lera_briz wrote in chto_chitat

Categories:

Елена Радецкая."Одинокий пастух".

Книга петербургской писательницы  Елены Радецкой «Одинокий пастух» произвела на меня сильное впечатление. Наверное, в том числе и потому,  что описывает время перестроечное и постперестроечное - время моей молодости.  Прочитав роман, я  вспомнила про  отпуск цен при переходе к рынку, про  пустые магазины,  про ваучеры. Похоже, я ровесница Лизы -  главной героини  книги.  Лиза часто испытывает те же чувства, что и я, точнее, я испытывала те же чувства (отношение матери к дочери, отношение к мужчине), что и девушка Лиза. Книга написана замечательным языком, от чтения  отрываться не хочется.  От своего имени   Лиза рассказывает   об  отсутствии материнской любви в своей жизни, о любви к мужчине, о своём  сыне, родившимся аутистом.

Лиза обижается, что мать никогда не называла  ее зайчиком, солнышком, она завидовала тем девочкам, которые  имели рядом любящую мать. При всем при  этом мать Лизы считалась образцово-показательной матерью. «Она никак не способствует воспитанию во мне чувства собственного достоинства и уверенности». «Мать сама не мечтает, поэтому ничего замечательного и не случается в ее жизни. Она хочет, чтоб и я была такой же». «Я боялась  маму, хотя она никогда меня и пальцем не тронула, наказывала меня молчанием и презрением».

Лиза  обычно  влюблялась в умных мужчин, и хотела выйти замуж за ученого. На своем филфаке она познакомилась с профессором Филиппом Александровичем,  специалистом «в кечуа, который вместе с испанским является государственным языком Перу». Профессор  был  увлечен  инками и мечтал расшифровать  их письменность. Фил рассказал Лизе о расшифрованной письменности майя, и сказал,  что  «это сделал  наш русский гений». Фил считал, что узелковое письмо инков  тоже  со временем прочтут. Проблема в том, что настоящих кипу сохранилось  очень мало   (самая большая коллекция  в Берлине- 300), католики - завоеватели сожгли кипу, как шаманскую и языческую ересь. У  Фила были   только копии с оригинала. Фил считал, что письменность  инков - кипу - можно дешифровать с помощью математики. Он занимался любимыми инками  всегда и всюду, в том числе в доме отдыха ученых в Сочи, куда никогда не брал  свою молодую и преданную жену.  Фил, профессор, был старше Лизы на 20 лет и имел двух дочек несовершеннолетних. Мать Лизы была против этого брака, она говорила, что «надо выходить замуж за студента-заочника, политехника». Лиза не послушалась матери  и союз состоялся.  Я понимаю Лизу –« Кто же слушает родителей, которые никогда не ласкали тебя в детстве». Фил  в процессе семейной жизни говорил ей о Мачу- Пикчу, о традициях инков, а еще  позволял себя любить, одевать, и  ухаживать за собой.

Лиза  тоже  увлеклась инками и рассказывала истории об этом народе и детям в пионерлагере, и роженицам в роддоме. Мне тоже истории эти показались интересными, и  не со всеми фактами, приведенными в книге  Елены Радецкой,  я раньше встречалась. Лиза стеснялась своего мужа, ей казалась, что она глупая, она боялась, что надоест ему. Она спрашивала  его - «Вам скучно со мной». «Мне казалось, что Фил меня разлюбит, узнав, что я сдала античную литературу, прочитав лишь учебник».

Потом Лиза  забеременела, но радости не испытала, «женщины уверяют, что оттого, что ты спокойная и веселая, зависит формирование сознание ребенка, закладывается программа поведения на всю жизнь. Как то не получалось все это организовать». «Я чувствовала себя жалкой, уродливой и униженной во время беременности». Лиза не понимала тех, кто был горд и счастлив в этот период,  лично у нее, беременной,  была тяжелая  депрессия. Она почему-то» настороженно» относилась к тому, что росло в ней, «Я его не знала, он непонятно как завелся во мне». Лично я впервые узнаю тот факт, что беременная женщина может считать себя жалкой и уродливой. И очень удивляюсь. И сочувствую Лизе.

Ребенок  Дима, или  Митя, родился аутистом с синдромом Саванта. Он  наизусть читал Пушкина,  знал, сколько строчек и сколько слов в басне,  легко собирал кубик Рубика, но никогда не звал ее мамой,  он вообще  Лизу никак не звал, а  себя называл только в третьем лице. Он не умел ходить в туалет, был агрессивен,   кричал в трамвае, боялся людей, на улицу выходил только в капюшоне. Сад детский для такого ребенка был невозможен. Фил ушел в свою квартиру,  и приходил домой  к Лизе в основном на выходные:  у себя он  работал, думал про  своих инков, а Лиза боролась за  сына, ей помогали в воспитании ребенка  мать и соседка.  Лиза   говорила «я бы предпочла иметь безмозглого и бездарного, но самого обычного ребёнка».  Но ребенок был необычный,  его поставили на учет в псих диспансер с диагнозом УО и сказали, что вряд ли Митя  сам сможет себя когда-то обслуживать». « Я себя не просто не люблю, я себя презираю»- такой вывод сделала мама мальчика. Хотя врачи говорили, что никакой вины Лизы в рождении такого ребёнка нет, она все равно чувствовала себя виноватой.

Неожиданно выясняется, что Митя, увидев кипу отца, стал говорить маме, о чем она повествует. Лиза запомнила его рассказ  и пересказала  его  мужу, который был как всегда где-то далеко. Лиза пыталась понять, откуда ребенок знает то, о чем говорит, но тот твердил, - «Митя увидел», «Где?», «Митя не знает», « В воздухе написано?»,  «Митя не знает, Митя не знает». Папа ученый  обрадовался этому известию, но тут Митя  попал в аварию и долгое время пребывал  в коме. После комы он впервые сказал слово « мама»,  начал  называть себя « я»,  стал учиться ходить в туалет. Но вот  замечательная память его исчезла, он с трудом мог запомнить самое простое стихотворение,  и перестал успешно  собирать кубик Рубика. Папа - ученый все звонил и просил Лизу, чтоб она записала все, что скажет сын про кипу. Но было  уже поздно. А я, читательница, злорадно думала -   если б отец  занимался ребёнком, может, и  стал бы, благодаря сыну,  знаменитым навсегда, как тот  наш русский ученый, расшифровавший письменность майя. Но отца рядом не было, и вдобавок  «он не умеет любить» - так сказала подруга Лизы о Филе.

В общем, Лиза бросила  Фила, встретив  мужчину с громадной собакой, который любил детей. Почему она ушла от Фила? «Я тоже хочу быть такой, какая я есть, другой, чем с ним, потому что с ним я – не я». 

Бедная девочка, как хорошо, что   ей все же  повезло встретить своего мужчину. Автор часто, говоря о людях, упоминает выражение – «другое дерево». Это словосочетание в романе встречается постоянно, как рефрен. «Мать - другая, она - другое дерево. И Фил другое дерево. Не говоря уже о моем несчастном сыне. Как жить в этом чужом и страшном лесу». Похоже, ее новый друг с собакой оказался деревом, которое подходит Лизе.  И Мите.

Я хочу, чтобы вы прочли книгу и желаю вам, чтобы  вы  встретили в своей жизни друга, который, по терминологии  Елены Радецкой, был бы «вашим деревом». Ну и сразу бежали от человека, находясь с которым вы дрожите  от страха, - «Ах, он такой умный, вдруг он узнает, что я сдавала античную литературу только по учебнику?»

«Как же инки не знали колеса, когда их главный бог был в форме колеса? Я думаю, что использовать колесо для передвижения или работы было просто кощунственно. Инки ведь и гончарный круг не использовали»- говорил Филипп Александрович.

Error

Comments allowed for members only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded