xinguano (xinguano) wrote in chto_chitat,
xinguano
xinguano
chto_chitat

Categories:
  • Mood:

К 80-й годовщине одного литературного проекта

В начале 1937 года французское издательство Альзасия Пари запустило один из самых успешных и долгоживущих литературных проектов 20-го века: коллекцию подростковой литературы «Синь де Пист» (Signe de Piste), «Путевые знаки». Так скауты называют систему специальных символов, с помощью которых отмечают на картах и самодельных планах свои «секретные» для непосвященных указания по организации маршрута. Этот «секретный» язык играет и сейчас заметную роль в самоидентификации скаутов – во времена же, когда едва ли не каждый элемент скаутского поведения и облика нес смысловую нагрузку, его значение было почти сакральным.

Несмотря на свою открытую связь со скаутингом, коллекция с самого начала была больше, чем скаутской библиотекой. Первым директором коллекции стал комиссар «Скаутов Франции» Морис де Лансье, человек, работавший вместе с основателями движения и стоявший у его истоков. Но под этим именем его знали главным образом коллеги, да его юные подопечные из 14-го округа Парижа. Для остальных он был Жак Мишель, автор «Приключений короля Торла», «Дела кашалота» и других популярных среди подростков историй. В книжном деле он давно уже был не новичок: с 1930 по 1936 год Жак Мишель вел скаутскую коллекцию «Лагерный костер» (Feu de Сamp) в издательстве Ж. де Жигор, потом возглавлял общенациональное обозрение «Скаут» (два выпуска в месяц!).

Как редактор, Жак Мишель наверняка прекрасно понимал, насколько важен удачный выбор первых, затравочных авторов новой коллекции.

Номер 1 особого беспокойства не вызывал: Жорж Сербело-Саланьяк был хорошо знаком Жаку Мишелю по скаутскому обозрению и по работе в международном секретариате «Скаутов Франции». Его очевидный литературный талант проявил себя давно и ярко: Жорж начал работать в «Франс-суар» еще в 1925 году, потом были «Фигаро», «Ля Франс Католик»… Его «старинная» индейская сага в духе Гайаваты, «Под знаком черепахи», конечно, вызовет интерес.

Номер 2, Ги де Ларигоди – тоже надежный автор, живая легенда для французских подростков… Созданный им Юг, неунывающий мальчишка-бродяга доисторических времен, давно стал всеобщим любимцем, «Канюк Раа» уже до дыр зачитан юными поклонниками дикой природы… А его репортажи из автомобильных путешествий, из странствий по южным морям… «Тигр и его пантера», без сомнения, тоже не залежатся.

Но особый, личный интерес у Жака Мишеля к номеру 3, начинающему автору Иву де Вердильяку, решившему спрятаться под именем Серж Дален… У этого новичка есть стиль! Он умеет писать плотно!.. А как он стеснялся, признавшись, что идея романа родилась под влиянием его, Жака Мишеля, короля Торла. Долго же он, однако, работал… А сколько потом еще пришлось помогать ему с подготовкой премьеры… «Золотой браслет» – не слишком ли камерное название для подростковой приключенческой драмы с вендеттой, подземельями, замками, самопожертвованиями и мучительными жизненными выборами?

Как неожиданно сыграет время…

Жорж Сербело-Саланьяк надолго сохранит связь с «Путевыми знаками», издаст (уже после войны) в этой коллекции еще несколько книг… но все большее место в его творчестве станут занимать жития святых, культурологические исследования древнего мира… Он даже получит звание академика – но слава разминется с ним, и до самой пенсии Сербело-Саланьяк будет работать редактором одного из бесчисленных парижских издательств.

Болезненный и тщедушный на вид, Ги де Ларигоди после первой публикации в «Путевых знаках» успеет совершить головокружительный автопробег Париж-Сайгон, расскажет о новых приключениях Юга, издаст несколько ярких репортажей из дальних странствий – и сложит голову в бестолковых боях на бельгийской границе в мае 1940. Одна из лучших его книг о мальчишках, «Остров посреди большого пруда», при его жизни успеет выйти лишь частями в «Скауте». Память о нем будут хранить долго, но это будет больше слава «духовного наставника» французских скаутов.

А вот третий… Серж Дален станет одним из тех, кто сделает эту коллекцию явлением. Сногсшибательный успех «Золотого браслета» в феврале 1937-го года запустит легендарный цикл «Принц Эрик», без упоминания которого никакой обзор детской и подростковой литературы Европы не будет сегодня полным. Динамичный напряженный сюжет, лапидарные, в несколько штрихов описания, мощная нравственная интрига – все это для скаутов межвоенной поры было в новинку, все это сохраняет притягательность и сегодня. Шестизначные тиражи, переиздания и переводы, аудиоиздание, комиксовые переложения, инсценизация для детских театров и даже сценарий пока не снятого фильма – такой перечень убеждает лучшее любых выступлений высоколобых критиков!

Уже в 1939-м году в «Путевых знаках» выходит долгожданное продолжение приключений Эрика -- в этот раз читатели погружаются в настоящие дворцовые интриги крошечного скандинавского княжества, в которых найдется место и коварным министрам-заговорщикам, и нешуточным опасностям, и старым друзьям принца из Франции, и новым друзьям среди его новых подданых.

А еще в 1938-м к команде присоединится новый дебютант, Жан-Луи Фонсин, в долитературной жизни Пьер Ламуре. Его «Банда Аяков» пробьет еще одну, действительно колоссальную брешь в корпусе нравоучительной подростковой литературы. Пройдут годы, и Жан-Луи Фонсина назовут предвестником молодежных выступлений 1968-го года. Эта книга привнесет в «Путевые знаки» новый, совершенно неожиданный для скаутского движения привкус – колючий привкус протеста и мятежа. К тому же, из «Банды Аяков» со временем вырастет еще один цикл ярких скаутских приключений, уже не на просторах Европы, а во французской глубинке – «Затерянный край».

...И был в этой команде еще один человек, настоящий талисман коллекции; человек, заслуживший репутацию Гюстава Доре 20-го века; человек, чье творчество, наравне с текстами Сержа Далена и Жан-Луи Фонсина, стало настоящей визитной карточкой «Путевых знаков»; это – иллюстратор Пьер Жубер. Он стоял у самых истоков коллекции, был с нею в ее звездные часы, не оставлял и в трудные для книгоиздательства 90-е годы. Четыре из пяти первых книжек получили свой облик от него. Герои П. Жубера должны были всегда оставаться современниками читателя. Шли годы, менялись стили – менялись и оформления книг. К одному только «Золотому браслету» иллюстрации переделывались не менее трех раз! Свыше 15000 работ за 77 лет творчества! И это – параллельно с ежемесячной подготовкой графики для регулярных выпусков «Скаута». Параллельно с рутинной скаутской полиграфией и другими графическими заказами. Но о нем разговор пойдет уже в другой раз.

P.S. Большое спасибо andpierrot и i_shmael за правку французских имен!
Tags: 20 век, библиотека, книги на французском языке, повесть, подростковый, приключения, проза, французская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments