lykasta (lykasta) wrote in chto_chitat,
lykasta
lykasta
chto_chitat

Category:

о том, как мы обсуждаем книги

   Можно ли сказать, что чем больше человек читает, тем меньше он понимает людей и тем дальше он от реальности? Поясню. Он читает о вымышленных людях, попавших в искусственно созданные ситуации. Даже если в основе сюжета лежит реальная история, она всё равно сильно искажена. Мир книг - это мир фантазий, чьей-то рефлексии; это всегда уход автора в себя и отрыв от реальности.

   Книгочеи - ужасные люди. Мы все, как на подбор, максималисты, идеалисты и ещё - чем больше человек читает, тем более одиноким он становится ( "я и Томас Пинчон", "я и Чехов", "я и Кутзее", а все остальные - на периферии бумажного глобуса). Именно поэтому, обсуждая книги, люди редко приходят к согласию.

   Как пример - недавнее обсуждение в этом сообществе "Радуги тяготения" Томаса Пинчона. Те, кто любит эту книгу, считают себя умными в силу того, что "смогли понять и полюбить". Те, кто не любит и не понимает Пинчона, чувствуют своё превосходство, считая себя людьми, "наделенными хорошим литературным вкусом", не испорченным лазаньем по разным андеграундным помойкам.

   Чтение книг, по сути, - закапывание в самого себя. Конечно, у некоторых возникает иллюзия общения с автором, но это не так, разумеется. Полноценное общение - это когда тебе сообщают некую мысль, ты даешь подтверждение, что понял её (или уточняешь, задавая вопрос), а затем сообщаешь свою. Общение - всегда два уравновешенных потока - исходящий и входящий, попеременно меняющиеся. Чтение - это аберрированное общение. Есть исходящий поток писатель-читатель , но нет обратного потока читатель-писатель. Поэтому книгоманьяки в принципе не умеют общаться. У них отсутствует опыт двустороннего общения. Они могут давать либо исходящий поток (не слушая собеседника), либо принимать исключительно входящий, молчаливо благоговея перед авторитетом (в виде литкритика, культуролога или, боже упаси, переводчика), забывая о том, что любое мнение, это всего лишь чьё-то мнение, которое можно оспорить, а можно и принять.

   Поэтому так много спекуляций вокруг книг. Тот же Томас Пинчон. Я люблю его "Радугу тяготения" и уверена (с известной долей самоиронии, конечно) в том, что воспроизвожу её в своём мозгу именно в том виде, в каком её понимает сам Томас. Однако моё прочтение сего романа не совпадает с прочтением переводчика и многих других читателей, которые закатывают глаза и крутят пальцем у виска, когда я пытаюсь донести до них свою "версию".

   Что я хочу сказать? Не бывает "легитимного прочтения" ни одной книги. Любое прочтение - всегда версия и не более. Никто, кроме писателя, не может сказать, что именно он хотел донести до читателя (и нёс ли он вообще хоть что-нибудь). Поэтому не нужно ставить себя в смешное положение, демонстрируя свою якобы избранность. Довольствуйтесь причастностью.
Tags: Пинчон, обсуждение
Subscribe

  • Помогите вспомнить книгу

    Роман о похищении ребенка. ГГ - мать ребенка. В похищении подозревают ее бывшего мужа (любовника?). На момент похищения она замужем (вторично?).…

  • Книги про Печориных

    Всем привет. Посоветуйте, пожалуйста, книги, где герой похож характером, натурой на Печорина. Или где сюжет близок к лермонтовскому.

  • "Архив Шульца" Владимир Паперный

    Те же и Шуша Вот так, столетия подряд, все влюблены мы невпопад, и странствуют, не совпадая, два сердца, сирых две ладьи, ямб ненасытный…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 166 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Помогите вспомнить книгу

    Роман о похищении ребенка. ГГ - мать ребенка. В похищении подозревают ее бывшего мужа (любовника?). На момент похищения она замужем (вторично?).…

  • Книги про Печориных

    Всем привет. Посоветуйте, пожалуйста, книги, где герой похож характером, натурой на Печорина. Или где сюжет близок к лермонтовскому.

  • "Архив Шульца" Владимир Паперный

    Те же и Шуша Вот так, столетия подряд, все влюблены мы невпопад, и странствуют, не совпадая, два сердца, сирых две ладьи, ямб ненасытный…