majstavitskaja (majstavitskaja) wrote in chto_chitat,
majstavitskaja
majstavitskaja
chto_chitat

Categories:

"Хроники богини" Нацуо Кирино

-  Что-то часто приходится слышать, как один человек не может простить другого, - подумал вслух «Унаси».

Нет азиатский канон не для меня. Честно отмучить себя подобным могу, но получить от этого удовольствие - увольте, для того нужно обладать сверхтолерантностью, которой в себе не нахожу. На самом деле, Нацуо Кирино знаменитая японская писательница, увенчанная многими лаврами на родине, за границей известная. Не удивлюсь, если и средь русских берез у нее окажется достаточно поклонников (люди разные, что мне не нравится, то другого совершенно очарует). А с точки зрения истории, этнографии, социологии, религиоведения книжка настоящий Клондайк сведений.

Время и место действия - средневековая Япония, крохотный островок среди других, входящих в состав архипелага. Население человек двести Жизнь скудна ниже нижнего предела в нашем сегодняшнем понимании. Собственное земледелие отсутствует по причине недостатка посевных площадей, животноводство представлено неприхотливыми козами и птицей. Живут рыболовством, сбором моллюсков и водорослей. Мужчины уходят в море не на день-два, а иногда по полугоду отсутствуют - улов, если он хорош, нужно продать, закупив риса и прочих необходимых вещей. Во время их отсутствия, тяготы жизни ложатся на женские плечи.

Героиня принадлежит к уважаемому на острове роду, из которого происходят жрицы, их бабушка как раз отправляет обязанности. Нет, к мирским богатствам и всякому такому это не имеет отношения, там другими критериями определяется. Просто есть род Морской змеи, поставляющий общине девочек, которые позже подвизаются в этом качестве; есть еще один, род Водяной черепахи, дублирующий. Есть будни в бытовых хлопотах, изредка прерывающиеся радостью от возвращения мужчин и некоторыми религиозными обрядами, отправляемыми жрицей при участии всего населения.

Когда старшей сестре девочки (они погодки) исполняется шесть лет, устраивают неслыханной пышности праздник, чуть не пять коз забивают, всяких вкусностей готовят в изобилии и... запрещают девочке приближаться к сестре - чтобы не осквернила. А после вовсе уводят жить к бабке. Теперь девочкам даже разговаривать не разрешается. Но в обязанности героини вменяется ежевечерне относить в дом жрицы корзинку со всякими вкусностями и выбрасывать в море, что со вчера недоедено. Сами они там лебеду едят, угу.

Камику, и прежде бывшая редкой красавицей, на обильной пище и при отсутствии тяжкого труда расцветает в дивную звезду, а скромная ее сестра в один из своих вечерних визитов службы доставки встречает красавца Махито, мальчика из рода Черепахи, матери которого все никак не повезет родить девочку, мальчик за мальчиком. По этой причине они чуть не изгои в общине, парней не берут на промысел вместе с мужиками, они вынуждены собирать водоросли с женщинами, но в целом мальчик очень видный. И вот, он просит Намиму не выбрасывать остатки еды, а потихоньку отдавать ему для беременной в очередной раз матери. Девушка, уже влюбленная по уши, соглашается, а когда мама юноши рожает очередного мальчика, они уже сами на пару начинают подъедать добро и (семь бед - один ответ) становятся любовниками.

И бедная рассказчица даже успеет недолго насладиться краденым счастьем. Пока не умрет бабушка - верховная жрица. Отныне ее место должна занять Камику, а Намиме уготовано другое служение - стать привратницей склепа и служить богине смерти. В день, когда умерла бабуля, ее жившая при склепах родная сестра близнец, о существовании которой не знали даже внучки, по обычаю покончила с собой. Теперь беременная от запретной связи молодка, займет ее место у могил. А что будет, когда живот станет видно - и подумать страшно. Но нет, храбрый верный Махито найдет выход.

Это будет довольно интересная в смысле сюжетных поворотов история, которая поведает о странной языческой космогонии - добуддистской и досинтоистской; совершенно иначе преломит миф об Орфее и Эвридике, скорее это будет похоже на нисхождение Иннаны в царство Эрешкигаль; неожиданно напомнит пушкинскую "Сказку о царе Салтане" (в части осы); а также не забудет о множественных реверансах мировому феминизму. Но исполнено все в такой тоскливо мутной манере, так изобилует зубодробительными японскими именами, так откровенно алогично, что для себя я положила больше Нацуо Кирино не читать. Ни под гипнозом, ни под наркозом.

Tags: мифология, японская
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments