May 25th, 2006

labazlogo

Сегодня - день рождения Ладлема.


25 мая 1927 года родился Роберт Ладлэм (1927 - 12.3.2001), мастер конспирологического детектива и шпионского триллера ("Рукопись Ченселлора", "Бумага Мэтлока", трилогия о Борне). Думается мне, что именно он придумал многие сюжетные схемы и ходы, которые ныне весьма активно используют иные из новомодных авторов.
гламур

Нужен совет

Уважаемые. Посоветуйте книгу, где бы действие проиходило в начале 90-х гг. прошлого (то бишь XX) века в каком-нить провинциальном городе.
Главное, что мне нужно описания этого самого города.
Это может быть не книга, а рассказ. Ну в общем что-угодно, лишь бы город и жизнь в нем были правдоподобно описаны.

обманули

На обратной стороне этой обложки написано: "Роман Шум прибоя относится к сравнительно ранним произведениям японского мастера, в нем в полной мере раскрываются главные особенности его творчества - шокирующая парадоксальность идей, глубокий психологизм и виртуозность стиля."
Что интересно: ни шока, ни парадоксальности, ни идей, ни психологизма, ни виртуозности в этом произведении 20-летнего Мисимы нет. Больше всего роман напоминает сочинение прилежного ученика средних классов. И если бы центральным персонажем была девушка, то книжку смело можно было бы отнести к "женской прозе" (в худшем смысле этого слова).
Так что... опасайтесь рецензий на обложках.
клоунесса
  • is1and

Умберто Эко. Остров накануне

Впечатления, равно как и беспорядочные записи главного героя, трудно будет организовать. Удивительно, как можно впихнуть столько всего в одну книгу (впрочем, что я говорю? Это же Эко!). Приключенческий роман, учебник "занимательная навигация" (география, теология, продолжить список), лингвистическое исследование, философский трактат, баллада о любви, записки натуралиста, исторический экскурс, энциклопедия литературы 17 века - всё это "Остров Накануне". Хочется читать медленно и внимательно, отдельные пассажи - вслух, наслаждаясь самим звучанием (ах, какие синонимические ряды! Какие эпитеты!), другие - обдумывать несколько дней, а потом - снова перечитывать. Я застряла на необитаемом корабле на два с лишним месяца, но срок не показался долгим: остров накануне - место вневременное, точка вечного вчера.
О скрытых аллюзиях на авторов эпохи Просвещения говорить не буду: хотя бы потому, что это удовольствие - не для нас, простых смертных. Впрочем, Эко оставляет немного и менее искушенным: можно "поймать" призраков Дефо, Свифта, Сирано де Бержерака, Борхеса и даже кусочек либретто к "Фаусту" Гуно (если это, конечно, не случайность, во что верится с трудом). Отдельный разговор - язык повествования, барочный до мозга костей, полный иносказаний и витиеватостей: в устах Эко эти словесные узоры звучат столь же изящно, сколь иронично. Добавим, что герои "Острова накануне" разговаривают языком 17 века не только с точки зрения стилистики, но и в плане лексики: каждое слово проверено по словарям того времени. Для малоопытных читателей это может стать препятствием, но зато воспитанники филфака, вскормленные еще не таким Ломоносовым, будут в восторге.
Ожидающие от этого романа остросюжетности "Имени розы" будут жестоко разочарованы: фабула "Острова" состоит, в основном, из воспоминаний и рассуждений, слегка приправленных диспутами и снами (это блюдо старине Умберто всегда удавалось на удивление хорошо). Интрига здесь - не центр, а фон, хотя фон, безусловно, притягательный и своеобразный. Ну, а центр каждый выберет себе сам: для кого-то им станет мировоззрение человека эпохи Просвещения, для кого-то - неподражаемая словесная игра, для кого-то - философские суждения.
И еще две вещи хочется сказать. Во-первых, в "Острове" патриарх постмодерна впервые полноценно выступает как рассказчик, приоткрывая край полога своей творческой кухни. Мы имеем дело не только с Робертом-с-непроизносимой-фамилией, но и лично с Умберто Эко, на последних страницах нахально рассуждающим о том, достаточно ли "романичен" финал его творения. Читатель, уже раскрывший рот с целью задать сакраментальный вопрос "А к чему всё это было?", моментально захлопывает его. Автор становится зримым и прячет улыбку в бороду.
И второе. В "Острове" Эко лучше, чем во всех остальных романах (представьте, даже в "Имени розы"!), удался эффект присутствия. Корабль и остров - вот они, главные герои романа. На необитаемую "Дафну", по сути, выбрасывает не Роберта, а читателя. Это он, читатель, выдумывает себе двойника, рассуждает о рождении и смерти, вспоминает о возлюбленной, восхищается красотой подводного мира. Это он грезит огненной голубкой и мечется в горячке. Он выдумывает разнообразные развязки и томится бессмысленной ревностью. А потом, перелистнув последнюю страницу, бросается в пучину волн. Как знать: быть может, все-таки доплывет?

Сакральное Ж.Батай, К.Пеньо (Лаура)

Рецензию на эту книгу я написал месяцев шесть назад и полностью выложена она здесьЗДЕСЬ
Я приведу лишь небольшой фрагмент, дабы сократить сообщение..а кому интересно - читайте в развернутом варианте.
Итак,
Вы не пьете абсент? Даже не пробовали? И наши мрачные шутки вам совсем уж не по душе? Что ж, почему бы вам не прочитать вот эту книгу… Не беспокойтесь: она небольшого формата и страниц - то в ней и пары сотен не наберется…

Читайте эту книгу так, как пьют абсент.

Вы попадаете в грязный бар с черно-белым телевизором, плохой мебелью и огромной барменшей, на которую вряд ли стоит обращать внимание. Вы заказываете, заранее зная, отвратительное пойло и, дожидаясь, с отвращением и гнусной похотью рассматриваете страшных проституток, расположенных по периметру бара.

Здесь немного больше наготы, сексуального напряжения, наркотических состояний, чем разрешает закон. Вы проходите по изношенной ковровой дорожке в комнату, где стоит терпкий запах спермы, крови и человеческих, а может и нечеловеческих испражнений. Воздух перенасыщен дымом. Безбожно верующие люди наполняют собой комнату. Становится жарко.

Тела двигаются под какофоническую музыку. Сталкиваются, разлетаются…Вас облапили сзади, заграбастали чьи-то огромные руки. Вы оборачиваетесь и видите большую волосатую барменшу. Неуверенные в собственном эстетическом вкусе, вы дарите ей несколько поцелуев и пытаетесь затеряться за раздвижными столиками. Вот вам приносят абсент, и вы не можете понять: вы уже пили, или еще нет…

Пили или не пили… Убивали детей или наблюдали… Рассказывали о мастурбации 12-летним девочкам или приглашали их на казнь… Смеялись или воспитывали поркой… Страдали из-за Болезни или проходили унизительный обряд исповеди…

и т.д.
Значит, - рекомендую.