September 1st, 2006

габриэль гарсия маркес. последнее лето госпожи форбс

сложно отделить впечатление от текста от испанского фильма, снятого по рассказу, и если быть очень честным, то воплощение на экране этой незамысловатой истории, такой невероятно маркесовской, стало намного более удачным, чем рассказ мастера. и поэтому фантазия, перемешанная с воспоминанием, возносящаяся туда, куда не долетают самые высоколетающие птицы памяти, постоянно замещает образы, вычитанные и сконструированные из слов, картинами невероятной красоты из фильма, недостижимого, к сожалению, по причине его полной неизвестности.

остров пантеллерия что югу от сицилии становится раем для двух детей. увезенных туда родителями до того момента, как туда прибывает на время отсутствия родителей воспитательница-немка, такая себе неудачница с прусским характером, вызывающая отвращение в рассказе и какое-то отстраненное восхищение в фильме, во многом благодаря ханне шигулле, которая из фассбиндеровских фильмов принесла собой инфернальность и германность, ту, которая в сапогах, полувоенной одежде и говорящую чеканным немецким языком.

рай постепенно становится оплотом пруссачества, в первую очередь понимаемого как муштра, физическая и моральная, муштра безжалостная, изводящая, уничтожающая личность не только ребенка, но и взрослого, муштра как испытание на выносливость и готовность отсечь человеческие слабости, такие как отвращение, лень и так далее. muraena helena, мурена греческая, прибиваемая к дверям в начале рассказа и апофеозе фильма, становится причастием. после которого не выживают. греция, отлитая в металле шиллеровских строк, губит детскую психику, уничтожает сеньору форбс и растворяется в водах моря. ты не ешь мурену, figlio mio? это самая нежная рыба на земле, говорит фульвия фламинеа. самая нежная на свете – сеньора форбс, пекущая по ночам пироги и торты, поедающая это под телевизор, рыдающая от вина и безответной любви, читающая пламенные монологи пентесилеи, а то время как оресте, ее ахилл, остается абсолютно равнодушным к ее притязаниям. оресте, в маленьких плавках и широком поясе, пловец и охотник, оресте под душем, оресте с аквалангом, он в рассказе так, просто тень, проходящая по тексту для красоты ландшафта и для того, чтобы в финале убить дораду, в фильме становится тем прекрасным недостижимым чувством, которое убьет сеньору. его тело будет ее волновать, она уйдет с ним ночью в ресторан, чтобы соблазнить, но, подкравшись к его одинокому домику (а в рассказе все так банально, дом с родителями), увидит, что соблазн уже свершился, но не она, а ее соперник обладает этим таким вожделенным телом. и как поступит германская пламенная душа? она ввергнет все в пламень, над которым будет расплавленным металлом литься шиллер, а дети шепотом будут пересказывать друг другу истории о том, что из моря выходят утопленники и забирают на тот свет.

Collapse )

Амос Оз. Мой Михаэль

Она — еврейка, он — еврей. Она — израильтянка, они — арабы. Она изучает литературу, он — геологию.
Но дело даже не в этом. Она — женщина, а он — мужчина. Вот что интересно. Мужчина Амос Оз написал роман от лица женщины и рассказал о женских мечтах, фантазиях и снах. Скоро он приедет в Москву на книжную ярмарку и опять что-нибудь расскажет. А пока мы попросили написать об этом романе двух критиков. Она — женщина, а он — мужчина. Читать дальше на Букник.ру…

На волне

Как определить хорошая книга или не очень? Для меня этот вопрос давно остался на заднем плане, если после прочтения я чувствую на себе некий вакум, атмосферу книги, таинственный набор чувств и эмоций который необходимо отразить, я его просто отражаю. И вот пара таких отражений "на волне", я вам хочу представить.

1. "Смилла и её чувство снега"/ Питер Хёг

Скем бы побегать?
Бешено обнажённая сама в себе,
На гончарном круге обожённая,
Шёпотом, шелестом, предназначенным только мне,
Реверберируешь расстояние.
Расстроенная,
Толкаешь голосом снег,
Отдаёшь ему кусочек осознанного,
Через насыпь по разломам в стене, несёшь…
В доле голое прошлое.

С кем бы побегать?
Между “с ним” и “с тобой”, белое сечение
Коктейль, из qanik-a и его отражений 
С кем бы побегать?
Бежать от Исланс Брюгге до Хавнегарде,
Расправить руки, цеплять густые брови,
Все в шерсти фасады.
Раскроить, Раскрошить воспалённые петли сознания,
Просто, бег не нуждается в просто самопознанье.

 2

Collapse )
curly
  • sea_me

Ищу книгу из детства!

В детстве у меня была книга "Тренируйте ум детей", часть заданий была похожа на современные IQ тесты. С тех пор не могу найти ее нигде. Может, кто-то знает о чем идет речь и кто составитель? Готова купить с пересылкой!
Вобла

Tracy Chevalier / Трэйси Шевалье

Сначала я прочла ее книжку "Девушка с жемчужиной", переведенную мамой моего коллеги. Не прочла я просто "съела" за 2 дня. Легкий язык, интересно описанная средневековая Голландия... Здорово, одним словом.

Теперь читаю ее на английском. Вещь называется "Falling Angels". Не скажу, что текст очень замысловат, но читается легко и интересно. Не смотря на то, что книжка не на русском, я не засыпаю на каждом втором слове, а читаю очень быстро и с удовольствием.

В общем, обе могу рекомендовать.
labazlogo
  • labazov

Четыре книги о джазе


Автор - Джеймс Линкольн Коллиер, известный американский музыкант и исследователь истории джаза.
"Становление джаза" (полный текст). Текст в zip-архиве
"Дюк Эллингтон" (полный текст). Текст в zip-архиве
"Луи Армстронг. Американский Гений" (полный текст). Текст в zip-архиве


Ю. Панасье. "История подлинного джаза" (полный текст). Текст в zip-архиве
Из предисловия: «Достойное место среди популярных работ о джазе занимает книга французского музыкального критика Ю. Панасье «История подлинного джаза» (Н. Рanassie. "Histoire du vrai jazz" - Paris, 1959). Ю. Панасье (род. в 1912 г.) - горячий поклонник, прекрасный знаток и активный пропагандист джаза. В 1932 году он организовал «Французский клуб подлинного джаза» (почетным председателем Клуба являлся Луи Армстронг). Панасье написал 15 книг о джазе, некоторые из них переведены на иностранные языки. Как джазовый критик Панасье пользуется международной известностью"»
avatar5

ищу Митч Калин "Страна приливов"

Подскажите, пожалуйста, может кто знает, где в сети можно найти книгу Митч Калин "Страна приливов" (Tideland). Рецензия на неё есть тут . Смотрела фильм, снятый режиссёром Тэрри Гиллиамом, очень прониклась, теперь в свет вышла книга, очень хочу найти, поисковики ничего не дают.
  • memka

Алчность Елинек

После просмотра "Пианистки" и смешанных чувств презрения, сочувствия, жалости, любопытства, мне захотелось прочитать что-то у этой писательницы и попытаться понять ее. В связи с чем, и была приобретена книга "Алчность", краткое описание, которое, как всегда, в последние годы, мало отражает содержания.

Разочарование первое - полное отсутствие диалогов. Книга делится на 9 глав и те делятся на монологи. Причем монологи то женские, то мужские без объявления войны. Поток сознания. Вообще, я все больше убеждаюсь в том, что люди, которые пишут в такой стиле, не совсем нормальны, но да Бог с ними, мы ведь их читаем, значит и в нас частичка ненормальности есть.

Collapse )
Eye

Книги на иностранных языках

Здравствуйте! А подскажите, пожалуйста. Может кто-нибудь знает, где можно скачать книги на английском или немецком языках? Или может у кого-нибудь есть в электронном формате что-нибудь? Буду благодарна!)
  • runzli

Банана Ёсимото. Кухня.

Это не рецензия, просто хочу поговорить про книжку.

Очень милая книженция, написанная в очень странном стиле. Дотошное описание деталей ("я сняла в прихожей туфли") и в то же время абстрактная недосказанность в каждом диалоге, перескоки через целые палитры эмоций, которые читатель сам должен додумывать, поэтические образы, по структуре напоминающие японские трехстишия, в одном абзаце со словами "телик" и "хитрожопая". Местами стиль напоминает опус 12-летней девочки-подростка.

Проблема в том, что перевод, кажется, отвратен. И это особенно неприятно потому, что читателю, не очень хорошо разбирающемуся в японской литературе не всегда просто понять, где кончаются чужие европейскому литературному восприятию японские штучки и начинается бездарность переводчика. Вот и я не понимаю: это Ёсимото понадергала для красоты из японской поэзии, а там, где не понадергала, накорябала подростковым стилем? Или это у переводчика руки не оттуда растут? Странные переходы и перескоки - это было задумано или каких-то иероглифов в словаре не оказалось? Я подозреваю, например, что за режущим ухо "теликом" все же скрывается интересная авторская идея, которая, однако, несколько теряется среди ужасных переводческих ляпов.

Или я неправа?