majstavitskaja (majstavitskaja) wrote in chto_chitat,
majstavitskaja
majstavitskaja
chto_chitat

Category:

"Книга рыб Гоулда" Ричард Фланаган

Моя рыба будет жить

Нет ничего проще, чем отказаться от памяти, и нет ничего трудней, чем хранить её.

Что вы знаете о Тасмании? Навскидку, без загугливания? Тасманский дьявол? Я до этой книги примерно так. Еще смутно, что это не то австралийский штат, не то остров у берегов Австралии. То и другое верно, и штат, и остров: чуть больше полумиллиона человек населения, чуть меньше шестидесяти восьми квадратных километров площадь, более полутора тысяч километров длина береговой линии. Место зарождения  "зеленого" движения, много растений эндемиков и почти исчезнувшие эндемичные животные. Коренных тасманийцев не осталось совсем.

Хорошо, тогда с другой стороны, что об Австралии вообще? Наверняка больше. Кенгуру, коала, эму. Крокодил Данди и всякое такое. А об освоении? Ну, каторжников туда ссылали, они и стали первыми колонистами. Несколько не то, что Америка с первопоселенцами пуританами, которые ехали основывать Новый свет - царство Божие на земле и сегодня если кто в Америке может сказать, что предки его прибыли на "Мэйфлауэре", это едва не пожизненная индульгенция.  Австралия и Тасмания сильно не то. Оно конечно, корни, но гордиться предком уголовником,  даже имея в виду, что на каторгу попадали и за украденный каравай (Салют, Вальжан), хм.

Еще золотая лихорадка пятидесятых позапрошлого века, мы же с вами книжные девочки и мальчики, "Светила" Каттон читали, хоть там и про Новую Зеландию, но все же рядышком и примерно одинаково. Да, хотя это будет позже, когда здешняя дикость понемногу начнет уступать место цивилизации в ее "wild-wild west" изводе. А самое начало, вот их привезли, и что было?

Забудьте буколические картины "Анжелики в Новом Свете" с работящими поселенцами строгих нравов, что сообща обживаются на новом месте, приспосабливаясь к нему. Здесь грубость, грязь, смрад,  неустроенность, нехватка элементарных удобств и лютая ненависть  всех ко всем лейтмотивом. Каторжники ненавидят надзирателей и туземцев. Взаимно. И не так просто разобраться, кто в сложившейся  ситуации более несчастлив и менее виновен.

Ну как, аборигены, конечно. Жили себе, никого не трогали, даже с австралийцами не общались (там пролив Бассо). Приходят жестокие англичане, истребляют под корень. Угу но прежде они насаживали на копья беглых и  торговали своими женщинами и детьми, обменивая их на собак, а чего, каждый мечтает о собаке, это нам еще Железников в детстве объяснил, а Лукьяненко в новой книжке подтвердил.

Каторжники еще. Условия, в которых им приходится жить, хуже скотских, бесправие совершенно, а надежды на гуманизм и соблюдение прав человека никакой. Рабский труд, скверная еда и одежда, антисанитария. И они шпионили друг за другом, доносили друг на друга, бичевали своего брата каторжанина и мочились на головы туземцев.

Если вы думаете. что  довольны жизнью были свободные поселенцы, то тоже глубоко ошибаетесь. Это изгнание и жить в глухой провинции у моря здесь приходится совсем не в Бродском смысле. Тоска по родине, где жизнь и цивилизация против здешнего жалкого суррогата. Белые охотники на тюленей походя убивали и насиловали черных людей, а черные женщины душили рожденных от них детей.

Спустя три года после "Книги рыб Гоулда" другой житель австралийского континента, новозеландец  Дэвид Митчелл напишет свой "Облачный атлас", и мы  содрогнемся, узнав о том, как воинственные каннибалы маори учинили геноцид своих соседей миролюбивых мариори, и впервые задумаемся о том, что  не белые моряки работорговцы рыскали по африканским джунглям за "черным деревом". Нет, рабов поставляли в обмен на ништяки соседи по континенту, не менее черные, но более технически развитые.

И мы подумаем, что прав Стивен Пинкер, Насилия в мире действительно становится меньше. Однако вернемся к нашим ба... рыбам. Ричард Фланаган написал удивительный постмодернистский роман. Удивительный, потому что постмодерн en mass безымоционален. Такое специальное место, где автор  резвится дельфином в волнах сюжетов,  десятки и сотни раз до того обкатанных в литературе -  в то время как читатель  и хотел бы проникнуться, да неистребимая искусственность отталкивает его.

Не то с "Книгой рыб". С самого начала, с сокрушенной констатации, что человек, как он есть, мастер своего дела и творец, с судьбой, как сюжет романа, в глазах публики менее достоин внимания, чем фейковый отголосок " Моби Дика" (пастиш). Туристы готовы покупать подделку под резьбу по кости китобоев девятнадцатого века, но нипочем не заплатят за ту же миниатюру, знай они, что вырезана вьетнамцем (который приплыл в благословенную Австралию буквально на ореховой скорлупке, чудом не погиб, и спас семью, и зарабатывает теперь подделкой, сиречь мошенничеством).  Не думал ли каждый из нас когда-нибудь, как славно было бы легально зарабатывать тем, к чему имеем талант?

А после странная книга с рисунками рыб, наденная Сидом Хэмметом рассказчиком (пойоменон). Вообще, "Книга рыб" это книга о найденной книге, в которой герой пишет/иллюстрирует книгу, то и дело оказываясь во власти книг, в плену книг, в зависимости от книг, в обществе книг - в сочетании места/времени, замечу, где само понятие книги отчасти оксюморон.

И ты все время предельно эмоционально вовлечена в его фабуляции. Опознавая латиноамериканский магический реализм в сочетании с ироническими аллюзиями ко множеству персонажей и сюжетов, не в последнюю очередь русских,  в прожектах Коменданта. Знает, не сомневайтесь, помните запечатленные на стенах Дворца Маджонга строки, которые Пушкин  написал мисс Анне: "Судьбою здесь нам суждено в Европу прорубить окно"?

Здесь улыбаешься и киваешь, в другом месте содрогаешься от омерзения, сжимаешься от ужаса, плачешь, внутренне кричишь. Она не отпускает, эта книга, раз захватив тебя в плен. И да, она прекрасна еще и напоминанием, что все мы немножко рыбы, колокол всегда звонит по тебе, а из самой безвыходной ситуации есть по крайней мере один выход.

Когда-то, давным-давно, произошли страшные вещи, но случились они в давние времена, в дальних краях, а стало быть - каждый вам скажет - не здесь, не сейчас и не с нами.
Tags: историческая
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Книги июля, августа, сентября

    Арчибальд Кронин "Замок Броуди" ООоо, какая книга! Не помню, почему я за нее взялась, это классика английской литературы, которая почему-то…

  • Эллери Ллойд "Одним лайком меньше"

    Эмми - звезда инстаграма, выстроившая популярность вокруг темы материнства и семьи. Куча подписчиков, популярный хэштег серыебудни о трудностях…

  • "Икс - место последнее" Линдквист

    Жестокие сказки старого Стокгольма Существование ущербно потому что мы делаем его ущербным и сами себя разочаровываем. Линдквист чертовски…

  • "Блюстители" Джон Гришем

    Спасти невиновного Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж Достоинство, что просит подаянья, Над простотой глумящуюся ложь, Ничтожество в роскошном…

  • "Железный совет" Чайна Мьевиль

    Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем Революция, ты научила нас Верить в несправедливость добра. Сколько миров мы сжигаем в час Во имя…

  • "Мама, мама" Корен Зайлцкас

    Мать моя - враг мой - Не было никакого физического насилия. Только эмоциональное. - Эй, - возразил он мягко. - Насилие есть насилие. И как по…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Recent Posts from This Community

  • Книги июля, августа, сентября

    Арчибальд Кронин "Замок Броуди" ООоо, какая книга! Не помню, почему я за нее взялась, это классика английской литературы, которая почему-то…

  • Эллери Ллойд "Одним лайком меньше"

    Эмми - звезда инстаграма, выстроившая популярность вокруг темы материнства и семьи. Куча подписчиков, популярный хэштег серыебудни о трудностях…

  • "Икс - место последнее" Линдквист

    Жестокие сказки старого Стокгольма Существование ущербно потому что мы делаем его ущербным и сами себя разочаровываем. Линдквист чертовски…

  • "Блюстители" Джон Гришем

    Спасти невиновного Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж Достоинство, что просит подаянья, Над простотой глумящуюся ложь, Ничтожество в роскошном…

  • "Железный совет" Чайна Мьевиль

    Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем Революция, ты научила нас Верить в несправедливость добра. Сколько миров мы сжигаем в час Во имя…

  • "Мама, мама" Корен Зайлцкас

    Мать моя - враг мой - Не было никакого физического насилия. Только эмоциональное. - Эй, - возразил он мягко. - Насилие есть насилие. И как по…