примеру, английского, немецкого, французского или испанского. Порой становится невозможно сохранять оригинальную форму слога и мысль, переведенная на русский язык, теряет что-то, но и приобретает порой что-то новое.

Читая книги зарубежных писателей, я часто думала над тем, как здорово потрудился переводчик. Я сама училась переводу технических текстов и знаю, что это такое. В любом случае добавляешь частичку себя... но это были технические, научные статьи, что уж говорить о художественных. О текстах, где больше говорит душа и воображение.

Collapse )

Евгения Покидина
Bukashka

Чем хуже, тем лучше

 Уважаемое сообщество, посоветуйте мне, пожалуйста, какую-нибудь советскую-пресоветскую книжку. 

 Очень хотелось бы книгу, удовлетворяющую таким условиям:
1) не про войну (предпочтительно о послевоенном времени)
2) не деревенская проза
3) не детектив
4) не исторический роман
 
Желательно, чтобы имелась сюжетная линия "про любовь". Это может быть производственный роман, с мудрыми парторгами, бескомпромиссными главными инженерами и перевыполнением плана.
Суконный язык, дурацкие обороты и общая нескладность изложения и глупость приветствуются.

  Хороший пример - "Чего же ты хочешь?", но она уже прочитана, а я совсем не знаю имен тогдашних  писателей. Разве что раннего Проханова поискать, когда он еще сочинял про лесорубов с парторгами в тайге, а не про гексоген?
  Большое вам спасибо.

Update. Огромное спасибо всем ответишим и тем, кто еще ответит (если). Некоторые ветки этого разговора я надеюсь еще продолжить, а пока - общее спасибо всем.

Дмитрий Липскеров. Леонид обязательно умрет.



Липскеров, особенно не заботясь о произведении благоприятного впечатления на читателя, сходу начинает его запугивать гиперреализмом повествования и незамысловатостью языка.

Ошалевший от такого напора читатель приседает и некоторое время недоумевает, не переставая, тем не менее, читать, потому что сразу же вслед за запугиванием писатель выпускает на сцену запутывание, вводя одного за другим полтора десятка одинаково значимых для текста героев с самостоятельными сюжетными линиями, которые с ошеломляющей быстротой и лихостью сплетаются в плотный пружинящий клубок взаимосвязей. Примерно к этому же моменту гипер- реализм в духе чернушного постперестроечного соц- реализма легким потряхиванием калейдоскопа романа превращается в реализм мистический, и призрак Мураками Х. высовывается из-за левого плеча читателя норовя ткнуть пальцем в цитаты и заимствования, но не тут то было.

Самобытности Липскерову не занимать, он прикручивает главному герою (редкому, надо сказать кадавру, хоть и симпатичному) способность к левитации, и начитается классический, наш, русский период о поисках смысла жизни через православие в буддизм.

Заканчивается роман буддизмом уже окончательным и понимаешь, что все перипетии с обретением бессмертия, левитацией, сексом (которого как-то даже слишком в романе много), а главное бесконечными переплетениями жизненных путей героев, случайными и предопределенными, автор написал для иллюстрации в общем-то популярной концепции – реинкарнации, что читатель торжественно понимает, лишь перевернув последнюю страницу, потому что текст увлекателен настолько, что размышлять над ним в процессе чтения категорически невозможно.

Однозначный мастрид.

Еще тексты о текcтах можно прочитать здесь