jaroslav_2 (jaroslav_2) wrote in chto_chitat,
jaroslav_2
jaroslav_2
chto_chitat

Какой роман лучше – «Уловка» или «Поправка»?

За роман Д. Хеллера в сообществе уже говорили, в том числе два дня назад. Роман рекомендуется, чтение впечатляющее, сложное. Но есть момент – он был поднят и в недавнем обсуждении - произведение англоязычное, нам, русскоязычным, доступно в переводе. А переводы есть разные, наиболее известны два, среди прочего различающиеся по наименованию одного из персонажей – в одном это полковник Кошкарт, в другом - Кэткарт. Соответственно: «Поправка-22» - перевод А. Кистяковского (1988), «Уловка-22» - перевод М. Виленского и В. Титова (1968).

Я читал и впечатлялся «Поправкой» с Кошкартом, потом наткнулся на другой – этот другой перевод мне совершенно не понравился с первого взгляда. Со второго стало понятно: всё не так однозначно. В Кошкарт-переводе обнаруживаются более удачные места, чем в Кэткарт-переводе. Но не только – есть и наоборот – места, где Кэткарт-перевод вроде бы удачнее передаёт шутрагистихию Хеллера.


В «Поправке» много мест переводятся как-то сокращённо – возможно, в порядке отжатия воды. Но и в «Уловке» обнаруживается: немало чего вообще пропущено - предложения и даже группы абзацев Хеллера. И какой же именно перевод рекомендовать?

Говорят, в сети где-то есть подробные разборы переводов. Конкретную наводку дали только на критический отзыв профессионала о переводе Виленского и Титова – М. Лорие «Уловки переводчиков», у kalaus.livejournal есть ссылка на текст; или можно и так загуглить .

Надёрганные мной примеры:
     

Кошкарт-перевод (Поправка) Кэткарт-перевод (Уловка)
Полковник Каргил с достоинством поблагодарил его и отправился, излучая самодовольство, к офицерам. Он горделиво ощущал, что двадцать девять месяцев армейской службы ничуть не ослабили его способность всегда попадать впросак. Полковник Карджилл горячо
поблагодарил Найта и зашагал через весь лагерь, излучая самодовольство.
(часть пропущена)
С тех пор как Мило Миндербиндер стал начальником столовой, обыденные трапезы превратились у них в роскошные пиршества, и на мгновение Йоссариану показалось, что все в мире не так уж плохо Никто из офицеров эскадрильи нигде в
своей жизни так не наедался, как в столовой у Милоу, и Йоссариан подумал, что, возможно,  они  и  не  заслуживают такой жратвы
— …величайший из величайших. Грозный, неистовый, самый-распросамый трехкулачный победимчель. Я сверхчеловерх.
— Ты? Сверхчеловек? — вскинулся Клевинджер.
— Сверхчеловерх, — поправил его Йоссариан.
--  Я -- подлинный, громоподобный, чистейший душой многорукий Вишну. Я -- верх человека.
    -- Что? -- закричал Клевинджер. -- Сверхчеловек?
    -- Верх человека, -- поправил Йоссариан.
Это был подтянуто щеголеватый и занудливо обходительный педант. Он знал длину окружности Земли по экватору — его собственное выражение, — и что-либо большое всегда оказывалось у него значительных размеров. Генерал Долбинг был болваном Это  был  эрудированный,  воспитанный  и  педантичный  генерал,  который  знал длину окружности экватора и писал
"численно возросли"  там,  где  другой  написал  бы  "увеличились". Вообще-то, конечно, он был порядочной  дубиной
Хавермейер был ведущим бомбардиром, потому что никогда не мазал. А Йоссариана убрали из ведущих бомбардиров, потому что ему с некоторых пор стало наплевать, накрыта цель или нет. Он решил выжить или по крайней мере бороться за свою жизнь до последнего вздоха, и его единственной целью, когда он поднимался в воздух, было вернуться на землю живым. Хэвермейер никогда не промахивался. Йоссариан раньше  тоже  был  ведущим  бомбардиром, но его понизили в должности,
потому  что с некоторых  пор  ему стало плевать, попал он в цель или промазал. Он  решил  или  жить вечно, или умереть, а если умереть, то только во время попытки выжить. И единственное боевое задание, которое он давал себе каждый раз, -- это вернуться на землю живым.
уходя из зоны заградительного огня, что его шестерка рассыпалась в небе, наподобие стайки ошалевших грачей, и любой самолет, окажись тут истребители, стал бы для них беззащитной добычей, но это не имело ни малейшего значения, поскольку истребители у немцев перевелись Каждый самолет при этом мог стать легкой добычей немецких истребителей, однако обычно к этому времени  они  уже не появлялись в воздухе.
вопросы были почти у каждого, причем вопросы по-своему вполне здравые, что и обнаружилось, как только Клевинджер совершил после первого же занятия серьезнейшую ошибку, спросив, есть ли у присутствующих вопросы.
— Кто такая Испания?
— Что еще вдруг за Гитлер?
— Какой такой козырь в Мюнхене?
— Как это левые справа?
— А ху-ху не хо-хо?
— Да ты чего нам тут порешь-то?
когда Клевинджер и капрал имели неосторожность спросить,  есть ли вопросы, вопросы так и посыпались – один интереснее
другого.
    -- Испания -- это кто?
    - Для чего Гитлер?
    -- А правильно -- это когда?
    -  Где  был  тот  сутулый  старик  с  белой как мел физиономией, которого я, бывало, называл Папашка, когда рухнула карусель?
    -- Какие козыри объявили в Мюнхене?
    -- Хо-хо, бери-бери!
    -- Мошонка!
Йоссариан нетвердо придвинулся в офицерском клубе к подполковнику Корну и сообщил ему, что у немцев появилась зенитная новинка.
— Какая новинка? — с любопытством спросил подполковник Корн.
— Скорострельный трехсотсорокачетырехмиллиметровый клеемёт Лепажа, — ответил ему Йоссариан. — Он склеивает на лету звено самолетов в одну вонючую кучу.
— А ну отойди от меня, дегенерат! — злобно взвизгнул подполковник Корн,
в   офицерском  клубе пьяный Йоссариан
бочком-бочком  подобрался к подполковнику Корну и потехи ради объявил, что у немцев появились новые пушки Лепажа.
    -- Что это за пушки Лепажа? -- полюбопытствовал подполковник.
    --  Новая трехсотсорокачетырехмиллиметровая клеевая пушка Лепажа, -- ответил Йоссариан. -- Она склеивает в воздухе целое звено самолетов.
    Ошарашенный  подполковник  Корн  резко  высвободил  свой локоть из цепких пальцев Йоссариана.
    --  Оставьте меня в покое, идиот! -- исступленно заорал подполковник
Корн.....
— Возможно, мы тебя расстреляем, — ответил ему рядовой экс-первого класса Уинтергрин.
— Мы? — удивленно воскликнул Йоссариан. — С чего это ты вдруг решил затесаться в их шатию?
— А что мне, по-твоему, делать, когда речь заходит про расстрел? — огрызнулся рядовой экс-первого класса Уинтергрин.
--  А что мне сделают, -- спросил Йоссариан доверительным тоном, -- если я откажусь налетать эти дополнительные задания?
    --  Вероятнее  всего,  мы  вас  расстреляем, -- ответил экс- рядовой первого класса Уинтергрин.
    --  Мы?  --  воскликнул  изумленный  Иоссариан. -- В каком это смысле "мы"? С каких это пор ты на их стороне?
    --   Если  ты  хочешь  быть  расстрелянным,  то  на  чьей  стороне, по-твоему,  должен  быть  я? -- сказал Уинтергрин.


В общем, ситуация напоминает телерекламу этих, как их там, батончиков – «Попробуй оба и реши на чьей ты стороне».
Либо есть ещё какой-то перевод - лучше этих двух?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments