September 9th, 2006

йозеф винклер. труп, преследующий семью («der leichnahm, seine familie belauernd»)

«Пришел ли уже листок, в котором сообщается о трагическом происшествии? Оставшиеся в живых через пару часов смогут забрать в типографии «Нест» в Шпиттале над Драу сто пятьдесят листков с траурной каймой. Деревенские жители будут особенно радоваться вести о смерти и тому дитяте, который будет носить листочки по домам, перепадёт хорошая денежка на сладкое. Наконец-то минулось, экс-служку и писателя таки зароют в землю. Если же его закопают на нашем кладбище, так мы будем приходить высраться на его могилу! Каждую ночь! После Гитлера не было еще такого выродка! Это ж новый Гитлер! Крестьянин-добрый католик с заштопанной губой первым сложит и спрячет сообщение и, озираясь направо и налево, ночью прокрадется на кладбище к моей свежей могиле, на которой будут увядать венки. Когда он был подростком, то, нализавшись, на машине въехал в могилу, при этом прокусил себе губу, прибежал к дому моих родителей, крича, пока кровь стекала по его подбородку на рубашку, до второго этажа, где спала молодежь: Францль! Францль! Помоги! Францль-добрый католик помог и отвез на своей машине молодого пьянчужку в полночь на другой берег Драу к доктору Планку, который погнал с порога католика-кроволиза – в госпиталь, где ему в предрассветный час заштопали его нижнюю губу. Вскорости после того, когда мой престарелый отец захворал, а мы встречали друг друга на улице, этот дубоголовый с заштопанной губой нагло, язвительно и с надеждой в голосе спрашивал: Как дела у отца? – может, тебе пора пропеть «Вынеси меня в гробу из дому и дальше через мое поле», trog mi ause übern onga»

как быть тому, кто родился в темной затерянной деревне где-то в каринтии, вырос посреди земли, скотины, работы, церкви, католических песнопений, святых мощей, пышных и увядших цветов, святых мучеников с прекрасными heilige gebeine, с осознанием того, что нравятся ему сосем не девочки, а даже наоборот. крал он и деньги, чтобы купить себе у букиниста карла мэя, и страсть его неискоренимо влилась в жизнь, книги переплелись с потаенными грехами – поисками любви в станционных туалетах, где его обкрадывали и избивали.

Collapse )
  • leshki

Анита Мейсон _ Ангел рейха

Потрясающая книга. Женщина-летчик во времена 2 мировой войны. Фанатик неба.
В книге нет претензий на открытие страшных тайн гитлеровской Германии. Нет подробных описаний ужасов войны. Нет подробных описаний интимной жизни главной героини. Общее впечатление - тонко и терпко. И пахнет полынью.

Резюме. Читать.

Колетт Пеньо (Лаура)

Что читать? Естественно, - Колетт Пеньо!
САКРАЛЬНОЕ

В РАБСТВО И НА РАБОТУ ЗОВЕТ ОДНА И ТА ЖЕ СИРЕНА


..Я обитала не в жизни, а в смерти.
Сколько себя помню,
передо мной все время вставали мертвецы:
«Напрасно ты отворачиваешься, прячешься, отрекаешься...
ты в кругу своей семьи,
и сегодня вечером будешь с нами».
Мертвецы вели ласковые, любезные
или сардонические речи,
а порой, в подражании Христу,
этому извечно униженному и оскорбленному,
нездоровому палачу..
они открывали мне свои объятья.
Я шла с запада на восток,
из одной страны в другую,
из города в город - и все время между могил.

(no subject)

Посоветуйте, пожалуйста...
Нужно 2 недели лежать в роддоме, не нервничать и испытывать положительные эмоции. Хочется взять ссобой туда что-то вроде "Коллекционной вещи" Тибора Фишера, "Любви и так далее", "Англии, Англии" Джулиана Барнса, всего, что издано, Иржи Грошека... Думаю вы меня понимаете. Очень надеюсь на совет. Спасибо.
  • gruimed

Мошков

Господа, мне померещилось или с сайта вышеозначенной библиотеки исчезли многие тексты ?

Я много лет ей не пользовался, а сейчас с удивлением не могу найти многие вещи (Лема например), которые вроде там были, если мне конечно ничто не изменяет.

Это случаем не результаты деятельности товарища Геворкяна ?