June 18th, 2006

(no subject)

Камрады, кто-нибудь в курсе, отчего в России не издана до сих пор вторая книжка Сапковского из нового цикла? "Бегинки", вроде, по-польски называется.
vova

(no subject)

Андрон Кончаловский «Низкие истины» («Семь лет спустя» - переиздание).
Не любил я Кончаловского. С этой его рекламой пилюль, укрепляющих потенцию. С высокомерными сварливыми определениями – кто мы и как нам жить. Кажется, они с Гардоном слажены из одного куска.
Такая вознесенность. Так высоко возносишь себя, что слова и мысли набирают силу тяжести, падая в толпу. Две гениальные сцены в «Дворянском гнезде» того не стоили.
Книжка низких истин годы пролежала на полке по этой самой причине – не хотелось, чтоб на голову мне роняли очередные отяжелевшие мысли.
Потом взял, открыл, удивился.
Синдром Тоцкого. Рассказывать о самом гнусном, что подумал и сделал, и невольно делать это так, чтобы тебя полюбили, как ты сам себя любишь.
Тоцкий так и остался подлецом, потому что о самом гнусном-то и не сказал ни слова – ибо и гнусностью не считал.
У Андрона получилось. Как бы ни объяснял, ни оправдывал исподволь общими рассуждениями – все в книге есть – и расчетливая самцовость, и умение попользоваться другим, и сознание недотянутости до великих собственного дарования. И зависть, и счет к тем, кто обогнал, и старческое сладострастие.
Под жалость подставился, встал вровень, тем заинтересовал.
Нечаянное мужество.
Думал еще выше залезть, свалился, от боли сказал правду.