krumza (krumza) wrote in chto_chitat,
krumza
krumza
chto_chitat

Category:

Иван Просветов "Десять жизней Василия Яна"

В годы моей юности Василий Ян был одним из самых популярных писателей. Особенно среди моих сверстников. Мы зачитывались его романами "Чингизхан", "Огни на курганах", "К последнему морю". А вот про самого автора лично я знал до обидного мало.
Разве что настоящая фамилия его была Янчевецкий, и что писать исторические романы он начал лишь на склоне лет. Первую повесть "Финикийский корабль" создал уже перешагнув 55-летний рубеж.
В том же, что писали о Василии Яне, в том числе в его автобиографических произведениях,  была какая-то недоговорённость. Служил в Средней Азии, жил в Урянхайском крае.
Теперь можно прочитать полную биографию.
Необычный литературный дар исторического романиста оказался итогом удивительной жизненной судьбы.

Журналист, что называется по рождению - его отец издавал газету, молодой Янчевецкий жизнь и профессию постигал в дороге. Подобно Гиляровскому и Горькому, скитался пешком по России, был спецкором в Англии, чиновником по особым поручениям в Средней Азии и в охваченной войной Манчжурии. Посылая корреспонденции в печать.
Потом избрал педагогическую стезю - несколько лет преподавал латынь в гимназии. Интересно, что в этот период он не оставил перо, переквалифицировавшись в публициста и общественного деятеля. Будущий исторический романист популяризует идеи Ницше, выступает зачинателем скаутского движения в России.
Едва в Европе запахло порохом Янчевецкий снова возвращается в журналистику и отправляется в Стамбул.
Бывший наставник юных разведчиков проявляет незаурядные способности в реальной "войне теней" и едва не меняет сферу деятельности. Однако его авантюризм и неуёмная энергия отпугнула профессионалов. Зато в полной мере проявились в политике в наступившие смутные времена.

Про то, что Василий Ян служил у белых, было известно и раньше.
Подробности ошеломляют.
Революцию Янчевецкий встретил на Румынском фронте, где стал одним из организатором контрреволюции. Вместе с прославившимся впоследствии полковником Дроздовским. Кстати и сам будущий популяризатор истории был совсем не мелкой сошкой. Коллежский советник - гражданский чин равный полковнику. Руководитель идеологической и пропагандистской работы на Румынском фронте.
Потом самым загадочным образом Янчевецкий оказывается в самом гнезде российской контрреволюции - в комучевской Самаре. Да не один а с целой передвижной типографией. Эдаким агитпоездом на колёсах. Его жизненные вехи совпадают с вехами белого движения на Восточном направлении России. Директория в Уфе, колчаковский переворот в Омске. Чин статского советника от Верховного правителя. Активнейшая антисоветская пропагандистская работа.

Книга не зря имеет подзаголовок "Белогвардеец, которого наградил Сталин".

Потом несколько лет пришлось отсиживаться в сибирском захолустье.

Так что к тому времени, как бывший журналист, пропагандист, поклонник Ницше, тайный агент, преподаватель латыни и уроков выживания направил свою стезю в историческую романистику, за плечами у него был такой жизненный опыт, что - мама, не горюй!
Вот только мемуаристика в его случае была равносильна самоубийству. Как и любая другая деятельность на столь привычной пропагандистской почве.
Зато очень пригодились образы и знания, оставшиеся от преподавания античных языков.
Образы Спартака, Спитамена, Александра Македонского стали пропуском туда, где бурное прошлое агента разведки и колчаковского полковника никого не интересовала. "Чингизхан" принёс всесоюзную славу и Сталинскую премию.
Думаете всё интересное уже закончилось?
Оказалось у романа "К последнему морю" тоже совсем необычная судьба.

Биография исторического романиста Яна сама оказалась настоящим приключенческим романом. Кстати, так и не раскрывшим всех тайн.


Tags: биографическая, нонфикшн, электронная книга
Subscribe

  • Кадзуо Исигуро. Клара и Солнце

    Фантастика никогда не привлекала меня. Но вот услышала как-то по радио рассказ об этой книжке, и сразу захотелось прочесть ее. Тем более ее автор,…

  • "Когда явились ангелы" Кен Кизи

    После Эпохи бунтарей но лучше дрочить, как поступаю лично я, коли уж мы заговорили о духовных ценностях В моей жизни Кен Кизи качели: от…

  • "Довлатов и окрестности" Александр Генис

    Довлатов навсегда Смех у Довлатова, как в "Криминальном чтиве» Тарантино, не уничтожает, а нейтрализует насилие. Вот так банан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments