Маленькие наблюдения (nabludatelnaya) wrote in chto_chitat,
Маленькие наблюдения
nabludatelnaya
chto_chitat

Categories:

Ищу книги о НЭПе, 20-30-х годах и о предвоенном времени России и СССР

Друзья, всем привет! Прошу помощи коллективного разума!

Очень хочу найти прозу о России периода НЭПа, 2--х и 30-х годов, мне оно сейчас очень интересно!
Читала Рыбакова (всего), Бориса Васильева, Тэффи - воспоминания, Олешу, Куприна. Эмигрантская проза того периода (Аверченко, Гиппиус и пр) мне не так интересна.
Будет здорово, если сможете посоветовать и художественные, и документальные книги, - отношусь с ним с равным пиитетом.
Помогите, пожалуйста! :)
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • "Осьминог" Анаит Григорян

    Птицы, рыбы, звери в душу людям смотрят – Восьминиги?! Вы хотите сейчас поговорить о восьминигах? По-вашему, главный враг, –…

  • "Бесцветный" Тревор Ной

    Иисус моя страховка Весь мир боится русских. Весь. Вы знаете, почему русские такие страшные? Да потому что только русские заставляют Америку…

  • Л. Пантелеев. Колокола. Сожженный рассказ.

    Леонид Пантелеев, недавно упоминавшийся здесь в связи с подлым, лживым рассказом, за который Алексею Ивановичу, не сомневаюсь, было стыдно до конца…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Community

  • "Осьминог" Анаит Григорян

    Птицы, рыбы, звери в душу людям смотрят – Восьминиги?! Вы хотите сейчас поговорить о восьминигах? По-вашему, главный враг, –…

  • "Бесцветный" Тревор Ной

    Иисус моя страховка Весь мир боится русских. Весь. Вы знаете, почему русские такие страшные? Да потому что только русские заставляют Америку…

  • Л. Пантелеев. Колокола. Сожженный рассказ.

    Леонид Пантелеев, недавно упоминавшийся здесь в связи с подлым, лживым рассказом, за который Алексею Ивановичу, не сомневаюсь, было стыдно до конца…