March 19th, 2006

портрет

Ищу книгу по теории поэзии

Посоветуйте, пожалуйста, книгу (желательно небольшого объема), в которой перечислялись и описывались бы все размерности (метрические схемы) русского стихосложения (ямб, хорей,...) и строфические формы (сонет, мадригал, рондо, стансы, и т.д.)
лежит

И снова про "зеленые помидоры" (сами знаете где)

Фэнни Флэгг "Жареные зеленые помидоры в кафе "Полустанок".
Во-первых, спасибо всем, кто откликнулся на пост http://community.livejournal.com/chto_chitat/1229936.html
и посоветовал эту книгу.
Эта книга - действительно сестренка "Убить пересмешника" по чистоте, пронзительности, доброте и..
Только что дочитала и свое состояние опишу цитатой из "помидор" же: "Она плакала, и сердце ее разрывалось от горя. Почему, думала она, ну почему так устроено, что люди должны стареть и умирать?"
Не помню, когда последний раз плакала из-за книги, но, согласитесь же, полное ощущение, что лично знал Руфь, Иджи, Сипси, Нинни, Культяшку...
Collapse )
profile

Марина Степнова. Хирург


Не так давно искала, чего бы такого почитать из "стильной" (в смысле стиля) отечественной прозы - и нашла. Совершенно случайно - как-то в метро заглянула в книжку, которую читала сидящая рядом женщина. :)

"Парфюмер", "Алхимик", "Аптекарь", теперь вот еще и "Хирург" - скоро так все профессии используют для названий романов. :) История талантливого пластического хирурга Хрипунова, которого однажды "стукнуло" (в смысле типа снизошло Божье благословение или вроде того), параллельно с историей Хасана ибн Саббаха, основавшего в 11-м веке секту убийц (его абсолютно так же "стукнуло", и после этого все убийства совершались лишь для личного покоя и комфорта, не иначе). Хрипунов, когда его "стукает", видит перед собой красивое женское лицо. А когда становится известным хирургом. находит девушку с подходящими данными и пытается это лицо воссоздать. Хасан ибн Саббах параллельно "мочит" народ и разбирается с семейной жизнью.

Сюжет развивается довольно медленно. Если и есть элементы мистики, некие загадки, автор и не считает нужным их разгадывать - типа это вам не детектив в мягкой обложке какой-нибудь. Но ЯЗЫК! Вот это меня и зацепило. Покопавшись в Инете, я узнала, что Степнова - главный редактор мужского журнала XXL. Значитца, в свободное время тянет на написание художественных произведений, в корне отличающихся от "глянцевых" статей. И еще, я бы сказала, на перечитывание Татьяны Толстой (может, и ошибаюсь). По метафоричности и образности она от нее не то чтобы не отстает, но, думаю, понемногу начинает наступать на пятки. А уж упоминание, скажем, флэшевых мультов или DVD в качестве сравнений во время описания жизни Хасана ибн Саббаха (Персия, конец 11-го века), скажем так, веселит. Или хотя бы приятно удивляет. :) Это фишка номер раз. Фишка номер два - разделение текста не просто заголовками-подзаголовками или там скоплением звездочек, а перечислениями хирургических инструментов. Завуалированно имеющих отношение к содержанию данного отрывка.

В общем, рекомендую любителям рассказов Толстой. Именно рассказов (и романа "Кысь"), а не последних веселых язвительных эссе. Для неспешного прочтения и наслаждения стилем.

UPDATE: после второго прочтения впечатление изменилось. Сначала как-то увлеклась многочисленными описаниями, сравнениями и биографическими моментами, а теперь за ними разгляделся и сюжет. Обычно бывает наоборот - сначала читаешь ради него, а потом уже обращаешь внимание на детали.
  • Current Music
    Diana Ross - Voice Of The Heart
рюмашка мартини
  • kenzzo

"Про королей и вообще" Артур Гиваргизов, М: Гаятри

Сначала (первые два предложения) кажется: да ну, фигня какая-то, просто как-то слишком. А потом понимаешь, что за этой простотой скрывается скромное обаяние сказок с двойным дном. Ребенок прочитает эти абсурднее истории и будет рад, а взрослые в голос станут хохотать. Потому что короли, королевы и принцессы – герои этой книжки – уж слишком на нас похожи! Например, один король меняет плохой дворец на севере на хороший дворец на юге. Он думает – вот те на, здорово! Такой хороший дворец, да еще и на юге! Надо брать! Только туда переезжает, а тут печенеги. Плати нам, говорят, дань. Так положено. Так что если предлагают хороший замок в обмен на плохой – не надо соглашаться, там наверняка печенеги! И так все они, эти короли непутевые: то у них не так и это не этак. И придворные не лучше. Одно королевство вообще поголовно в куриц превратилось. Людям даже понравилось быть курицами (в те времена еще о птичьем гриппе ничего не знали потому что). Ходили, значит, люди-курицы и говорили: «Клево! Клево!» И все вокруг себя клевали клювами.
Сказки, которые не про королей, а про разных загадочных «вообще» - это совсем вообще! Чего стоит только ученый, самоубившийся сразу же после гадания, чтобы оставить в дураках гадалку, предсказавшую ему 20 лет жизни!
Вобщем, дело Хармса живет и торжествует! Только это своеобразный какой-то Хармс, а вовсе не подделка.
После прочтения книги возникает желание встретиться с автором и выпить с ним кофе, пирожных навернуть, поговорить о пустяках. Для меня, обычно, именно такие книги и ценны.
цветы, музыка, дарить, отдавать, ambient

Мураками "Норвежский лес"

Мураками уже сейчас считается классиком японской литературы. Его произведения не просто "сильны", они что-то задевают в душе. Читая его, начинаешь ценить настоящее, уважать прошлое и верить в будущее. Его герои не просто реальны - они удивительно настоящие, человечные. Любого персонажа, словно держа на ладони, можно рассмотреть до самых мельчайших подробностей, а затем положить на предметное стекло и рассмотреть под микроскопом. Вот так, препарируя каждую тайну, общеизвестное, но скрытное, очевидное, но неизвестное, Мураками рассказывает нам всё, словно исповедуясь другу детства перед смертью.

"Норвежский лес" не является сказкой для взрослых о силе мечты, как модные теперь романы Коэльо, не стоит ожидать и весёлых изливаний на тему "какое наше время". "Норвежский лес" - это серьёзная книга о простых людях и их сложных проблемах, написанная без стилистических изощрений, простым языком, но в то же время такая душевная, что иногда кажется, что читаешь чей-то дневник. Мураками описывает своё время и пишет в духе времени. Более того, он любит время, в котором живёт. Хотя, может он просто любит жизнь.

Герои ходят, ищут, размышляют, разговаривают, спят, влюбляются... ничего не ускользает из повествования. Каждый шорох сознания отображается на бумаге и оставляет след в душе читателя. Мураками постоянно балансирует на грани - грани сознания и мечты, мысли и слова, красоты и простоты, пошлости и возвышенного. Если персонаж мастурбирует, то и это непременно будет описано, причём в подробностях, но как-то так, что сразу понимаешь - это предназначалось не для тебя, это как запись в дневнике, факт, который есть и его не вычеркнешь из жизни. А потом непременно будем написано о чём-нибудь возвышенном и далёком от всего земного: о бабочке, порхающей во мраке сна, о том, как капельки дождя сползали с цветков сакуры и падали, разбиваясь стразами о траву. Есть в "Норвежском лесе" и что-то неуловимо напоминающее о том, что автор японец. И дело, конечно, совсем не в том, что действие происходит в Японии, а в особом стиле, образе мыслей, описании пейзажей. Мураками - это созерцание, размышление и любовь.

Конец "Норвежский леса" очевиден, его нельзя не предсказать, но это не делает роман менее интересным. После прочтения остаётся в душе нечто такое, что изменяет тебя раз и навсегда, делает лучше.