September 18th, 2006

What are you listening to...?
  • tmann

(no subject)

Друзья!!
Кто нибудь знает что нибудь о книге Джованни Реале и Дарио Антисери - "Западная философия. От истоков до наших дней". Что можете сказать, посоветовать?
  • Current Music
    Porcupine Tree - Recordings
  • gadygee

Книги о русских

Перечитала с большим удовольствием Овчинникова про англичан и японцев и задалась вопросом: А про нас, русских, писал кто-нибудь из иностранцев? (кроме Сомерсета Моэма)Кто-нибудь попытался дать полный анализ нашей нации, нашей культуре? Если да, было бы интересно почитать, даже если на английском.

(no subject)

«Ничего не бойся»: новая книга Максима Яковлева- вышла книга, которую лично я с нетерпением ждал. Максима Яковлева издавали (не считая многочисленных публикаций в "Фоме") очень мало, очень скупо и, самое главное, не так. Слишком много редакторских перестраховок и слишком мало любовности и доверия к человеку, у которого, быть может, и случаются изредка какие-то ляпы стилистические, но который пишет живую прозу, где даже какой-то сучок и излом - от избытка жизненной силы. В этот раз издали Яковлева с любовью. Но я всё же боялся: в сборник вошли не самые бесспорные его вещи - напротив - почти каждая - дискуссионна. "Ничего не бойся" многие критиковали за нежизненную, фантастическую концовку. "Пир" - за схематичность. "Апполинарию" - сам Ваш покорный слуга - за прямолинейность, плакатность. "Вознесение" - за отсутствие художественного ответа на поставленный в рассказе онтологический вопрос. "Выбор" - за политическую тенденциозность. Рождественскую сказку - за сюжетные нестыковки и какую то легкомысленность... И вот всё раскритикованное собралось под одной обложкой и упало мне в руки. И была пара-тройка ночных часов, субботних и воскресных, чтобы, читая почти навзрыд, повторять в себе: как же хорошо, Господи, как напевно и серьезно каждое слово!:
Collapse )
back

Януш Вишневский "Одиночество в сети"

Давно я не читала таких книг, чтобы взахлёб, чтобы забывая о том, что происходит в реальном мире, чтобы не читать, а п е р е ж и в а т ь всё описываемое...
На первом месте в книге, конечно, история жизни главного героя, с которой переплетаются истории ещё многих людей. За 40 лет Якуб прожил такую насыщенную жизнь, какую многие не переживают и за 80. Необыкновенно сильный человек, сумевший пережить смерти стольких дорогих ему людей. И не сломаться. Книжка необыкновенно грустная. Полна самых разных эмоций: и радости, и надежды, разочарований, удовлетворения и, конечно, любви. Она здесь такая разная: красивая, глубокая, эротичная, самоотверженная, естественная...

"Указательные пальцы обеих рук дважды под ключицу. Потом два раза в направлении собеседника. "Я люблю тебя". Это так просто..."

Мне очень жаль Якуба, жаль, что не смотря на все испытания, которые ему пришлось перенести, он в конце концов не обрёл таких заслуженных и желанных радости и счастья:

Почему все покидают меня? Почему?
Найди меня.
Как нашла год назад.
Прошу тебя, найди меня. Спаси!

А, может, это простая теория равновесия: успех в научной сфере, цена которому - одиночество?
Всё происшедшее так безжалостно реалистично и понятно - се ля ви...
мэг 2

Ясунари Кавабата "Спящие красавицы".

Красота и Смерть – эти два образа пронизывают книгу.

Герой повести – старый Эгути – начинает посещать странный дом. Гости этого заведения проводят ночи с девушками, погружёнными в глубокий сон с помощью наркотических или лекарственных средств. В этот дом приходят старики, которые уже распрощались с физической стороной любви и в объятьях "спящих красавиц" вспоминают молодые годы, минувшие минуты наслаждения…

Но Эгути не такой. Он не тот, "кому можно доверять", по выражению женщины, встречающей гостей этого дома. Он с гордостью думает о своей тайне, о том, что он может сделать с девушками такое, о чём могут лишь мечтать остальные гости. О том, что строжайше запрещено правилами этого клуба, где гости немощны, а девушки – невинны.

Приходя в очередной раз в этот дом, Эгути оказывается в постели с разными девушками. Они совсем не похожи друг на друга, и каждая кажется ему прекрасной. Обнимая или разглядывая очередную красавицу, он испытывает различные чувства… Нежность, восхищение, желание обладать этим беззащитным телом. Чередой проходят перед его глазами воспоминая о женщинах его жизни. Пылких романах и мимолётных встречах. Он чувствует боль человека, уже уходящего из этой жизни…

Удивительно, что каждый раз, любуясь девушками, Эгути охватывало желание не только грубо разбудить девушек, но и причинить им боль, даже задушить их.

Проснувшись однажды в этом доме, Эгути с ужасом видит возле себя в постели мёртвую девушку…

Красота и смерть…

Цитата":
"Возможно, эти спящие девушки, безмолвные и ничего не слышащие, - лучшие собеседницы для стариков, которые уже не в состоянии иметь дела с обычными женщинами? Сегодня Эгути впервые видит такую девушку. А ей наверняка уже не раз приходилось проводить время со стариками вроде него. Полностью им доверившись и совершенно ничего не чувствуя, в глубоком сне, подобно смерти, с невинным лицом так же как сейчас, лежала она на боку и легко дышала. Быть может некоторые старики ласкали всё её тело, а некоторые рыдали, оплакивая свою судьбу. Ничего этого девушка не знала. Эгути осторожно, как будто держал в руках очень хрупкий предмет, вытащил руку из-под головы девушки. Но в глубине души его не покидало желание грубо разбудить её".

Золото и пепел: сто плохих финалов

Питер Гринуэй. Золото
Строго говоря, не сто — кое-кто спасется, но все равно это очень грустная книга. Почти каждая новелла заканчивается плохо, почти все умирают, многие — старается не смаковать автор — в страшных мучениях. Если кто-то не погибает, а вовремя уезжает в Америку — к концу книги это начинает вызывать подозрения. Золотые вещицы, за чьими судьбами автор следит взглядом судмедэксперта, расплавляются, чтобы превратиться в анонимные слитки. А хозяева этих самых золотых вещиц становятся на глазах остолбеневшего читателя горсткой анонимного пепла. Книга словно тестирует систему фильтров человеческого сознания: легко ли будет гнать от себя эти чужие биографии и ужасные смерти, пусть придуманные, но сплавленные из тысяч других, реальных? По крайней мере, тому, кто до сих пор умудрялся оставаться равнодушным к теме Холокоста, придется распрощаться с таким отношением после прочтения «Золота». Если уж Гринуэй-режиссер не дает зрителям спуску (как говорят на CNN, «Some viewers may find these images disturbing»), то Гринуэй-писатель не щадит вообще никого — будем надеяться, что воображение читателя побережет его покамест от визуализации отдельных подробностей. Когда появится фильм («Золото» — часть киноэпопеи о Тульсе Люпере, который и сам пробегает в книге Белым Кроликом), очевидно, какие кадры в него войдут: «Из-под граммофона вытекла струйка крови». Или: «Побитая плачущая девица еще долго лежала на траве, а вокруг летали белые перья. Белое, зеленое».
Collapse )

Рецензия опубликована впервые в рамках литературного проекта Букник.ру
mute

(no subject)

моя мама захотела почитать эрленда лу. у меня есть все книги, но не могу представить, что понравится 47-летней женщине. может, что-то посоветуете?
magic key
  • is1and

Джон Фаулз. Мантисса

Каждый раз он умеет удивить, этот неугомонный старик Фаулз. Кажется, уже было всё: и кристально чистый реализм, и заигрывания с психологическими учениями, и мистицизм, и стилизация, и беспардонные фокусы с горизонтами ожидания. Ан нет! Нате вам -
"Мантисса". Ерундовинка, зарисовочка, дополнение, сноска. "Добавление сравнительно малой важности". Фейерверк из античных мифов, филологических учений и быта двух влюбленных. А попросту говоря - небольшой фрагмент из жизни писателя и его музы.
Конечно, максимальную дозу удовольствия от фаулзовского баловства получат студенты, аспиранты и кандидаты филологических наук, не говоря уж о профессорах: те, для кого "дискурс" и "герменевтика" - не пустой звук. Потому что за всеми этими головокружительными поворотами сюжета нетрудно разглядеть горы многовековых наработок в области теории литературы. Причем горы эти нелепо торчат вверх подножиями и выплясывают фантасмагорический канкан под нервные смешки читателя. Но при этом в голову, толкаясь, вваливается целое стадо вечных вопросов: творец и вдохновение, творец и публика, творец и его детище... Об очень серьезных вещах Фаулз повествует легко, иронично и ярко. А эротические сцены... Да, они есть, и, как всегда у старика Джона, удачны, но очень глупо считать их центром повествования. Секс здесь - еще одна метафора творчества, и, если вдуматься, не нарочитая, не эпатирующая, а наоборот - логичная и тонкая. Помимо прочего, "Мантиссу" можно считать идеальным учебным пособием для филологов-младшекурсников и всех людей, связавших свою жизнь с творением текстов. Ей-богу, ввела бы в обязательную университетскую программу, будь на то моя воля.
Ну, и, конечно, нельзя не сказать, что творец и муза в "Мантиссе" - это не только определенного рода абстрактные категории, но в первую очередь - вполне конкретные мужчина и женщина со всеми вытекающими. Фаулз - настоящий мастер проникновения в души, каждый второй диалог в той или иной вариации наверняка имел место в вашей собственной биографии. Не обязательно воспринимать повествование как метафору творчества: вполне возможно, оно предстанет перед вами как своеобразная анатомия отношений, именуемых любовью. Но в любом случае, какую бы линию вы не избрали в качестве нити Ариадны, пробираясь через лабиринт "Мантиссы", не стоит воспринимать роман слишком серьезно. В конце концов, это всего лишь малозначащее дополнение. И, по большому счету, эффект от этого дополнения зависит от качества и объема того, что дополняется - вашего собственного читательского опыта. Лично я уже внесла в план: "перечитать "Мантиссу" лет через двадцать, понять в пять раз больше и умереть счастливой".
  • lunoxod

off-top немного

Извиняюсь за офф-топ. Но очень надо прямо здесь и прямо сейчас: самый большой, хороший и с разумными ценами книжный в Питере.  И чтоб был хороший отдел иностранной литры.
Спасибо.
What are you listening to...?
  • tmann

(no subject)

Друзья, посоветуйте...
Где я могу найти и скачать книгу - «Теория игр и экономическое поведение» (Theory of Games and Economic Behaviour) Джона фон Неймана и Оскара Моргенштерна?
Семидесятого года книжица, переизданий больше небыло...
  • Current Music
    Pain Of Salvation - Be
eremit

Л.Шестов "Апофеоз беспочвенности"

Не в первый раз взял в руки философский труд, но "философская вера" и "духовная ситуация нашего времени" Ясперса как-то не пошли, "Послесловие к философским крохам" Кьеркегора находится в процессе моего чтения, но тяжеловато пока. "Апофеоз..." же Шестова прочитался достаточно легко. В первую очередь, поразила совершенно необычная форма изложения - очень афористическая, смелая, парадоксы тоже присутствуют, но не принесена в жертву строгой системе очень ценная вещь - а именно свободная мысль. Произведение именно и представляет собой набор разрозенных мыслей, иногда не связанных. Труд разбит на небольшие пронумерованные главки. Эта работа в свое время (1905 г) не привлекла бы столько внимания и не вызвала бы стольких споров, не проглядывай сквозь эту разрозненность единый стержень философской теории, во многом предвосхитившей идеи экзистенциализма. Экзистенциалистская уникальность человеческого бытия выступает у Шестова постулированием протеста против диктата разума, значимости науки, приписыванием приоритетного значения свободе человеческой личности. Соответственно, будучи противником рационализма философ выдвигает на первый план иррационалистическое откровение, даруемое Богом. Как экзистенциализм противостоял строгой аналитичской философии, так и Шестов всячески нападает на современную ему философию, особенно в плане ее логического начала, игнорирования проблемы ценности личности. Помимо этого присутствуют также интереснейшие размышления по поводу русской литературы, смыслов, заключенных в творчестве Пушкина, Достоевского, Толстого, Чехова. Заметки о Платоне, Сократе, Канте, Шопенгауэре.
Приведу одну из интересных главок:
""Лучше быть несчастным человеком, чем счастливой свиньей", утилитаристы рассчитывали на этом золотом мосте перебраться через пропасть, отделяющую их от обетованной земли идеализма. Но пришла психология и грубо доложила: "Несчастных людей нет, все несчастные - свиньи". Подпольный философ Достоевского, Раскольников, Гамлет и т.д. - не несчастные люди, судьбу которых можно предпочесть, а несчастные свиньи - и главное, они сами слишком хорошо это знают...Имеющий уши, да слышит.
profile

Улицкая

В очередной раз порадовала меня Людмила Улицкая: новый сборник "Сквозная линия", в которую вошли повесть «Сквозная линия» и рассказы: «Второе лицо», «Женщины русских селений», «Цю-юрихъ», «Орловы-Соколовы», «Зверь», «Пиковая Дама», «Голубчик», «Перловый суп».
Collapse )
eremit

Читал ли кто-нибудь Р.М.Рильке?

Не могли бы поделиться впечатлениями. Особенно интересуюсь сборником стихов "Часослов" и роман-дневник «Записки Мальте Лауридса Бригге» (1910), предвосхитивший экзистенциалистскую прозу.
Заранее благодарен