onewayticket1 (onewayticket1) wrote in chto_chitat,
onewayticket1
onewayticket1
chto_chitat

Categories:

Гаррос-Евдокимов "Чучхе"

После марш-броска на российский книжный рынок молодые рижские писатели небезуспешно удерживают занятую высоту до подхода очередной крупной вещи и на волне успеха публикуют то, что по-хорошему могло бы и полежать на дедушкином чердаке. Такие вещи вошли в новую книгу «Чучхе».

Перепрыгнув через щербатую ступеньку предисловия, в котором авторы эдак легонько намекнули читателю, что заглавная вещь сборника из трех повестей не сыграла в теле-ящик из-за политической неблагонадежности, пробежав через двор, заваленный ошметками газет с хроникой битвы Генпрокуратуры и Олигарха, мы выскакиваем в ночь, где все кошки серы, а кошмары обретают плоть. Здесь фонари освещают мертвенным светом серые коробки блочных новостроек, а за давно немытыми стеклами мерцают голубые огоньки телевизоров, здесь промозглый сырой ветер и грязная каша снега. Здесь депрессивно и пахнет смертью. Здесь царит Красный смех, а мертвецы заглядывают в лицо с каждой страницы.

Продюсер телешоу, поп-идол, близкий к Кремлю политолог, лидер набирающей вес оппозиционной партии, успешный финансист, специалист по айти. Всех их объединяет эпитет «успешный молодой». Все они – бывшие ученики разогнанной элитной школы, в которой готовили менеджеров. Настырная трава пробивается через антрацит повседневности – как учили в спецшколе-лепрозории новые мокрецы. Опора на собственные силы – принцип возведенный в абсолют, именно он позволяет достигать вершин даже без помощи будды Амида. Подготовленная в инкубаторе элита тянет ручку управления страной на себя. Но… некая сила пытается обрубить карьеры вместе с головами. Не успели топ-менеджеры отложиться в голове, как начинается фирменное крошево: одного ужалил шмель – и их осталось меньше.

Признаться, детективная подкладка этого кривоватого костюмчика неплоха. Если бы еще писатели умели как-то выкручиваться с сюжетными линиями без непременного убийства всех подряд героев… но… не растет бамбук во Пскове. Литературные достоинства куда сомнительнее, да и сам залежавшийся на антресолях киносценарий имеет ту же родовую травму, что и прошлые вещи. Рассказчики, окопавшиеся в жанре триллера, привычно гвоздят из крупнокалиберного пулемета по беловоротничковым цепям. Целят в ворону, а попадают в буренку. Книги пользуются успехом как раз у офисных клерков. Видимо, что-то есть родное в долгих песнях ямщика: «Знаешь, почему ты гораздо хуже меня? Мы оба считаем человека говном, причем говном полным и абсолютным, — и оба извлекаем из этого убеждения деньги. Только я делаю это молча, а ты человеческую говенность еще и проповедуешь». Это из их условно новой «Чучхе», но таких монологов-очередей через амбразуру у Гарроса-Евдокимова во всех книжках с избытком.

В трех романах «гарросы» перебрали разные варианты экзистенциального бунта: это и акция прямого действия - как в подрывной «[Голово]ломке», и - да простят нас хиппи за невольный каламбур - всевозможные варианты вписки в систему ( эсхатологическая «Серая слизь»), и попытка убежать, раствориться, затеряться, исчезнуть, умереть, уснуть – и видеть сны («Фактор фуры»). Иногда возникает чувство, что единственная сила, которая берет авторов за шиворот и усаживает за письменный стол, называется отвращение. Собственно, обличения и разоблачения мерзостей русской жизни всегда удавались русским писателям.

Однако пять лет экспериментов сердитых молодых людей показали, что рожденный ползать – не сможет убежать: ни от себя, ни от мироздания, а на трех аккордах не сыграешь, как Лондонский симфонический. Потому что единственный способ остаться собой – сдержанное неучастие в происходящем за окном – сплошь и рядом дает сбой и приводит к суициду.

Высокий градус критики и обличительный пафос хорош до определенного момента, после которого - шалишь, перебор: повествование, сделав мертвую петлю, сваливается в пике кликушества. Ох, неслучайно один из авторов печатается в «Новой газете», грешащей теми же фигурами высшего пилотажа. Единственным положительным итогом литературной деятельности рижского дуэта стало создание портрета современного нонконформиста, которого - как и другого несговорчивого героя по имени Буратино - ожидают стра-а-а-шные приключения. В свое время писателям-дебютантам вручили «Нацбест». Увы и ах: авансы оказались щедрыми. Батарейки писательского мастерства изрядно подсели.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments