majstavitskaja (majstavitskaja) wrote in chto_chitat,
majstavitskaja
majstavitskaja
chto_chitat

Categories:

"Чисто британское убийство. Удивительная история национальной одержимости" Люси Уорсли

Мир страдает от всеохватного и всепроникающего чувства вины и страха. Кажется, что виноваты все и все в опасности, и вдруг убийцу ловят - какое облегчение!

Почему тема убийств так живо трепещет? Пойманной рыбой бьется на берегу, отблескивает серебряной чешуей, притягивает взгляды. Острым крючком впивается в беззащитную читательскую губу, и не отпускает до разгадки, до финала. Отчего кровь, боль, жестокость так притягательны для читателя и зрителя?

В новой книге английский историк, культуролог, автор и ведущая телепроектов Люси Уорсли пытается разобраться в причинах. Не ошибусь, если скажу, что интерес к детективу не знает национальных и политических границ, увлечение такого рода литературой сближает русских с англичанами надежнее любых официальных инициатив по налаживанию культурных мостов.

Серьезный, и увлекательный труд, посвященный зарождению, развитию, эволюции детектива как жанра просто обязан быть интересным. Таково "Чисто британское убийство" - рассказ об истории английского детектива. Начинается с убийств на Рэтклиффской дороге (1811) положивших начало связи между живописанием убийств и взлетом газетных тиражей. Заканчивается эссе Джорджа Оруэлла "Упадок английского убийства", где будущий автор "1984" сетует, что британскую детективную традицию поиска и наказания убийцы в сердцах публики вытеснил американизирванный триллер.

Итак, начало. Как серьезный исследователь, Уорсли опирается на работу Томаса де Квинси "Убийство как одно из изящных искусств". Само по себе имя этого литератора и обожателя Вордсворта мало что скажет русскому читателю. Но "Исповедь курильщика опиума", упоминавшуюся в одном из рассказов о Шерлоке Холмсе, вспомнят многие. Так вот, это тоже плод его творчества. Однако вернемся к истокам.

Злодейские преступлениях на Рэтклиффской дороге, когда с промежутком менее двух недель сначала в галантерейной лавке, потом в трактире, ночью в своих постелях были забиты насмерть хозяева ужаснули Лондон. Убийца, несмотря на крайний непрофессионализм полиции, был схвачен и публично казнен. Это было такое шоу, предварительно его провезли мимо мест преступления к вящему удовольствию зевак. А беллетризованный рассказ о чудовищном злодействе позволил де Квинси на некоторое (недолгое) время поправить истощенные опиумной зависимостью материальные обстоятельства.

Интересу изысканной публики к жестоким преступлениям отвечает готический роман, начало которому положено "Удольфскими тайнами" Анны Радклиф, вкусам простонародья трафят "страсти за пенни" (газетные листки живописующие громкие убийства) и кукольные представления по типу Панча и Джуди, где марионетки представляют убийцу и жертв. Музей восковых фигур мадам Тюссо пользуется равным успехом у тех и других.

В противоположность неумелым и неуклюжим стражам порядка, отметившимся в Рэтклиффе, на сцену выходит бравый инспектор Филд, послуживший прототипом инспектора Баккета в "Холодном доме" Диккенса, которого можно считать основоположником детективного жанра. Однако признанно первым детективным романом становится "Лунный камень" Уилки Коллинза который и сегодня читается с огромным интересом.

Меж тем, болезненный интерес к теме жестокости не ослабевает, трансформируясь в желание понять, как в душе одного человека уживаются добро и зло, в литературе это находит отражение в "Портрете Дориана Грея" Уайльда и "Докторе Джекиле и мистере Хайде" Стивенсона. А на авансцену уже готов выйти, та-дамм, гениальный сыщик Шерлок Холмс. И его дедуктивный метод, блеск его интеллекта, оттеняемый средними мыслительными способностями, но теплотой и душевностью друга и бессменного биографа доктора Ватсона, сделают рассказы Конан-Дойла любимым чтением многих поколений.

Но мир не стоит на месте, Первая Мировая резко меняет приоритеты и расстановку сил в обществе, где роль женщины обретает невиданную прежде значимость. А на ключевые позиции в английском детективе выдвигаются четыре королевы. Агата Кристи, Дороти ли Ли Сэйерс, Марджери Аллингем и Найо Марш, знаменуя Золотой век английского детектива. Им, этой великолепной четверке, британская литературная традиция обязана Детективным клубом, пережившим в короткий срок блистательный расцвет и так же быстро угасшем.

Потому что на смену детективу приходит американизированный триллер, обещающий, вы уже догадались, больше кровавых убийств не только в начале, но на всем протяжении действа. Детектив в нем может быть (и скорее всего будет) морально небезупречен, а повествование вполне может вестись от лица убийцы - недопустимая для классического детектива вольность.

"Чисто британское убийство" замечательный подарок поклонникам жанра, к которым себя не отношу, и тем не менее, прочитала с неослабевающим интересом. Издательство "Синдбад" молодцы, Люси Уорсли умничка, а книга являет собой замечательный пример того, как можно накормить волков так, чтобы в процессе ни одна овца не пострадала.

Tags: детектив, нонфикшн
Subscribe

  • Эндрю Мэйн "Теория убийства" (Тео Крей -3)

    Доктор Тео Крей - профессор биоинформатики, работающий на правительство и параллельно отлавливающий серийных убийц - оказывается, разработки…

  • "Книга странствий" Игорь Губерман

    её сбил конь средь изб горящих, она нерусскою была Я читал стишки самиздатского ещё времени, из цикла под уютным, чисто московским названием…

  • "Книга о Петербурге" Сергей Носов

    Пан Ленинград, я влюбился без памяти в ваши стальные глаза - Вы серьезно? О Петербурге уже все есть. - Да ладно! Моего нет. Теперь есть, и это…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Эндрю Мэйн "Теория убийства" (Тео Крей -3)

    Доктор Тео Крей - профессор биоинформатики, работающий на правительство и параллельно отлавливающий серийных убийц - оказывается, разработки…

  • "Книга странствий" Игорь Губерман

    её сбил конь средь изб горящих, она нерусскою была Я читал стишки самиздатского ещё времени, из цикла под уютным, чисто московским названием…

  • "Книга о Петербурге" Сергей Носов

    Пан Ленинград, я влюбился без памяти в ваши стальные глаза - Вы серьезно? О Петербурге уже все есть. - Да ладно! Моего нет. Теперь есть, и это…