Юрий Александрович (yuri_p) wrote in chto_chitat,
Юрий Александрович
yuri_p
chto_chitat

Андрей Азов. Поверженные буквалисты. Из истории художественного перевода в СССР в 1920–1960-е годы

Впечатления об искусстве художественного перевода сложились у читающей публики под влиянием, в основном, замечательных книг Корнея Чуковского и Норы Галь. Публика менее начитанная тоже имеет представление об этом искусстве – из фильма «Осенний марафон».

Книга Азова интересна не только тем, что подробно живописует борьбу переводческих школ в СССР, но и тем, что впервые предоставляет печатную трибуну сторонникам школы «точного перевода», еще при жизни заклейменным как «буквалисты»: Евгению Ланну (переводчик прозы, в частности Диккенса) и Георгию Шенгели (переводчик поэзии, в частности Байрона). Прежде им не давали слова в свою защиту.


Поскольку перевод – искусство, невозможно подвести под него научную, теоретическую базу. Однако этим постоянно занимались – в первую очередь, в педагогических целях. Надо же вешать студентам какую-то «-ведческую» лапшу на уши.

На практике всё просто: если конкретный перевод получался удачным, толковым, его благосклонно именовали «творческим», «реалистичным». Если же выходило слабо, коряво, переводчик обвинялся в «формализме», «натурализме» или «буквализме». (На самом деле бедняге таланта не хватает, и никакая декларируемая принадлежность к «правильной» либо «неправильной» школе тут не поможет.)

Несложно догадаться, что наукообразной полемикой прикрывалась и борьба иная – за гонорары и заказы от издательств. Это вам не «теория перевода» какая-нибудь. Это солидные деньги. За них можно и политические ярлыки навесить, чего уж там стесняться. И навешивали, и в космополитизме подозревали, всякое бывало. Особенно усердствовала так называемая «кашкинская» школа. Был такой Иван КашкИн, собравший вокруг себя талантливых переводчиц.

Нас, потребителей печатной продукции, в том числе переводной, не колышут подковерные схватки узких специалистов. Нам качество подавай! И коль скоро Евгений Ланн, на пару с женой, изуродовал и омертвил одну из самых веселых книг мировой литературы – «Записки Пиквикского клуба», – остается лишь чертыхаться и ждать, пока кто-то более талантливый не переведет «Пиквика» заново.

Кстати, из этой книги я узнал точную величину гонорара за перевод «Дон Жуана». В 1947 году Георгий Шенгели получил за него 225 022 рубля, из расчета 14 рублей за строчку. Правда, это было за полтора месяца до денежной реформы, и неизвестно, какую сумму удалось спасти от деноминации. Но все равно не хило, тем более что реально издается и читается перевод Татьяны Гнедич, а не «буквалиста» Шенгели.
Tags: перевод
Subscribe

  • Стимпанк

    Добрый день, дорогие сообщники! Пожалуйста, порекомендуйте хорошего стимпанка) Прям вот такого, с дирижаблями, пневмопочтой и прочими радостями. Хотя…

  • Черчилль

    посоветуйте, пожалуйста, самую интересную книгу о нём. Или его собственную? Спасибо . Р.S. в лучшем переводе.

  • Увлекательное чтение для пожилой дамы

    Романтические или приключенческие книжки с юмором и хорошим концом Дама 70 лет желала бы почитать вышеуказаное. Детективы тоже подойдут, но…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments

  • Стимпанк

    Добрый день, дорогие сообщники! Пожалуйста, порекомендуйте хорошего стимпанка) Прям вот такого, с дирижаблями, пневмопочтой и прочими радостями. Хотя…

  • Черчилль

    посоветуйте, пожалуйста, самую интересную книгу о нём. Или его собственную? Спасибо . Р.S. в лучшем переводе.

  • Увлекательное чтение для пожилой дамы

    Романтические или приключенческие книжки с юмором и хорошим концом Дама 70 лет желала бы почитать вышеуказаное. Детективы тоже подойдут, но…