sxizma (sxizma) wrote in chto_chitat,
sxizma
sxizma
chto_chitat

Category:

Мишель Пастуро. «Символическая история европейского Средневековья»: прививка от предубеждений

Зачем учить историю? Тут, конечно, нет и быть не может одного ответа. Кто-то скажет: чтобы не повторять ошибок прошлого. Да. Жаль только, что из века в век история учит нас, что история нас ничему не учит. Кто-то – что история нужна государству и нации для формирования объединяющей идеологии, национальной идеи. Безусловно. Хотя лично я как раз официальную историю не люблю – слишком тонкая грань между официальным и официозным. Хотя… Но про «хотя» я лучше скажу в конце. Так вот. Как по мне, один из главных смыслов науки истории в том, что она позволяет усомниться в существующем порядке вещей: понять, что многое из того, что кажется очевидным и неизменным, на самом деле таким только кажется. Потому что может быть и относительно недавно было иначе, и очевидными тогда людям казались совсем другие вещи. Отличная зарядка для ума, позволяющая избавиться от многих предрассудков. Книжка французского историка Мишеля Пастуро, вышедшая в оригинале в 2004 и переведенная на русский язык в 2012 году, – отличный тренажер для желающих прокачать этот скил.

пастуро.jpg



Правда, писалась она не совсем (не только?) для этих целей и рассчитана не на широкую аудиторию, как книги популярных нынче серий но-фикшн, а, в первую очередь, на специалистов-историков. Но. Справедливости ради скажу, что французские ученые (по крайней мере, гуманитарии) пишут нетипично легким для научных трудов слогом. Так что не обязательно быть историком, чтобы прочитать «Символическую историю…» и получить от этого дела удовольствие и некоторое количество новых знаний. Какое именно количество – зависит от того, интересуетесь ли вы историей Средних веков, христианской церкви и историей костюма, геральдикой, семиотикой, шахматами, творчеством Вальтера Скотта, и что вы про это все уже знаете. Автор, кстати, не придерживается строго временных рамок Средневековья, а отслеживает, как менялось символическое значение тех или иных понятий, предметов, занятий и существ с античности до XVII-XIX веков, а то и наших дней, поэтому читать будет интересно даже тем, кого Средневековье не шибко интересует.

Сенсационных открытий под бежевой обложкой нет, но лично для себя, думаю, каждый читатель может открыть много интересного. Автор собрал воедино свои статьи и лекции о том, как в Средние века использовались те или иные символы (цвета, изображения растений и животных, природные материалы и изделия из них…), какое значение им придавали и как эта трактовка менялась со временем. Перелопатил труды коллег по цеху, наметил темы для возможных исследований, которых пока в затронутых областях не хватает – если верить Пастуро, тут - поле не пахано.

Меня очень впечатлил первый раздел, посвященный животным: не только тому, какие свойства приписывают им церковная традиция и народные предания, и почему изображения одних зверей и птиц встречаются на гербах знатных родов чаще, чем другие, но и отношению к домашним животным в средние века. Кстати, как бездушную скотину или биороботов (к чему склонны многие в наш просвященный век) Средневековье их не воспринимало. Считалось, что у животных есть душа. А раз есть душа, значит животное в той или иной степени сознает свои поступки и способно за них отвечать. На практике это означало, например, что свинью за порчу имущества или убийство человека могли судить, как судили бы человека – вплоть до предания смертной казни, а стаю саранчи порой прогоняли с полей… угрозами анафемы. Звучит шокирующе, если не бредово, но я таки советую прежде чем возмущаться дремучей дикостью средневековых людей, почитать книгу и осмыслить логику происходившего. В том же разделе можно узнать еще много интересного: например, как лев сделался царем зверей в обход почитаемого многими европейскими народами медведя, как олень из непрестижной добычи превратился в объект королевской охоты, и почему на средневековых изображениях Ноева ковчега до XIII века нет лошадей.

Следующие разделы книги посвящены растениям (главным образом дереву, как материалу, который ценился куда выше камня); истории и символике цветов (в одежде, живописи, архитектуре), геральдике (от первых гербов и знамен до современных государственных флагов); играм (главным образом – шахматам) и отголоскам средневековых традиций в культуре более поздних эпох (тут про литературу: басни Лафонтена, стихи Нерваля и «Айвенго» Вальтера Скотта).

Содержание разделов я пересказывать не буду – смысла нет, скажу еще отдельно о том, что про цвета. Он – пожалуй, один из интереснейших, дает много пищи для размышлений о том, насколько иначе, чем мы привыкли, можно воспринимать мир. Даже зная из школьной программы, что спектр открыт Ньютоном в XVIII веке, трудно себе представить, что раньше люди по-другому представляли себе цветовую палитру и, скажем, для получения зеленой краски не смешивали желтую и синюю; сочетание того же зеленого с красным не воспринимали, как смелое и контрастное, и вообще ориентировались не столько на тон, сколько на яркость цветов. Но таки да – так и было. Что дает повод предположить, что и нынешние нормы (цветовые и не только) когда-нибудь станут чуднЫм анахронизмом.

С другой стороны – и это тоже любопытно – у многих ассоциаций, связанных с теми иными цветами и функций, которые эти цвета выполняют, "ноги растут" как раз из Средневековья, кардинально иначе цвета воспринимавшего. Например, не случайно нацисты в XX веке меткой евреев сделали именно желтую звезду. Как раз в средние века этот жизнерадостный цвет, с античности сакральный, присутствовавший в одежде представителей высших слоев общества, постепенно становится цветом вероломства и лжи, и, да, ассоциируется с еврейской общиной. Или, вот, задумывались вы, с чем связано современное засилье «универсального» черного цвета, причем не только в одежде: почему с самого начала промышленного производства техники и по сей день базовые модели телефонов, телевизоров, магнитофонов, фотоаппаратов – черные? А корни этого явления восходят к протестантской традиции, берущей начало в католических монашеских орденах и… придворной испанской моде.

Автор ставит перед собой и читателем множество, казалось бы, пустяковых вопросов, в духе хрестоматийного «Почему трава зеленая?». Почему флаги именно прямоугольные, а не треугольные или квадратные? Почему в западном обществе по сей день неоднозначно относятся к левшам? Почему шахматы черно-белые и на поле именно 64 клетки? И ищет на эти вопросы беспристрастные, как можно более исчерпывающие ответы, походя развенчивая живучие мифы типа «гербы были только у знати».

Собственно, на этом можно мне и закругляться – представление о книге и о том, стоит ли ее читать вы уже наверняка составили. Хотя и оно и неполное: помимо сказанного в «Символической истории…» еще много интересного: про странные в нашем понимании средневековые представления о войне, успехе и непрестижных профессиях, про методы работы современных историков, про то, что мода давать детям имена вымышленных героев гораздо старше телесериала «Игра престолов»…

Ну, помнится, я вам в самом начале обещала кое-что сказать про искажения истории. Я сама, в силу природного занудства, усугубленного гуманитарным образованием, рьяный поборник точности и в собственных текстах стремлюсь избежать ошибок до такой степени, что друзья-историки, к которым я обращаюсь за консультациями, по-моему, меня втихаря побаиваются: а ну как опять припрусь со своим стремлением «дойти до самой сути», отвлеку от дел/ не дам по-человечески отдохнуть и завалю 110 уточняющими вопросами про очередную пустяковину. Впрочем, от этих самых друзей, знакомых и преподавателей, еще в бытность студенткой я много чего слышала про то, как разные фу-такими-быть некомпетентные особы, не удосужившись проконсультироваться со специалистами, корежат историческую правду в кино, книгах и журналистских статьях. Так что жалобы не принимаются.

У Пастуро, видимо, в силу того, что его предмет – символическая история, позиция отнюдь не такая непримиримая, для меня непривычная, но тем и интересная. «Историческая правда подвижна», говорит он: то, что сегодня - доказанный факт, завтра может быть опровергнуто. И искренним интересом вглядывается в стереотипный образ Средневековья, не усердствуя в том, чтобы его развенчать, указав, где он неверен (а он уууу как далек от того, что сейчас научно доказано). Потому что, говорит Пастуро, «воображаемое всегда является частью действительности». А история (цитирует он Марка Блока) – «это не только то, что произошло, но и то, что из этого сделали».


Итог (для ленивых сразу).
Интересная книга, которую можно прочесть, как для того, чтобы усомниться во многих своих убеждениях относительно того, что незыблемо и как правильно, так и просто чтобы производить на окружающих впечатление стррррашно эрудированного человека. Учтите только, что, несмотря на легкий слог автора, это не самое легкое чтение как минимум из-за обилия сносок и примечаний, не все, но многие из которых имеет смысл читать.
Tags: 21 век, западноевропейская, историческая, научная
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments