ms_foyle (ms_foyle) wrote in chto_chitat,
ms_foyle
ms_foyle
chto_chitat

Categories:

Чак Паланик - "Проклятые"

«Я надеюсь, следовательно, я существую».
(Мэдисон Дезерт Флауэр Роза Паркс Койот Трикстер Спенсер, «Проклятые» Ч. Паланика»



Вслед за «Пролетая над гнездом кукушки» я продолжаю читать нонконформистскую американскую литературу. На этот раз «Проклятые» Чака Паланика. Роман о том, как «послушные идиоты» попадают в ад – т.е., по сути, главная тема – это непокорность. Таким образом, вышло случайно и символично: сразу после Кена Кизи я снова читаю про бунтующих американцев. Кстати, как и главный герой в «Пролетая над гнездом кукушки», 13-летняя Мэдди Спенсер в «Проклятых» отнюдь не является хорошим борцом с плохой системой. Нет, сама Мэдди далеко не идеал. Зато она страшная заноза в заднице, язвит, умничает, добивается аудиенции у самого мистера Сатаны. Ее сила в том, что, даже будучи мертвым подростком с избыточным весом, она «не скулит и не плачет». Напротив, как пишут в резюме, заняла «активную жизненную позицию». Все это, конечно, звучит, как набор клише, но смысл в том, что запросто можно оказаться навеки проклятым за такой грех, как уныние, поэтому хватит ныть. Живых тоже касается. Самое деструктивное, что можно сделать даже в аду, - это сосредоточиться на своих несчастьях.

Любопытно, что из высказываний Мэдди можно сложить концепцию Сатаны, но, несмотря на то, что большая часть действия происходит в загробном мире, концепции Бога в книге нет. Есть проклятие, но нет спасения. Главная героиня понимает это так: многие воспринимают свою жизнь на земле адом, а попав в итоге в Гадес, корчатся там, как по шаблону. Мэдди же призывает увидеть разницу, между личностью и литературным героем: выдуманный герой лишен свободы выбора, а люди способны мыслить и поступать гибко, действовать по ситуации. Видимо, поэтому в «Проклятии» спасение души зависит от того, готов ли человек сам себя простить, перестать цепляться за воспоминания, грустить о потерянных материальных благах и жить (не-жить) дальше. Цитата: «В отличие от Ребекки де Винтер или Джен Эйр, я могу в любой конкретный момент свободно пересматривать свою историю, заново изобретать себя и свой мир».

По Паланику, спасение – это когда ты понимаешь, что рожден не для того, чтобы всем вокруг нравиться. Освободившись от этого давления, разрешив себе быть плохой, можно горы свернуть.

Как и в других книгах Чака Паланика, в «Проклятых» высмеивается вещизм и наивная вера обывателя в то, что, если есть обезжиренные продукты и бегать по утрам, то никогда не умрешь: «Как только мертвые сообщили бы живым, что материальные блага — просто пшик (а так оно и есть), De Beers не продали бы больше ни одного бриллиантика. И отчисления в пенсионные фонды резко бы уменьшились».

Высмеивается массовая культура (получение кино-наград бездарями за унылую муть, которая годиться только на то, чтобы показывать в самолетах), и всеобщая повернутость на сексе. Поэтому, как и всегда у Паланика, сцены секса выписаны совершенно отталкивающим образом.

В целом, вышла невероятно бодрая вещь, очень позитивная. При том – на контрасте, ведь рассказ ведется от лица нелепо погибшей девочки-подростка. Но она не убивается, а полна решимости всех построить, даже в аду. Не могу сказать, что я так уж разделяю философию Паланика (о том, что силу можно найти в саморазрушении). Но ведь он специально создает гротескные образы, мажет-мажет пожирнее, чтобы все, даже совсем тугие, увидели пойнт. Так что, не думаю, что Паланик на 100% всерьез это все пишет. Главная мысль, которую я вынесла из романа, - подобрать сопли. Хороший императив. Книгу весьма рекомендую.
Tags: 21 век, Паланик, альтернатива, американская, фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments