gibor (gibor) wrote in chto_chitat,
gibor
gibor
chto_chitat

Categories:
"Щегол" Донны Тарт
Итак, с Донной Тарт я закончил третьей, самой, пожалуй, знаменитой ее книгой "Щегол", получившей в 2014 году Пулитцеровскую премию за лучшую художественную книгу . Кстати, не спешите обольщаться – Пулитцеровская премия не всегда (а чаще всего, вообще никогда) не совпадает с рейтингами продаж, бестселлерами и книжными изюминками. Ее жюри утверждает, что за дешевой популярностью они не гонятся...
Не то со "Щеглом"...
Мощный взрыв теракта убивает маму тринадцатилетнего подростка, отправившегося вместе с ней в Метрополитен-музей Нью-Йорка на "Щегла" Карела Фабрициуса. По дороге и в музее мать, которая по касательной будет сопровождать Теодора Декера светлой мучительной занозой весь роман, рассказывает ему и о Фабрициусе – гениальном живописце 17 века, ученике Рембрандта, не успевшего дожить до своей гениальности...Рассказывает она и о Рембрандте, с его "Уроком анатомии", о Хальсе, о...
И так она рассказывает, так! что вот только за это я бы дал "Щеглу" Премию имени венгерского еврея, потому что это ведь я, я! , не мог отойти от малых голландцев в Пушкинском. Это ведь меня вытаскивали из Лувра от них...
И никто мне так не рассказывал.
Теодор остается жив и из развалин музея выкарабкивается со своим приобретенным постравматическим сидромом, название которому – "Щегол" Карела Фабрициуса, не имеющего цены ибо бесцененного.
Где-то в гуще повествования Донна Тарт говорит, что шедевры истории человечества – это высоковольтные провода, которые Бог сбрасыват людям. С небес на землю. И каждый раз, все равно когда и все равно кого, но, соприкасаясь с ними, тебя пробивает божьим током насквозь и жизнь никогда уже не будет прежней. Судьба Тео меняется.
Тринадцатилетний пацан остается совершенно один. С всемирным шедевром в рюкзачке....
....А потом уже в другом месте Америки появляется Борис - тартовский симбиоз "руского" героя, слепленный из "Идиота" Достевского и бруклинских анекдотов о русской мафии. Подросток из фантазийной страны, которую, по-мнению автора, называют, естественно, Советский Союз, родной язык которого польский, говорящего со своими приятелями-бандитами по-украиски и по американской осязаемости конечно же русского.
Борис – фаворитный персонаж романа, равный главному герою и даже превосходящий его по безумию существования, если в безумии есть вообще хоть какая-нибудь шкала.
Они встречаются в школе и вместе растут.
Под водку и клей, таблетки и виски, воровство и неосознанный стихийный секс, о котором смогут признаться друг другу спустя многие годы, когда и "Щегол" уже улетит, сорвавшись с веревочки
Вообще наркотиков в жизни этих школьников столько, что даже прочитав "ее волосы были похожи на героин" я не удивился и только потом понял, что привыкнув к аксессуарам их жизни, глаза мои сканировали написанный "георгин" в "героин". Донна Тарт и ее герои умеют дрессировать, тут не поспоришь.
Борис – бессознательный бунтарь, из тех, кого и я встречал несколько раз в своей жизни. И если бы мой тот, мой тот лучший друг детства, мой русский друг моего детства... Тот, кем выбивал я из себя свою еврейскую осторожность и трусость.... Он был бы Борисом. Потому что и был Борисом. Хотя и был Сергеем.
Никто не знает в этой жизни ничего. И если добро, которым князь Мышкин жил, порождало только зло, то почему зло Бориса не может породить добро? Разве добро не может войти в нашу жизнь с черного хода?
Не знаю.
"Щегол" – инвалидный шедевр. Он, наверняка, получит своего "Оскара", когда студия Warner Bros реализует права на экранизацию. Не представляю правда, где они найдут Бориса в Голливуде, ведь он не столько русский по описанию (Донна Тарт, в конце концов, не из Люберцов), сколько русский по бесцеремонной отчаянности жизни. Но ведь найдут же!
А почему шедевр инвалидный? Ну.... Донна Тарт не всегда успевает за ритмом, которым живут ее персонажи - роман получается несколько сумбурным, вихристым. Не у одного из героев сюжет не завршен. Да и вообще, сюжет романа не завершен. Мы расстаемся с Теодором и Борисом навсегда, оставляя их при этом полными загадочного будущего.
Но, может быть, не навсегда?
10 с половиной баллов по всем статьям и... вперед – не теряйте время на всякие "Как закалялась сталь"
Subscribe

  • Маттиас Эдвардссон "Не самые хорошие соседи"

    В 2015 году Микаэль и Бьянка Андерсон оставляют Стокгольм ради жизни в глухомани, то есть в коттеджном поселке. Много зелени, уютно и безопасно -…

  • Покров-17

    Начала читать новый роман молодого талантливого автора и вдруг остановилась. О чём эта книга? Но, продвинувшись чуть дальше, обнаружила подсказку, в…

  • "Декрет о народной любви" Джеймс Мик

    Смешались в кучу кони, люди Как же хотелось очутиться внутри круга, а не вовне, среди людоедов, рукотворных ангелов, провидцев-наркоманов и…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 114 comments

  • Маттиас Эдвардссон "Не самые хорошие соседи"

    В 2015 году Микаэль и Бьянка Андерсон оставляют Стокгольм ради жизни в глухомани, то есть в коттеджном поселке. Много зелени, уютно и безопасно -…

  • Покров-17

    Начала читать новый роман молодого талантливого автора и вдруг остановилась. О чём эта книга? Но, продвинувшись чуть дальше, обнаружила подсказку, в…

  • "Декрет о народной любви" Джеймс Мик

    Смешались в кучу кони, люди Как же хотелось очутиться внутри круга, а не вовне, среди людоедов, рукотворных ангелов, провидцев-наркоманов и…