April 29th, 2007

Поможите, люди добрые!

Есть у кого в электронном виде книга "Мифы Вселенной", "Иначе это миф", автора не припомню - про мальчика-мага, демона с планеты Извр и их совместные путешествия по параллельным мирам?

(no subject)

Уважаемые сообщники!
Помогите найти книги А. Деблина в электронном варианте. К сожалению, наш книжный рынок очень небогат, интернет-магазинов нет, а читать хочется не только местную рекламу((
И второе, почти (но вдруг не совсем?!) безнадежное: ищу давно и безрезультатно Олексу Воропая, "Обычаи нашего народа". Куплю, обменяю, скопирую, отсканирую, перепишу, наконец!!!
королева

(no subject)

Когда-то давно я писала о романе Юнаса Хассена Хемири "На красном глазу", который был опубликован лишь в журнале "Иностранная литература" за март этого года. Тем, кто заинтересовался, хочу сообщить что теперь его вылажили и в Журнальном Зале (вообще полезный сайт - туда стекается информация из многих литературных журналов).
Хемири дают здесь - http://magazines.russ.ru/inostran/2007/3/uh2.html 
Вот) В кратце напомню - роман про арабского школьника в Стокгольме, из ряда мультикультурных книг, очень современно.

Lena

"Побеждённые" Ирины Головкиной (Римской-Корсаковой)

Недавно перечитала роман "Побеждённые" Ирины Головкиной (Римской-Корсаковой). Первый раз я его прочла в 1992 году, когда мне было 16 лет. Я помню, что роман мне тогда понравился, но как-то не задел за живое. То ли я была слишком молодой, то ли какой-то инфантильной - не знаю..., знаю лишь одно - я не вспоминала об этой книге 15 лет!

И вот... 15 лет спустя, я вдруг до боли захотела найти эту полузабытую книгу (название и автора которой я уже не помнила) и заново прочитать её, погружаясь в атмосферу мрачных послереволюционных лет. И Слава Богу, что я это сделала... Ведь я могла и "похоронить" на чердаке своей памяти это замечательное произведение.

Как я уже сказала - действие романа происходит в послереволюционные годы... революция, Гражданская война... и вплоть до 1937 года. Однако это не историческое произведение. Отнюдь. Это семейная сага, где все события того времени описываются глазами членов одной семьи и их друзей. Это роман у судьбе русской интеллигенции, об участи русского дворянства, о людях, о предательстве, о любви, о смерти. Но прежде всего, это роман о жизни. О жизни целого поколения людей, которому не суждено было передать свой дух следующим поколениям. И хотя и мы и они - русские, нас нельзя считать их потомками. Так же как итальянцев нельзя считать потомками древних римлян. Нельзя. Я вовсе не пытаюсь сказать, что мы - хуже или лучше их, мы - просто две разные нации. И в этом, именно в этом, заключается вся суть трагедии главных героев романа - "побежденных".

"Побеждённые" можно поставить в один ряд с такими произведениями как "Белая Гвардия" Михаила Булгакова и "Доктор Живаго" Бориса Пастернака. Только вот роман "Побеждённые" написан женщиной и поэтому пропитан несвойственной для Булгакова и Пастернака пронзительностью и грустью... Женской грустью - одновременно надрывной и покорной.

Хочется добавить, что в России (и до и после революции) было не так много писателей-женщин. Поэтессы - пожалуйста, а вот талатливых и известных широкому кругу чителей писательниц - днём с огнём не сыщишь. Именно поэтому "Побеждённые" Ирины Головкиной - это редкий пример русской женской прозы. Хороший пример.

Collapse )
:-)

Юрий Нагибин. "Московская книга"

Чувство – как будто граблями разгребаешь пожухлые листья – как на школьных субботниках, когда под платанами расчищали черную землю от сухой коричневой листвы… Нет, твои мысли не причесываются. Наоборот, ворошишь что-то… что обычно стараешься уложить гелем для волос, чтобы унять непослушные вихры.

Нагибина, не один рассказ написавшего о своем московском дворе, о друзьях-товарищах, в лицах и поступках рисуя становление личностей, детство его притягивает, волнует тайной первых влюбленностей, которые он сентиментально препарирует; восхищением своими друзьями, о которых он пишет так, что тебя самого ошеломляет их целостность, сила духа и открывающееся собственное ничтожество.

И его влюбленность в московские переулки – ею пропитана книга. Еще не зная Москвы, я заочно любил ее – такую, какой она описана у Нагибина. Сейчас, изучив Москву, насколько это возможно за несколько месяцев блуждания по ее улицам-переулкам в свободное от проектов время, пройдя не раз по Чистым прудам, заглянув в Армянский, Сверчков, Златоустинский, я немножко иначе читаю его – ориентируюсь в названиях, угадываю, где же была станция метро Лермонтовская или Кировская, рисую словно по карте пути и маршруты, в общем, встраиваю его повествование в ту Москву, которую знаю. Или наоборот – ищу в Москве Нагибина свою Москву…