lera_briz wrote in chto_chitat

Categories:

Клара Страда - Янович.

Клара Страда-Янович. «Мой Дальний Восток». Мемуары о своей жизни оставила автор, родившаяся в 1935 году. В «Википедии» есть информация о ее муже Виттории Страда, известном итальянском  слависте. В  интернете же я  выяснила, что именно он настоял на том, чтобы Клара записала  свои воспоминания детства.  Я,прочитав эту книгу,  узнала  много нового и интересного.

До войны девочка жила в Хабаровском крае. Дорог нет, навигация по Амуру, есть только лошади.  После войны появилось несколько американских «студебеккеров». Гиляки и нанайцы ездили на собаках, собаки были очень злые, к ним лучше не подходить.

Пригоняли к нам раскулаченных, они жили здесь.На пасху бабушка варила и гусиные, и утиные яйца. Автор боялась очень в детстве портрета Буденного, «Перехватывало дыхание».

Про  начало Великой Отечественной войну люди узнали в 7 вечера, у отца была бронь, которая ежегодно пересматривалась.Трудно было с едой в войну, но «Жир и мясо нерпы и сивуча просто душа не принимала, покупали у гиляков, аборигены ели, а мы не могли». «Пекарь пек вкусный хлеб, но он месил тесто ногами, предварительно он их мыл».

Автор рассказывает о судьбе знакомых. Человека посадили на 10 лет, через 10 лет жена получила бумагу, что может забрать мужа домой, когда приехала, ей сказали, что муж умер за день до выхода на свободу». В книге нет развития темы, что было с телом, например. 

Семье повезло в том, что дед был животноводом профессиональным. Он выбрал им корову, неказистую на вид, но которая летом давала им 16 литров молока в день. Это очень помогло семье, так как « Мама, как неработающая, считалась  в войну иждивенкой, несмотря на 5 детей».

«Имя Власова без конца повторяли по радио после Москвы, потом оно исчезло без всяких объяснений».

«За годы войны у отца накопилось облигаций на 50 тысяч, при Хрущеве облигации перестали погашать».В  1946 году к нам пришла американская помощь, это была еда и ношенные вещи. Родители девочки отказались брать ношенное, а ребенок очень сильно переживал.

«Все наши мужчины, от рабочего до директора прииска, были очень худыми. Только парторг был в теле, да и потому, что был ширококостный. Зато все приезжие служители НКВД были толстые». Они приехали и уехали, может, место искали для обустройства лагеря. Местные женщины любовались толстяками.

Ее отец с 1939 по 1949 ни разу не выходил в отпуск и подорвал здоровье. Отца приняли в партию в конце 30 годов, «партийные собрания проводились вечером, после 10 часов, и заканчивались иногда за полночь».

Нерабочие дни тогда были 21 января - в связи со смертью Ленина, и годовщина Кровавого воскресенья. Так было «чуть ли не до конца 40 годов». Газеты приходили с большим опозданием, их сбрасывали с самолетов.

Автор училась в московском вузе и рассказала, как покоряла целину в студенческие годы.

Дорог не было, пшеница выплескивалась из грузовиков, казахи их кибиток рассказывали, что ежедневно собирали больше 100 кг, просеивали и откладывали на зиму. Не было питьевой воды, у всех поносы, «Какая уж тут романтика». «В нашей бригаде шоферами набрали вышедших из тюрем уголовников, те разбили новые машины». Пыльные бури бушевали несколько дней подряд, «мы не работали, сидели в палатках, читать нельзя, наружу нос не высунешь».

Я записываю всегда то, что прочитала. Иначе все уходит из памяти. Сегодня меня поразило вот что. Я  прочла рецензии на эту книгу, меня изумило, что каждый нашел в ней другое, что-то свое. Да, я помню многие фрагменты, описанные в рецензиях. Да,  это есть в книге Страда -Янович , я читала, но я посчитала их не настолько важными, чтоб  оставить в памяти для себя.

А то, что выписала я для себя, и то, что публикую здесь, я ни у кого не встретила.Вывод такой. Сам бери и сам читай. Но я так и делаю. И  побольше нам всем хороших книг. И побыстрее бы открылись библиотеки.

Error

Comments allowed for members only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded