lica_alica (lica_alica) wrote in chto_chitat,
lica_alica
lica_alica
chto_chitat

Categories:

"Поместье" Исаак Башевис Зингер

Isaak_Bashevis_Zinger__Pomeste_Kniga_I
Совершенно определенно не понимаю, как объять необъятное… По моим ощущениям, эта книга слишком «большая» для любительской рецензии.

Писать о ней, как о семейной саге, которой она по форме является? Да, это проще всего: представьте себе «отца-основателя» еврейского семейства, четырех его дочерей, от праведной до сбившейся с пути, наблюдайте, как прирастает эта семья зятьями, опять же, от по-настоящему праведного в иудейском понимании до безвольного мерзавца, плывущего по течению и походя калечащего чужие жизни. Добавьте внутрисемейных противоречий, основанных на разнице в вере или даже только на понимании веры, на укладе жизни, на вИдении будущего семьи. Перенесите всю эту межпуху в польско-еврейские местечки, где сохраняется настоящее средневековье, несмотря на реалии второй половины 19 века, и ощутите всю глубину разрыва между потребностью одних членов семьи остаться в этих средневековых гетто и желанием других выйти из них в современный им мир. Дополните картину второй семейной линией – разоренным после восстания 1863 года гнездом польских панов, объедините эти две линии, еврейскую и польскую, и получите канву книги, как семейной саги. Вот только подобное описание будет выглядеть примерно как «красивая и тоскующая жена богатого зануды влюбилась в офицера, а потом с горя бросилась под поезд», потому что ограничивать значение и широту охвата книги взаимоотношениями между родственницей раввина и христианином графом-пьянчужкой – нонсенс. Кстати, Лев наш Толстой вспомнился не случайно, как его не вспомнить после такой, например, фразы: "Все смешалось: граф и сапожник, христианин и еврей".

Тогда что сказать еще? Как донести масштаб того, что написано таким простым языком? Или не простым? Возможно, мы вообще не слышим голоса самого Башевиса Зингера, ведь писал он исключительно на идиш, и к нам его книги доходят лишь после двойного перевода: идиш-английский-русский. Но даже после такой трансформации, я уверена, что теперь его текст не спутаю ни с чьим, настолько он узнаваем.

Огромный, главный пласт – местечковая жизнь хасидов. И именно об этом пласте мне говорить сложнее всего… То мне казалось, что автор дОбро или зло, но насмешничает над хасидами с их выверенной до абсурда жизнью, с их филактериями, мезузами, талесами и прочими атрибутами религии. То я проникалась тем, с каким глубоким пониманием он описывает жизнь еврейского праведника. То поражалась, сколько зависти, злобы, клеветы и злословия бурлит во внешне сонной жизни местечковых евреев. То с высоты современного мне отношения к жизни и обществу отвергала постоянно висящий над хасидами дамоклов меч позора, могущего свалиться на каждого из них при малейшем отступлении от установленных норм жизни.
Тут вновь вспоминается Толстой: говорят, нынешние хасиды относятся к Башевису Зингеру также, как наша РПЦ к Льву Николаевичу…

Не демонстративно, не нарочито, но таким четким пунктиром тема неприязни между народами! Читаешь и понимаешь, откуда, из каких времен и событий растут ноги этой неприязни, дошедшей сквозь века, увы, и до наших дней.

Зарождение революции, студенческие кружки, народники, бомбисты, споры о слезе ребенка – тот фон, на котором меняются характеры евреев, покинувших свои местечки. И это уже предвестники глобальных изменений в судьбах героев, ведь это была только первая книга двухтомника…

Ну, и напоследок уже не моими словами, а от первого лица, от Нобелевского лауреата Исаака Башевиса Зингера:
"Когда я сажусь писать, я не говорю себе: «Вот сейчас я буду писать еврейский рассказ». Как француз, приступающий к строительству дома во Франции, не говорит: «Вот я буду строить французский дом». Он просто строит дом для себя, своей жены, своих детей. Так и я, садясь писать, пишу о людях. Но так как евреев я знаю лучше, чем других людей, то мои герои и все население моих произведений - евреи. И говорят они на идиш. Среди этих людей я чувствую себя уютно. Мне с ними хорошо, мы друг друга понимаем и эти люди мне очень интересны. Но не потому, что они - евреи, а потому, что через них я могу выразить то, что важно для всех нас: писателей и читателей во всем мире - Любовь и предательство, надежды и разочарования".
Tags: Зингер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments