July 28th, 2006

поэтесса. Помпеи

С.Адлер "Я тебя люблю, я тебя тоже нет"

Парадоксальное название, на мой взгляд, отражает некую размытость между границами люблю и не люблю. Между границами, которые не в силах увидеть героиня, у неё, скорей, другие 2 полюса: скучно с девушкой/крышу сносит от желания.
Зовут её Ира, ей 32, в которые верится (судя по её жизненной позиции) с огромным трудом. На ум приходит банальное, но точное сравнение с охотником: любая пойманная дичь (Кира, Анька, Зуля…) вскоре ей надоедает, постоянно влечёт же лишь недающаяся (Милена, Чудо).
В принципе, проблема книги и вполне гетеросексуальная, я бы сформулировала её как неумение любить. Героиня плачется, что никто её не понимает, не может принять полноценно такой, как она есть (имеется в виду, чтобы любящие её девушки сквозь пальцы смотрели на измены и не напрягали её). Одна из виртуальных увлечений Иры пытается её просветить по поводу того, что нужно уметь и отдавать. Но – все мимо…Характерна фразочка героини (когда желанная ею и недоступная женщина срочно уезжает в другую страну к матери, у которой инсульт, и просит купить лекарства): «Кирка (одна из первых любовниц, которую она ни во что не ставит) таскалась за мной по аптекам весь день, мы обе устали, и мне уже явно поднадоела роль влюбленного пажа, исполняющего любые поручения предмета своего воздыхания». Нормально, да? Её отношения к любовницам напоминает отношение к красивой книжке на чужом языке: захотела купить, удовлетворила эстетическую потребность глянцем обложки и выбросила, п.ч. отсутствует умение читать…
Единственное, что мне понравилось – это язык. Понравился, конечно, не морем сленга, а образностью. «Я бросила попытки установить волнорезы от штормящей Таньки и ушла в общение с сигаретой, из никотинового тумана посылая Таньке слабые реплики» Или ещё: «Наше расставание в этот вечер было безвкусным, как дистиллированная вода», «Я только понимала, что если сейчас встану, то тут же осыплюсь на пол кучкой мелких деталей, как конструкция, неожиданно потерявшая сразу все свои винтики»
Collapse )

Сказочница Анджела Картер


завлекательная обложка провоцирующего свойства (некая девица в наряде а ля немецкий дирндл с фонарем на фоне надписи «а девочка спит глубоким сном на бабушкиной постели в объятиях нежного волка») способна скрывать интересные истории – издание сборника анджелы картер «the bloody chamber and other stories» («кровавая комната») может в этом убедить.

десять историй, которые позиционируются как сказки, к сказкам в полном смысле этого слова имеют несколько отдаленное отношение. «кровавая комната» имеет подоплекой синюю бороду, «женитьба мистера лайона» как и «невеста тигра» напоминают историю о красавице и чудовище, в той самой мере, насколько она родственна сказке об аленьком цветочке, «кот в сапогах» в реляциях не нуждается, «лесной царь» – весьма оригинальная реляция к стихотворению гете, «снегурочка» – nomen est omen, как говорится, «хозяйка дома любви» – помесь историй о графе дракуле и графине батори, «оборотень» и «волчье братство» – две апелляции к искомой красной шапочке, а последняя история «волчица алиса» удивительным образом близки к истории каспара хаузера.

Collapse )
  • leshki

Анн-Софи Брасм _ Я дышу

Два часа бреда молоденькой сумасшедшей парижанки. Не знаю, кому это может быть интересно, не факт, что даже психоаналитикам. Читается легко, но нового не привносит абсолютно. Да и не цепляет, ибо все становится понятным с первой строчки - девушка пишет из тюрьмы. Сидит там за убийство якобы лучшей подруги на почве неадекватности восприятия мира.
И  тем более нельзя сравнивать с Саган - в ее 16 лет повесть была гораздо... взрослее, что ли. И тем интереснее. А с ума все в 16 лет сходили.

Резюме. Ну, если только совсем нечего делать, то можно и прочитать.
ptica

подскажите пожалуйста

9,00 КБ

Есть такая француженка, Катрин Панколь, пишет она исключительно красиво-романтическую современную прозу, приправленную трагическими нотками. "Мужчина на расстоянии" не исключение - очень чувственно, очень красиво. Завораживает, хочется не отрываясь следить за перепиской главных героев и восхищаться красивыми словами.

Но тут возникает вопрос, помню в книге упоминалось множество названий и авторов,всё это были книги, которые литературный агент предлагала своему заказчику. Кто читал, кто помнит - что именно там было ?И что из перечисленного есть в переводе на русский?

спасибо
nux

ЭРЛЕНД ЛУ. Книга о человеке, убежавшем в лес

В свое время в психиатрии было такое понятие: «норвежский синдром». Человек вдруг уходит в лес, садится на какой-нибудь пень и сидит, уставившись в одну точку, пока силы его не покидают вовсе. 

Допплер, герой романа Эрленда Лу, тоже уходит в норвежский лес. Но движет им не депрессия. Он оставляет людей в городе, люди его раздражают. Допплер — отшельник. Но, в отличие от большинства отшельников, он не делает одиночество эпитимьей. 

Наоборот, он наслаждается тем, как живет. У него есть товарищ — лосенок по имени Бонго, «настоящий друг и теплая подушка». Время от времени Допплеру приходится заходить в город, пополнять запасы обезжиренного молока, батареек и шоколада, общаться со своей женой и двумя детьми, а также десятком других персонажей, не меньших чудиков, чем он сам. Сам того не желая он вербует себе сторонников как раз их тех людей, которые вызывают в нем самый большой протест и потихоньку лес заселяется другими отшельниками. А значит, нужно опять бежать дальше. Читай: "To be continued"...

Моя вера в Эрленда Лу поколебалась после затянутой "Лучшей страны в мире". Я подозревал худшее. Но Потом были очень симпатичные "Четыре сказки о Курте" и "Допплер". "У" я пока не прочитал. Если кто-то прочитал, ответьте, разрешите мои сомнения.

мукла

Очень рекомендую

Тоон Теллеган
сказки для взрослых "Прохор и потап","Две старые бабушки" и прочее.
ИМХО: Очень и очень. Вот один из рассказов о старушках:
Долгие годы, прожитые вместе, они были бурно и страстно счастливы.
Никогда ни тени вражды или ненависти не промелькнуло между ними.
Но вот однажды вечером одна из них сказала:
-Не знаю даже, как и начать.
-Да не надо, - сказала вторая старушка. - Я и так знаю.
-Но я... - сказала первая старушка.
-Да-да, - перебила вторая старушка.
И они поведали друг другу, что вот так, внезапно, вдруг разлюбили друг друга.
Но, в сущности, добавили они, это произошло уже давно.
А если вдуматься, продолжали они, покачав головами, то так оно всегда и было.
Лучше уж было им никогда друг с другом не встречаться, или, вернее, хорошенько подумать наперёд.
Сорок лет назад им бы следовало быть рассудительнее. Сами виноваты, бормотали они.
Они стучали себя пальцем по лбу.
Дурёхи, думали они. Безмозглые, бестолковые дурищи.
Они потеряли сон, махнули на себя рукой, окончательно запутались и умерли.
Две маленькие старенькие старушки.