January 6th, 2006

Питерbook

Граница на замке?!

Рецензия на книги изд-ва «ОГИ»:

Гасан Гусейнов. Карта нашей родины: идеологема между словом и телом.
Образ врага. Сост. Л. Гудков; ред. Н. Конрадова.
Серия «Нация и культура: Новые исследования: Антропология».
М.: ОГИ, 2005.

Автор рецензии: Ольга Кадикина

«Россия занимает одну шестую часть суши» — эти слова знакомы нам со школьной скамьи. Гасан Гусейнов полагает, что советский человек, логически додумывая данную фразу, должен был считать закономерным и естественным постепенное увеличение этой доли. Эту же мысль подтверждала, по его мнению, и помещенная в любом учебнике географии карта, где «самая большая страна в мире» занимала практически всю Евразию и для большей наглядности была окрашена в яркий розовый цвет.

С этой точки зрения территориальные приобретения России рассматриваются... (Читать дальше в журнале "Питерbook")
klassiki

Джон Ирвинг



На днях поспорила с приятелем: он, прочитав "Правила дома сидра", решил, что Джон Ирвинг родился в те же годы, что Хэмингуэй и Стейнбек. Спор, само собой, был коротким, ибо при наличии под рукой интернета, такие вещи, как даты рождения, выясняются на раз. Тем не менее, в доказательство того, что между первыми двумя американскими классиками и Ирвингом разрыв в 40 лет, и что он моложе даже Апдайка, подсунула приятелю "Семейную жизнь весом в 158 фунтов". Все-таки, ни Хэм, ни Стейнбек не писали о перепетиях свингерских отношений, предпочитая более класcические любовные схемы.

К Дж.Ирвингу я питаю нежные чувства. Можно даже сказать. что я в какой-то мере на него подсажена. Первой книжкой были как раз "Правила...", потом гораздо более ранний "Мир глазами Гарпа" ну и т.д. Меня не оттолкнул даже "Человек воды", которого я прочитала скорее из чувства долга, чем в удовольствие.  Ирвинг, не отходя от заданных предыдущими мэтрами традиций,  каждые несколько лет дает жизнь хорошему или очень хорошему американскому роману. Книги его увлекательны; написаны правильным языком (надо отметить, что его переводчики на русский тоже не лыком шиты); в них всегда есть интрига, а у героев по паре припрятанных скелетов; в меру "психологичны" ну и т.д. Ирвинга зачем-то иногда сравнивают с Достоевским, но на мой взгляд, подобные сравнения смехотворны, потому как если Федор Михайлович всячески усложнял и ухудшал жизнь своих героев и заставлял их по этому поводу конвульсировать и искать духовных просветлений, то Ирвинг напротив, идет от сложного к простому, и его герои, несмотря на запутанные обстоятельства, вопринимают реальность без особого надрыва. Бывает, что книги Ирвинга продолжают одна другую - порой эпизод одного романа в другой книге разворачивается в полноценное действие.

Collapse )