Юкка (yukkale) wrote in chto_chitat,
Юкка
yukkale
chto_chitat

Categories:

читательский дневник. ноябрь



1. Саша Филипенко «Красный крест». Писатель, у которого мне нравится все, от манеры вести повествование до чувств, которые из него можно извлечь. В этой книге крестом пересекаются две истории — одна историческая, история старой женщины, родившейся в начале прошлого века за границей, чья семья так невовремя решила вернуться в Союз. День ото дня теряющая память старуха напоследок рассказывает новому соседу всю свою жизнь, говорит про репрессии, лагерь, про страх и про совесть. А вторая история из наших дней — о женщине, выносившей ребенка после собственной смерти. Говорят, невозможная. Пусть.

2. Ксения Букша «Мы живем неправильно». Этот сборник текстов малой формы — где-то рассказов, а где-то и просто зарисовок. Но с героями Букши хорошо пройти даже небольшой отрезок пути — они где надо живые, где надо сюрреалистичные. Такие тексты — это как художественная фотография: обычное делает странным и наоборот, но не рассказывает, что было, что будет, чем сердце успокоится, а от фотографии этого и не просишь.

3. Марк Уолинн «Это началось не с тебя. Как мы наследуем негативные сценарии нашей семьи и как остановить их влияние». Когда-то на меня сильнейшее впечатление произвела статья Людмилы Петрановской «Травмы поколений» — она очень четко попала в расклад моей собственной семьи, где бабушка пережила войну, мама — перестройку, а я выросла очень самостоятельной, но не без изъяна. И вот анализ того, как общая травма народа формировала конкретные личности и как их излом отражался в следующих поколениях, — это очень сильно было и очень складно ложилось. Думаю, в книге Марка Уолинна я ожидала встретить сходное содержание. Но не встретила; кроме того, испытала весьма смешанные чувства: с одной стороны, начало книги выглядело научно-популярным, эпигенетика, эксперименты на мышах, все вроде бы шло гладко, и все же чувствовался подвох. Когда в тексте появились расстановки, подвох стал очевиднее. Когда автор наконец перестал прикрываться учебником биологии и начал размашисто писать, что всем нам необходимо простить своих родителей, чтоб потоки энергии рода не пережимались, книгу пришлось оставить. Хотя в отзывах многие говорят, что упражнения им здорово помогли.

4. Кейт Фландерс «Год без покупок». Это книга-отчет о челлендже, который поставила перед собой автор, канадская блогерша, девушка с целым ворохом аддикций от пьянства и переедания до, собственно, неконтролируемого потребления. Шопинг без удержу и жизнь в кредит — не мои пороки, поэтому не могу сказать, что читала эту книгу, чтобы чему-то научиться; но меня действительно привлекли искренность и рефлексивность Кейт Фландерс и то, как она подробно и увлекательно анализирует причины и последствия своего поведения и как смело раскрывается. Эта книга заслуживает хеппи-энда!

5. Евгения Некрасова «Сестромам. О тех, кто будет маяться». Это тоже рассказы, да какие! Некрасову я читаю медленно, перебирая формулировки и образы, мне безумно нравится то, что она делает с языком. Такие эксперименты с речью нечасто заканчиваются успехом, но ее остраненные фразы хорошо ложатся на ум. В них не вязнешь, а словно голову набок наклоняешь и под другим углом всем на свете любуешься — пусть бы даже иногда и пакостью, да какая разница. А так-то это рассказы про современных людей с их привычными пороками и внезапными святостями. Или наоборот. Например, про мужа, который бил свою жену, чтоб спасти город, а она отрастила восемь рук и дала ему отпор...

6. Лиана Мориарти «Девять совсем незнакомых людей». Загородный курорт, 10-дневная программа оздоровления, девять персонажей, хлебнувших собственной жизни и решивших попробовать что-нибудь еще. Это «что-нибудь еще» им с удовольствием предоставит Маша, владелица курорта, решившая испытать на гостях новый, улучшенный протокол. Исходный был — что-то вроде випассаны. Облегченной випассаны с массажами и психологическими консультациями. На самом же деле вышло куда как сложнее... Мне не очень нравилось поначалу — герои и их проблемы казались клишированными, а книга — аккуратно собранной из правильных кубиков, но не имеющей живого начала. Но стоило завертеться сюжету, как я оставила свою снобистскую критику и бросалась читать вторую половину при каждом удобном случае, так интересно было, во что же это раскрутится дальше.

Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Максим Д.Шраер. Бегство.

    Я прочитала книгу Максима Д. Шраера «Бегство», где узнала много фактов о евреях – отказниках, проживающих в СССР. Воспоминания написаны человеком,…

  • "Людоедское счастье" Даниэль Пеннак

    Семьянин А мне видится другой Дед Мороз, гигантский и прозрачный, возносящий над этой застывшей людской сумятицей свой жуткий каннибальский…

  • "Война и мир в отдельно взятой школе"

    Толстой перевернулся - И что делать: - Если бы знать. И это было бы прекрасным финалом, если бы внезапно подошедший человек в камуфляже не…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments