November 22nd, 2006

  • trainin

Помогите вспомнить

В детстве у меня была книга детских стихов, переведенная с иврита. Помню только одно стихотворение
Энек-Бенек, чей это портрет,
Если это не секрет?
он ответил - Дяди Эли,
Продолжая рисовать.
Я воскликнул:
Неужели, разве вновь у дяди Эли
Кудри стали отрастать?
Нет, ответил Энек-Бенек,
все такой же дядя наш.
Но чтоб вышел он похожим нужен
лысый карандаш.
Книга была очень красочная, с прекрасными иллюстрациями, может быть у кого-то она была еще? Пожалуйста, помогите вспомнить.
тучи
  • ilyaad

Андрей Малахов стал писателем!

Издательство "Эксмо" выпустило книгу Андрея Малахова!




Как заманить на токшоу Николая Баскова? Где теряет килограммы московская элита? На каком кругу ада уготовано место Маше Малиновской? И чем помимо работы с трудом, но все-таки успевают заниматься ведущий самого популярного ток-шоу страны и его любимые редакторы-блондинки? Жизнь в кадре и за – именно этому повящен роман известного телеведущего Андрея Малахова «Мои любимые блондинки», написанный в жанре черной комедии.
На вопрос, что здесь правда, а что нет, Малахов (писателем себя категорически не считающий и потребовавший в связи с этим, чтобы весь тираж был отпечатан на вторсырье) отвечает: «Как в жизни, 50/50». И еще: когда вы будете читать эту книгу, не забудьте включить телевизор (только Первый канал!), пусть даже без звука. Рейтинг не должен упасть ни при каких обстоятельствах. Не переключайтесь!
Рыбка в аквариуме
  • kwert

ХАРРИ МАРТИНСОН

ХАРРИ МАРТИНСОН (1904-1978).
Шведский поэт и прозаик.

В интернете ничего не нашел, только биографическую справку о нем, как о нобелевском лауреате.
Чтобы исправить эту несправедливость, отсканировал для себя несколько страниц из сборника "Избранное", изданного "Радугой" в 1984. Возможно, опубликую у Мошкова.
А пока кое-что выложу здесь.

ИГРЫ

Если ты хочешь узнать,
способен ли плыть по реке,
выйди на мост под сияньем луны.
И чугунный мост отчалит по речному серебру.
Не доплывешь никуда, но многое в жизни -
игра, в которую надо сыграть.

Collapse )
2015
  • alwdis

Древнерусский "фольклор" и византийская традиция

...Поскольку и поучения против язычников, и русская Начальная летопись — Повесть временных лет (ПВЛ) были результатом «рецепции» византийских образцов — творений отцов церкви (прежде всего, Григория Богослова и Иоанна Златоуста) и византийских хроник, — то собственно древнерусские фольклорные мотивы, имена языческих богов и т. п. оказывались включенными в византийский и библейский «литературный» контекст.
Это относится уже к описанию Владимирова пантеона в ПВЛ. Утвердившись в Киеве в 980 г., Владимир «постави кумиры на холму вне двора теремнаго: Перуна древяна, а главу его сребрену, а ус злат, и Хърса, Дажьбога и Стрибога и Симарьгла и Мокошь. И жряху им, наричюще я богы, и привожаху сыны своя и дъщери, и жряху бесом, и оскверняху землю требами своими. И осквернися кровьми земля Руска и холмо-тъ» (ПВЛ, с. 37). Описание идольских жертв в летописи — распространенная цитата из Псалтири, которую приводит и Иоанн Златоуст, которого, в свою очередь, цитирует в своей Хронике Георгий Амартол, неоднократно приводя и цитату о приносимых в жертву сыновьях и дочерях: в Псалме 105 (35-38) избранный народ обличается в том, что смешался с язычниками в Ханаане и служил «истуканам их»; «и приносили сыновей своих и дочерей в жертву бесам». Уже это «общее место» существенно для изучения древнерусского язычества, ибо оно повторяется и в современных исследованиях, в том числе при интерпретации археологических находок как человеческих жертвоприношений, якобы практиковавшихся на Руси чуть ли не до середины XIII в. Человеческие жертвоприношения на Руси известны и письменным, и археологическим свидетельствам, но лишь в контексте погребального культа — идолам, согласно знаменитой записке Ибн Фадлана, человеческих жертв не приносили (не приносили их громовержцу и древние славяне, судя по известию Прокопия Кесарийского). ...
Иное дело — сам список богов, который, как и прочие летописные списки (народов, князей), несет особую информацию. ...

В. Я. Петрухин. «Проводы Перуна»: древнерусский «фольклор» и византийская традиция