Сергей Николаев-Смирнов (sergecpp) wrote in chto_chitat,
Сергей Николаев-Смирнов
sergecpp
chto_chitat

Categories:

Диккенс. Домби и сын. Концовка романа

Увидел я тут на днях на ютубе аудиокнигу "Домби и сын" (роман Диккенса) и решил посмотреть, что там в конце в оригинале (вот не помню уже и почему — решил-то). И увидел следующее.

Два последних абзаца романа в переводе опущены; я сперва подумал, что это или файл раньше времени кончился или чтец не дочитал, и сверился по тексту в библиотеке Мошкова, а потом сходил в другую комнату и взял 14 том из зелёного 30-томника — то же самое, увы. А ведь этот роман Диккенса — самый любимый его роман моей двоюродной бабушки... Был бы и моим, но Esther Summerson...

И смысл "smooths away" is quite 'away' from "приглаживает". Есть же подсказка даже для этого 'away' — shade (затеняющие). Вот он их и 'away' с пути света... Причём там Диккенс повторяет это 'away' трижды — по разу в каждом из трёх последних абзацев — неспроста это он, чую, неспроста...

И вот это "he only answers," (с запятой!) имеет смысл, скорее, "он лишь отвечает" (а не делает что-то иное или ещё — например, перестаёт плакать), а не "он отвечает только:" (где акцент при чтении на "только", в смысле — "мог бы ответить больше"). Разница смыслов всё же есть. Не написал же Диккенс нечто вроде "asks him if he is unwell but he answers only a single word no" (это цитата из книги Only Say the Word by Niall Williams).


Сравнение концовок


— Милый дедушка, почему ты плачешь, когда целуешь меня?

Он отвечает только: "Маленькая Флоренс! Маленькая Флоренс!" — и приглаживает кудри, затеняющие её серьезные глаза.

КОНЕЦ
Домби и сын, главы XXXI-LXII (14 том у Мошкова)


‘Dear grandpapa, why do you cry when you kiss me?’

He only answers, ‘Little Florence! little Florence!’ and smooths away the curls that shade her earnest eyes.

The voices in the waves speak low to him of Florence, day and night — plainest when he, his blooming daughter, and her husband, beside them in the evening, or sit at an open window, listening to their roar. They speak to him of Florence and his altered heart; of Florence and their ceaseless murmuring to her of the love, eternal and illimitable, extending still, beyond the sea, beyond the sky, to the invisible country far away.

Never from the mighty sea may voices rise too late, to come between us and the unseen region on the other shore! Better, far better, that they whispered of that region in our childish ears, and the swift river hurried us away!

THE END
Dombey and Son (архивировано из закрытой недавно Adelaide Library)


P.S. Эта "invisible country far away" немедленно вызвала у меня в памяти схожие по ощущению слова Дженни Рен из "Нашего общего друга".

— Мы так счастливы, что можно приходить сюда отдыхать, сэр, — сказала кукольная швея. — Ведь вы даже представить себе не можете, как нам хорошо здесь. Правду я говорю, Лиззи? Тишина, воздух!

— Тишина! — повторил Фледжби, презрительно мотнув головой в сторону грохочущего Сити. — Воздух! Пф! — последнее относилось к дыму.

— Да, — сказала Дженни. — Зато высоко, высоко! Смотришь сверху, как облака проносятся над узкими улочками, не замечая их, и как золотые лучи тянутся к высоким горам, в небо, откуда дует ветер, и такое у тебя чувство, будто ты мёртвая. — Девочка устремила глаза ввысь, подняв свою тонкую, прозрачную руку.

— Как же это мёртвые себя чувствуют? — с оторопелым видом спросил Фледжби.

— Ах! Так покойно, так мирно! — воскликнула девочка и улыбнулась. — А душа преисполнена такой благодарности! Слышишь, как живые плачут, трудятся, окликают друг друга там, внизу, на тёмных, узких улицах, и жалеешь их от всего сердца. И кажется, будто цепи спадают с ног и всю тебя охватывает такое странное чувство — и радостно тебе и грустно.

Взгляд девочки упал на старика, который стоял, сложив руки на груди, и спокойно смотрел на неё.

— Да вот только минуту назад, — продолжала она, протянув к нему руку, — мне почудилось, будто он поднялся из могилы. Он вышел из этой низкой двери такой сгорбленный, усталый, потом вздохнул глубоко-глубоко, выпрямился, обвёл глазами небо, подставил лицо ветру, и его жизни там, внизу, в темноте, пришёл конец… А потом его снова позвали обратно, — добавила она, устремив на Фледжби взгляд, в котором не было и следа прежней просветлённости. — Зачем вы его позвали?

— Он не поторопился на мой зов, — буркнул Фледжби.

— Ведь вы не мёртвый, — сказала Дженни Рен. — Ну и возвращайтесь назад, к живым.

Сочтя такой намёк вполне достаточным, мистер Фледжби кивнул на прощанье и отвернулся от них. Райя пошёл проводить его вниз по лестнице, и лишь только они скрылись за дверью, позади послышался серебристый голосок девочки: «Скорей назад! От жизни к смерти!» — И эти слова ещё долго неслись им вслед, мало-помалу затихая вдали: «Скорей назад! От жизни к смерти! Скорей назад! От жизни к смерти!»

P.P.S. Аудиокнига, кстати, хорошо начитана (читает Станислав Сытник). Вот на ютубе первый том, вот — второй, а вот — полностью, по главам.
Tags: Диккенс, перевод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment