March 6th, 2007

Волка

Герман Гессе "Игра в бисер"

Я не помню, писали ли в это сообщество отзывы об этой книге, но спешу поделиться впечатлениями уже сейчас, хотя прочитаны только две трети.
Книга великолепна. Это раз. Сожалею, что не могу прочитать ее в оригинале, ибо в немецком не очень сильна. Но на русском языке, у нас есть чудесная возможность оценить всю прелесть речи писателя, оборотов, описаний, диалогов, которые тоже весьма специфичны.
Книга пришлась по душе еще и потому, что в ней очень хорошо охарактеризована поглощающая и дающая развитие личности система образования и самообучения. Когда информация затягивает, открывает новые просторы для мысли, и сам того не замечая, ты затягиваешься в этот процесс вместе с героем книги.
"Игра..." как ценный напиток, который нужно пить осторожно, втягивая по капельке, не расплескивая из стакана, а медленно проникая внутрь самого пития. Никакой сложности в чтении, но читаешь медленно, по несколько страниц, делая передышку и вновь падая в глубины этой истории.
Я дважды останавливалась и убирала книгу на полку, ожидая какого-то особенного, подходящего момента и настроения, и каждый раз, продолжая ее, понимала, что нет ничего прочитанного между этим днями, что книга все время была со мной, она будто стирает все, что было до...
Я не знаю, как закончится эта история, но точно уверена, что такие книги нельзя бросать недочитанными где-то на середине по причине скучности и вязкости.
Гессе прекрасен...
Я

Маша Трауб

Маша Трауб. «Нам выходить на следующей»

Самое первое, и основное. Я ненавижу женскую прозу. Она чрезмерно перенасыщена эмоциями, всякими всхлипами – розовыми носовыми платочками, «он ушел – а я осталась», и все такое…

НО!!! Collapse )
в шляпке

Анн Анселин Шутценбергер "Синдром предков"



Эта книга будет интересна каждому. Потому что про своих предков забывать нельзя. Многие наши поступки и действия обусловлены поведением и образом жизни наших прапрародителей. И от этого никуда не деться.
Для лечения пациентов и распутывания старых семейных тайн автор использует геносоциограммы. Очень много примеров!
Скучно не будет :)
Во Франции эта книга выдержала 14 изданий


Чак Паланик-- Колыбельная

Если после "Бойцовского клуба" вам хочется прийти на работу, сделать боссу липосакцию и наварить офигенного мыла, то после этой книги вы отправитесь на базар к бабке, продающей семечки, чтобы купить у нее бензопилу (у каждой бабки должна быть бензопила- без этого никак). А потом пойдете к соседям сверху и снизу, чтобы начать крошить всех без разбору. Эти шумо-голики. Эти тишина-фобы. Хотелось ли вам убить соседей? Или так: сколько раз в день вам хочется отдать пол жизни за то, чтобы они заткнулись!
И что бы я стал делать, если бы убивать стало легко, легче чем дышать? Спаситель и "санитар леса", избавляющий общество от человеческого мусора, или серийный убийца, убирающий всех подряд?
Но это не главное. За что я люблю его, так это за неоднозначность. Так, он не дает определенного ответа, некрофилия- это хорошо или плохо. Одни персонажи вовсю смакуют, других от этого тошнит (тоже, кстати, не сразу). Выводы делайте сами))
Книга однозначно непростая, несмотря на то, что с поверхностной точки зрения сюжет выглядит легкомысленным. Один только список затрагиваемых проблем займет полторы страницы.
Черный юмор, здоровый цинизм и несомненная глубина...

Джеймс Мик "Декрет о народной любви" Амфора, 2006

Книгу мне посоветовала купить подруга. Настойчиво. Я повертела в руках, почитала тексты -  на обложке и аннотации - ничего не поняла, пожала плечами, и - купила. 
И я утонула. По-настоящему, как давно и с удовольствием не тонула в книге.
Это хороший роман, который увлекает так сильно, что каждую минуту хочется вернуться к нему, что все остальное: работа, дом, друзья и прочее кажется немного лишним, во всяком случае, пока он продолжается, этот роман с романом. Оказалось, что у меня даже есть время для чтения больших книг. 
Итак, о чем же? Действительно, о любви. О любви всякой: материнской, плотской, бесполой, божественной, любви верующего и любви анархиста, о любви глупцов и любви умников, о любви безнадежной и любви с большим будущим, о любви к родине и любви к человечеству. 
В Сибири 19-го года 20-го века в маленьком городке оказываются: богом забытый чешский полк, вернее, остатки его, секта скопцов, беглые каторжники, аборигены, влюбленные женщины, героические дети, и, конечно же, красные бойцы.
Да, этот роман мог бы стать политическим, если бы не любовь. И даже в одном из аннотационных текстов проведена параллель с современным обществом с его террористами и антитеррорными организациями, с его религиозными фанатиками и агрессивными политиками. Но мне кажется, что все-таки это совсем не то главное, что заложено автором в роман. На мой взгляд главное в нем действительно - любовь. Именно любовь - та призма, через которую и нужно смотреть на все события, и лишь одна она дает и может дать силы для того, чтобы жить независимо от климата, будь он географическим или политическим, благоприятным или ужасным.
А еще поразило меня то, что автор - иностранец. И до сих пор я в толк не могу взять, как это удалось ему так сильно, так страстно, так подлинно - не утрируя и не лицемеря - описать характеры и отношения героев, создать историю, не упустить ни одной детали, нарисовать Сибирь, его быт, местных и пришлых обитателей, создать ощущение полного присутствия читающего в гуще событий, наполнивших роман. 
Удивительный, страстный, мощный, огромный, синий, любовный, глубокий, реалистичный, фантастический. 

Чего бы почитать?...

...такого весеннего, женского, летящего, романтичного, но не сопливого?

можно конечно просто опять перечитать "Мастера и маргариту", но мейби есть еще что-то достойное первых дней весны?..)

ЗЫ: А если сразу ссылкою, то спасибо вам будет приогромнейшее, ибо с бумаги читать разучилась)

Ольга Лазорева-- Секс по телефону. Дневник говорящей девушки.

Вот что ни говори, а женщины- это отдельная субкультура. Причем я даже такой планеты не знаю.
Никогда не понимал, что отдельные личности находят во всяких Дарьях Донцовых и Оксанах Робски. У нас же перед глазами следующий экземпляр, судя по отзывам, претендующий на эпатажность.

Читавшие говорили, что с такой книгой можно свободно закрыться в туалете на пару суток. Однако простая история аспирантки филфака, которая пошла работать в службу секса по телефону- ликбез для школьников. Просто достала банальщина. Почти все, описанное в книге, производит на меня усыпляющее действие, даже если это экранизировать. Обращаясь к тем, кого это восхищает, хочется спросить: это я такой извращенный или их души девственно чисты.))
Несмотря на довольно подробные цитаты "говорящей девушки", книга возбуждает не больше, чем чтение чека из супермаркета. Хотя отдельные моменты (виртуальная копрофагия или психологическая беседа с фанатом некрофилического инцеста) не кажутся такими уж банальными.
"Ну конечно,- скажет читатель.- Тебе только с роботами подавай!" Да уж нет. Можно было простенько и со вкусом.
Может я и придираюсь, может, во мне вообще ничего светлого не осталось, но имхо эротическое чтиво не удалось(
mu

Эрленд Лу. Наивно. Супер



Пару лет назад была такая мысль: "Научить искусству жить в современном мире могут только авторы, которые знают, что такое интернет".
С тех пор я прочитал много классики, и понял, что эта мысль не совсем верна, но по отношению к книге Эрленда Лу "Наивно.Супер" она остается быть верной.


Что уж точно привлекает в этой книге, так это ее эргономичность. Подумать только - пока едешь в метро можно читать по главе между станциями, таким образом, когда приезжаешь на свою станцию, просто вкладываешь закладку и все. А когда доходишь до эскалатора и открываешь книгу, чтобы продолжить чтение, оказывается, что нужно просто начать с новой главы, а не искать место, где закончил...

А если серьезнее, то книга привлекает этим самым ощущением "лайт", которого в русской литературе днем с огнем нужно искать.
Книга похожа на мебель из гнутой фанеры Альвара Аалто, самые любимые мои моменты я запоминал, когда умиление красотой и простотой достигало предела.
Цитат много, вот что приходит на вскидку:

"Хорошая вещь - вода!
Если бы мне пришлось выбирать из разных вещей одну, я бы наверняка
выбрал воду"
"Вообще-то на свете есть довольно много вещей, которые я ценю. Вот что я
ценю:
- стучать,
- кидать мяч,
- сидеть в уборной,
- солнце,
- еду,
- деревья,
- дружбу,
- морской берег,
- девушек,
- лебедей,
- спать и видеть сны, просыпаться,
- когда меня кто-нибудь гладит по спине (бывает редко),
- музыку ("All you need is love"),
- детей (Берре),
- воду,
- ездить на машине,
- кататься на велосипеде.
Мне бы еще только чувство, что все в мире как-то связано и что все
кончится хорошо. Как это было бы здорово!"