March 8th, 2007

Аркаим

(no subject)

«- И смешно, и странно, черт возьми... Когда дочь кушает ну, например, свою кашу по утрам, то вдруг замирает, произносит: «какой УЖАС», кладет ложку и долго потом не ест. Такое повторяется довольно часто в последнее время. Я ее спрашиваю: каша или там котлеты не вкусные? Нет, все ей вкусно. И вдруг: «какой УЖАС!»
- Филипп, она еще, может быть не привыкла к своему телу, оно ей видится чужим, кастрюля какая-то, в которой что-то булькает, варится, - и мы живем в этой кастрюле…Она недавно сюда пришла, и такое может быть у особо чутких, шок от жизни в теле – больше ничего, - закончила Лера».

В этом кратком диалоге из романа «Другой» Юрия Витальевича Мамлеева и отражен весь смысл испытываемого героями его произведений УЖАСА. Ремесленники, инженеры, пьяницы, научные работники тихонечко занимаются своим делом, и вдруг у некоторых происходит удар, даже не удар, а внезапное несогласие с тем, что целью может быть такое нелепое дело как перекладывание с места на место бумажек, кирпичей, досок, бутылок и прочего. Внезапно героев Мамлеева пронизывает ощущение нелепости всего происходящего, абсурдности в соединении с чувством причастности к чему-то высшему. И они начинают метаться, шататься, совершать некие предосудительные поступки, так как не знают, что с ними происходит, что делать с этим странным, неисчезающем ощущением. В более поздних своих романах Юрий Витальевич исследует причину появления этого «странного чувства» у некоторых людей, намекает, что рационально это явление не объяснить, пытается проследить дальнейшую жизнь своих «прозревших героев».
Честно говоря, меня до момента понимания смысла слова «ужас», произносимого героями Мамлеева, даже немного раздражала их чересчур выписанная, истероидная реакция, и постоянно встречающиеся в романах и рассказах слова ужас и хохот. И только приведенный выше отрывок из «Другого» расставил все по своим местам.
Аркаим

Центральная тема в произведениях Мамлеева

«- И смешно, и странно, черт возьми... Когда дочь кушает ну, например, свою кашу по утрам, то вдруг замирает, произносит: «какой УЖАС», кладет ложку и долго потом не ест. Такое повторяется довольно часто в последнее время. Я ее спрашиваю: каша или там котлеты не вкусные? Нет, все ей вкусно. И вдруг: «какой УЖАС!»
- Филипп, она еще, может быть не привыкла к своему телу, оно ей видится чужим, кастрюля какая-то, в которой что-то булькает, варится, - и мы живем в этой кастрюле…Она недавно сюда пришла, и такое может быть у особо чутких, шок от жизни в теле – больше ничего, - закончила Лера».

В этом кратком диалоге из романа «Другой» Юрия Витальевича Мамлеева и отражен весь смысл испытываемого героями его произведений УЖАСА. Ремесленники, инженеры, пьяницы, научные работники тихонечко занимаются своим делом, и вдруг у некоторых происходит удар, даже не удар, а внезапное несогласие с тем, что целью может быть такое нелепое дело как перекладывание с места на место бумажек, кирпичей, досок, бутылок и прочего. Внезапно героев Мамлеева пронизывает ощущение нелепости всего происходящего, абсурдности в соединении с чувством причастности к чему-то высшему. И они начинают метаться, шататься, совершать некие предосудительные поступки, так как не знают, что с ними происходит, что делать с этим странным, неисчезающем ощущением. В более поздних своих романах Юрий Витальевич исследует причину появления этого «странного чувства» у некоторых людей, намекает, что рационально это явление не объяснить, пытается проследить дальнейшую жизнь своих «прозревших героев».
Честно говоря, меня до момента понимания смысла слова «ужас», произносимого героями Мамлеева, даже немного раздражала их чересчур выписанная, истероидная реакция, и постоянно встречающиеся в романах и рассказах слова ужас и хохот. И только приведенный выше отрывок из «Другого» расставил все по своим местам.

Зачем нам книги?

Может для кого-то это и так известно,но я сама для себя поняла,чем хорошие книги отличаются от легких глупых книжечек.После прочтения хорошей книги надолго остается след о ней,читая задумаешься над ней,сравниваешь со своей жизнью,учишься чему-то,узнаешь много нового.Когда закрываешь легкое чтиво моментально забываешь о нем,такие книги ведут только к деградации личности,т.к. там часто употребляется сленг и ненормативная лексика,а также пропагандируется нездоровый образ жизни.
Воть

  • Current Mood
    thoughtful thoughtful

О вреде сказок.

А согласны ли вы с тем, что маленьким детям не нужно читать сказки и стихи, т.к. это может травмировать психику ребёнка? Есть ли среди вас люди, чья психика пострадала именно от чтения сказок в детстве?:)
17

(no subject)

С праздником девушек, надеюсь, что мужчины будут внимательными каждый день, а не только сегодня ;)

Есть ли у кого в электронном формате "Бегом с ножницами" Берроуза? Спасибо.
L'etoile

Подскажите

где скачать книгу Поля Зюмтора "Повседневная жизнь Голландии во времена Рембрандта" ? (можно и в оригинале, на французском)
Заранее благодарю.
God Свиней

Хитопадеша: индийские притчи

«Нет никого, кого бы женщины не любили, и нет никого, кого бы они любили: они подобны коровам, которые ищут в лесу все новой и новой травы».

Поздравляю с весенним праздником прекрасную и обаятельную половину читающих эту запись, и спешу заметить, что цитата принадлежит не мне! Это мудрость Древней Индии. Есть такая глубокомысленная книга – «ХИТОПАДЕША», первый в истории образец гипертекста. Она состоит из поучительных историй, герои которых при первом же удобном случае тоже рассказывают друг другу поучительные истории, герои которых... и так далее. Например, приведенная выше цитата взята из «декамероновской» истории, которую мудрый мышонок Хираньяк рассказывает своим друзьям - вороне, газели и черепашке, чтобы проиллюстрировать максиму «Следует тщательно обдумывать свои поступки». Как и положено сказке, среди героев книги встречаются люди и животные, цари и нищие, кшатрии и брахманы, львы и шакалы, буйволы и слоны, мышата и черепашки. И все они носят замысловатые индийские имена. Collapse )