sogenteblx (sogenteblx) wrote in chto_chitat,
sogenteblx
sogenteblx
chto_chitat

Categories:

The Barbarization of Warfare, ed. George Kassimeris (London: Hurst & Company, 2006).

Прочёл замечательный сборник статей. Книжка не новая, однако до сих пор мало кто о ней даже на Западе знает.
The Barbarization of Warfare, ed. George Kassimeris (London: Hurst & Company, 2006).

«Варваризация боевых действий» — термин, введённый историком Омером Бартовым в своей классической работе про войну на германо-советском фронте. Бартов одним из первых показал, как нацистская идеология превращала «обычных немецких парней» (в общем, и правда обычных) в послушных убийц, которые стреляли, насиловали и грабили без особых томлений духа.
Этот сборник назвали в честь этого термина, однако охват пошире и вопрос поглобальнее — что же заставляет человека быть чудовищем? Почему обычные люди окунаются в резню с такой радостью и делают те вещи, о которых говорить неудобно? 14 авторов, крупные имена, и каждый взял какую-то свою небольшую тему: они пытаются разложить зверства на составляющие, понять механизм того, почему же люди поступают так. Исследование идёт от Первой мировой до последних войн американцев в Ираке.

Из самого интересного.

Ричард Овери, рассуждая о ВМВ в целом, цитирует документ от декабря 1940 года, в котором Черчилль запрашивал у главы авиации детальный анализ того как можно распылить отравляющие газы над городами Германии, какой ущерб это нанесёт и т.п.
Хью Стрэчэн наглядно показывает, насколько же косным было немецкое оперативно-стратегическое убеждение что в Первую мировую, что во Вторую. Гитлеровское самоупоение «окончательной победой» не было новым: германцы ещё в Первую войну строили целые операции на допущении «да это же убогие, мы их всех к ногтю, если что, главное побольше расстрелять, а там и победа близка», а нацизм потом это положение зацементировал расовой теорией. Плюс типично прусская доктрина боевых действий и культура офицерского корпуса.

Амир Вайнер взял тему «варваризации» со стороны РККА. По Вайнеру, в основании мотивации рядового красноармейца, партизана и иных лиц, которые активно действовали при защите СССР, лежало несколько «глыб». Желание смыть позор 1941 года смешивалось со злобой на оккупантов, которые явно жили жирнее. Опыт войны приводил к осознанию, что враг — ещё хуже, чем его изображает пропаганда. На это накладывалась радость от действия, укреплённая тем, что война давала чёткую перспективу («свои-чужие»), по сравнению с довоенной неуверенностью и опытом жизни в обществе, где были репрессии; для тех, кто «запятнал» себя чем-то — возможность «очиститься» благодаря этой перспективе. Всё это рождало желание быть более активным и венчалось ощущением миссии и двойственной принадлежности — к особому общественному строю и к особой политической системе, тем паче если человек был представителем органов этой системы, которые привыкли к насилию ещё задолго до войны.

Ниалл Фергюссон копнул в направлении обращения с пленными в годы ПМВ и ВМВ. Содержание, думаю, понятно. Много нового про то, как западные союзники обращались с пленными немцами и японцами, какая расисткая пропаганда велась.
Под конец идёт серия статей о том, как американцы ведут свою «войну с терроризмом», про Абу-Грэйб и нормализацию пыток в современных документах. Авторы очень критичны и вещи называют своими именами, за что им плюсик в карму.

Глобальные изменения негативны: в сегодняшних войнах, в отличие от войн прошлого (даже от них!), большинство потерь приходится на гражданское население, а «образ врага» из-за того, что войны почти исключительно в партизанские перешли, размыт донельзя, что приводит к ещё большему одичанию. Человечество хлебало озверин весь XX век, вот и результат.
Самое тяжёлое, что досталось в наследство — совмещение войны глобальной и войны гражданской, когда противостояние идёт на горизонтальном и вертикальном уровнях одновременно (начиная с ВМВ). Сегодня почти все войны стали такими: чёткой разницы между «противник» и «гражданский» нет, это ведёт к запредельному уровню жестокости сразу; население режет друг друга во время вторжения; никто не избегает даже опосредованного участия в боевых действиях; конца-края боям не видно, т.к. даже сдача в плен ничего не значит; война из «продолжения политики иными средствами» превратилась в «продолжение идеологемы уничтожения».
Сама фактура по Ираку и арабским войнам уже немного неактуальна (почти 10 лет прошло), но да, мрачные прогнозы авторов «а ведь будет ещё хуже» — сбылись.

В общем, книга такая: специалисту будет интересно, много полезного, есть над чем подумать. Неспециалиста может вырвать как от контекста, так и от некоторых сцен.
Дочитывая, вспоминал фразу дяди Джуна из «Семьи Сопрано»: «Sick fucking world».
Tags: 20 век, 21 век, историческая, научная
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments