jack_kipling (jack_kipling) wrote in chto_chitat,
jack_kipling
jack_kipling
chto_chitat

Categories:

"В советской тюрьме" Соломон Бройде.


" ... эти чистые глаза, этот уверенный взгляд он видел в Таганской тюрьме в 1922 году, когда и сам сидел там по пустяковому делу."  (c) "Двенадцать стульев" Илья Ильф, Евгений Петров.

Очень интересный экспонат, настоящая библиографическая редкость 1923 года издания, от советского "Аль Капоне" от литературы, искренне ненавидимого своими более знаменитыми коллегами, как те же Ильф и Петров, за редкую, даже для совписов, беспринципность, барство и широкое использование литературных негров.
Начало было знакомству было положено упоминанием бройдевского "В плену у белополяков" как примера наглого переписывания и присваивания реальных дневников очевидцев тех событий наемными писателями с последующей минимальной редактурой и изданием под своим именем. Скачав электронный формат и начав читать сталкиваешься со специфическим стилем журналюг Серебряного века, со всеми этими зачастую неуместными  красивостями и рефлексиями. Словом, знаменитый "Маховик - Принц Датский", но не про трамвай, а про войну и плен.
Желание, все же узнать, каков же был оригинальный стиль, будущего плантатора на ниве литературы, я нашел сканы данной книги, его первой книги в качестве писателя новой страны и новой власти. При всей моей нелюбви к чтению сканированных страниц я увлекся и быстро проглотил ее за сутки. Видимо это первое, уж простите за повторяющееся сравнение, документальное произведение о советской тюрьме изданное, к тому же, не эмигрантом и не заграницей.


Для современного маркетинга я бы предложил слоган "Меньшевик на передержке, или как я перестал беспокоиться, перековался и полюбил Советскую власть". Всем советую не пропускать предисловие Мещерякова, довольно точно замечающего, что автор уж слишком перебарщивает со степенью облагораживающего эффекта советских мест лишения свободы и их роли в создании новой личности. Вообще, становится ясным за что большевики брезгливо презирали "попутчиков" из меньшевиков, в основе бывших полными ничтожествами, не знающими как уж как погибче прогнуться, посильнее унизиться, получше лизнуть новым хозяевам жизни.



Но если отрешиться от авторских заморочек, то предстает интересная картина шестнадцати месяцев 1920-21 годов в стенах Бутырской, Лефортовской и Таганской тюрем, времени когда массовые расстрелы как метод решения проблем сходят на нет и начинается возврат к классической пенитенциарной системе. Самым тяжким периодом является начальный двухнедельный "карантин", в течении которого заключенные реально заперты по камерам и не имеют права на получение передач и свободного графика хождения "на оправку".
Затем же начинается переход в свой корпус и коридор с заселением в камеру и вот тут начинается режим который сходен разве, что со скандинавскими тюрьмами, причем даже не для уголовников, а скажем для мигрантов перед депортацией:


1) Абсолютно свободное хождение по камерам и коридорам, там вообще нет охраны. Запирают только на ночь, да и то не всегда.



2)  Свободный доступ к свежим газетам, прям таки огромная по тюремным меркам библиотека на 2 тыс наименований, из них четверть на иностранных языках - можно запрашивать сколько и когда угодно. Интересно наблюдение, что читают на карантине, и что потом.
3) Возможность общения в пределах коридора, а то и корпуса с любым заключенным. Отсюда вытекает создание курсов по изучению хоть иностранных языков (самые популярные), хоть высшей математики, хоть лекций о прошедшей Великой, заканчивающейся Гражданской и идущей Польской войн напрямую от участников событий в генеральских званиях. Про литературу и искусство и говорить нечего - существует тюремный театр ставящий пьесы, в том числе и собственного сочинения, для заключенных и для тюремной администрации и членов их семей. Cам Бройде, собственно, был там режиссером.
4) Возможность публичного отправления религиозных культов. Особенно выделяются православные батюшки и раввины. С одной стoроны, в таких условиях у них приток реально истово уверовавшей паствы, нуждающейся в утешении и подкреплении духа, с другой - реально усилившаяся честная конкуренция от талантливых лекторов и театральных постановок. Никто не будет ходить к тебе постольку - поскольку, уж будь любезен исповедовать то что проповедуешь и вcпоминать опыт ветхозаветных пророков по силе убеждения погрязших в суете мирской.


5) Возможность кооперации по национальному признаку, кстати, в будущем ставшей самым главным  непримиримым и не "перековывающимся" врагом лагерной системы, против которой оказались бессильны оперчасти с "классово близкими" уголовниками, до этого успешно давившего все остальные виды социально-политического сопротивления. Здесь во всей красе предстают поляки. Считавшиеся почти своими, они по мере сводок об успехах второй Речи Посполитой и победах ее армии над большевиками, быстро организовываются в собственную тюремную республику, наплевав на прежние классовые и политические барьеры. Что приводит к озлоблению всех окружающих товарищей по несчастью и разгону с применением ресурса тюремной администрации.


6) Женщины хоть и находятся в отдельном корпусе, но возможность общения с ними высока. Хоть через больницу, хоть через постановки тюремного театра, куда их также привлекают. Порой развертываются драмы с адюльтером в зощенковском стиле, где героями становятся в основном проворовавшиеся или пойманные на взятке совслужащие.


7) В случае сотрудничества с администрации и участии в ее мероприятиях - сказочная возможность выходить в город и порой, даже ночевать на выходных у себя дома. Скандинавия наших дней, как я уже упоминал.


При всей видимой курортности, порой кажущейся пятизвездным отелем на фоне скорого будущего,  Бойде, отдаю должное, не скрывает и "отдельных недостатков".
Первый и самый существенный - питание. Что обьяснимо царящим всюду на тот момент голодом и поэтому пустая баланда вынуждает к работе в мастерских людей труда  и в тюремной самодеятельности - людей искусства и публицистики. В условиях отсутствия передач, порция пшенки с маслом становится жизненным фактором. Впрочем, количество и вес продовольственных передач с воли ничем не ограничен, хоть деликатесы из ресторана, были бы люди готовые тебе это слать. Администрация этим никак не заморачивается.
Второй - абсолютная правдивость знаменитой "не верь, не бойся, не проси", позже сформулированной Шаламовым и Солженицыным. При всей мягкости режима и практически полному прессингу со стороны охраны главным врагом заключенного являются  несбыточные надежды и сказочные бесплодные мечтания о скорой свободе или амнистии, или наоборот, неизбежности большого срока или расстрела. Отсеченный от нормальной прежней жизни и пытающейся к ней вернуться, он сам не замечает своего впадениея в ничтожность, как душевную так и человеческую.
Это особенно заметно по отношению самого автора. Бройде прекрасно видит это в царских и белогвардейских офицерах, насмешливо описывая их старания понравится администрации на допросах и желании в будущем сотрудничать с властью. И прекрасно показывает, сам того не желая, свое ничтожество выраженное в злобно-завистливом отношении к аристократам и части бывших сановников просто сохранивших внутреннее и внешнее достоинство, без какого-либо низкопоклонства перед кем-либо. В бессильной злобе автор сожалеет о том, что в нынешних тюрьмах нет влияния старорежимных "Иванов" - уголовных авторитетов, поставивших бы этих гордецов на место. И уделяет пару лестных абзацев "рыцарскому поведению" профессиональных урок оказавшихся в абсолютном меньшинстве в глухой резервации на пару камер. Очень показательный пример, особенно в свете будущего сотрудничества с ними наследников Дзержинского - прямо видим истоки.
В заключении отмечу иронию судьбы, Соломон Бройде активно пропагандировавший благое советских тюрем и психушек на общество был расстрелян как японский шпион в 1938 году. Реабилитирован за отсутствие состава преступления 1959. Увы.
Tags: 20 век, публицистика, путеводители, советская, что читать - история
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments