Doctor Moriarty (doctor_moriarty) wrote in chto_chitat,
Doctor Moriarty
doctor_moriarty
chto_chitat

Categories:

Надежда Попова, цикл "Конгрегация" ("Инквизитор")

cover

(Несмотря на нынешнюю перезагрузку формата АСТ-шного издания, повлекшую редакционный выбор смены названия с «Конгрегации» на «Инквизитора», я в дальнейшем буду придерживаться первого, мне, да и не только мне, привычного.)

Итак, перед нами фэнтези, действие какового происходит в обстановке европейского Средневековья, а точнее — XIV века. Но не только фэнтези. С начала появления цикла в Сети, среди читавших (ну, и нечитавших, это само собой) имели место споры касательно жанровой принадлежности: относить ли Конгрегацию помимо очевидной фэнтези к альтернативной истории, криптоистории и тому подобным бла–бла–историям. Я буду настаивать на том, что к АИ Конгрегация относится естественным образом — если к модели Истории, как вневременной совокупности Альтернативных, подключить старую добрую многомировую интерпретацию квантовой механики за авторством Эверетта (ссылок давать не стану — желающий узнать да возгуглит, что не проблема, если и правда есть желание что–то узнать; а тот, кто не знает, но и гуглить не хочет — сам себе злобный баклан :-)). История мира Конгрегации местами «соприкасается» с нашей историей, соприкасается вплоть до появления там ключевых фигур с теми же именами и с тем же происхождением, местами — забегает вперед относительно нашей, местами же — при внешнем сходстве событий отличается их подоплекой. Это не привычный для любителей АИ линейный подход с установленной единократно точкой расхождения и последующим появлением прекрасного/ужасного нового мира, это что–то вроде фуги, в которой сначала подается тема, затем она обыгрывается в вариациях, все еще будучи узнаваемой, а затем перед слушателем предстает контрапункт, в котором изначальная тема есть лишь одна из многих одновременно развертываемых различных мелодических линий, многие из которых звучат приглушенно, но уверенно давая понять, что именно они будут определяющими для дальнейшей музыки.

Средние Века поданы автором с очевидным уважением к, так сказать, духу времени. Автор не пытается интерпретировать эпоху в сравнении с какой–то иной как однозначно «мрачную» или же наоборот, предаваться эскапистской романтике — автор, своей подачей зарисовок жизни того времени, мудро констатирует простой факт: люди на самом деле не меняются. Меняются политические формации, меняется технологическая среда, но люди, жившие когда–то, кардинально не отличаются от наших современников — по земле ходят такие же подлецы и святые, развратники и аскеты, эгоисты и альтруисты, фанатики и оппозиционеры: перефразируя одну цитату, широко известную в среде поклонников одной культовой игры — «Человечество. Человечество никогда не меняется...». Полагаю, что разместить на обложке первых издательских версий книг цикла слоган «Для тех кто любит Умберто Эко» было не слишком удачной идеей. Если говорить о том, что Умберто Эко чрезвычайно много сделал для реабилитации Средневековья в глазах тех, кто под влиянием политически ангажированных историков искренне верил, что не было тогда ничего достойного внимания нашего современника — ни искусства, ни интеллектуальной жизни, а самое заметное явление того времени — это мрачные неумные клерикалы, ежедневно развлекающиеся сжиганием инакомыслящих, то да, подход автора Конгрегации к истории очевидно ложится на ту же антидиффамационную чашу весов, что и дискурс Эко. Но даже при том, что автор Конгрегации совершенно не чужд постмодернизму, в том его проявлении, какой мы можем наблюдать в том же «Баудолино» (даже более, чем в гиперпопулярном «Имени Розы»), относить Конгрегацию к тому же стилю, направлению, пусть и с поправкой на фэнтезийность, совершенно неверно. Если Эко в первую очередь по методу своему эстетик и даже эстет, то Попова в этом смысле — однозначно психолог. И это накладывает на авторскую реализацию специфически–средневековой атмосферы в Конгрегации совершенно особенный отпечаток. Что же касается того, что Эко тоже писал про Инквизицию... Как ни крути, в «Имени Розы» инквизицию он выставил все тем же чудовищем, как было это принято и в научно–историческом майнстриме, разве что живописал это чудовище детальнее и не столь шаблонно, как авторы монографий; при всей своей великолепнейшей эрудиции и знании материала, очень вероятно, Эко просто не пожелал показать чего–то иного в силу личных политических пристрастий.

Рассказывать о чём книги — не стану. Здесь есть риск нежелательных спойлеров (каковых уже в Сети и так более чем достаточно), минимально же необходимую читателю для принятия решения читать/не читать информацию о сюжете можно почерпнуть из аннотаций. Насчет же того, чем и кому может понравиться цикл — я сделаю иначе, мне проще перечислить тех, кому не следует читать книги этого цикла:

а) Тем, у кого вызывает попоболь неприятие* однозначное авторское решение установить метафизическим фактом Вселенной Конгрегации правдивость и непреложность христианских догматов: Бог в этом мире есть, Он истинно есть Троица, Иисус — Сын Божий, Бог и Спаситель, а Римско–католическая Церковь несет в своем учении единственно верную Истину в последней инстанции. Этот мир так устроен. В этом мире есть духи, демоны, тот самый неиллюзорный настоящий Аццкий Сотона, обитают там и боги язычников, но — «это действительно могущественные духи, но достойны ли они доверия и поклонения?» (© Elder Scrolls, из диалогов с адептами Храма Трибунала). В этом мире есть религиозные споры, в нем есть самые натуральные холивары, причем не в переносно–стебном смысле этого слова — но это не происходит на фоне развертывания в бытии привычного нынче многим сомнительного принципа «у каждого своя правда». Нет, в мире Конгрегации правда принадлежит (внезапно!) только правым. Хорошим парням (и, кстати, девушкам тоже — что отнюдь не нарушает исторического соответствия Вселенной Конгрегации некоторым участкам нашего Средневековья, о каковом соответствии упоминалось выше). Нетрудно догадаться, на чьей именно стороне выступают эти самые хорошие парни.

Возможно, учитывая то, что Вселенная Конгрегации есть как бы одна из эвереттовских «ветвей» (о чем тоже упоминалось выше), а Бог–Творец есть сущность слишком значимая, для того чтобы подобно обычным элементам всего остального многообразия бытия (впрочем, если уж придерживаться строгости описания, Он, согласно Единственно Верному Учению — вне тварного по природе бытия вообще...) исчезать в одних ветвях и появляться в других, автор недвусмысленно намекает, что наша Вселенная, наша ветвь Мультиверсума, на самом деле устроена не слишком различно с Вселенной Конгрегации. А это значит, что то, за что сражаются хорошие парни там — актуально и достойно того, чтобы сражаться за это и здесь.

* Для адекватного восприятия Конгрегации совершенно не обязательно быть верующим человеком и уж тем более верующим определенной конфессии, достаточно просто непредвзято и спокойно относиться к возможности того, что какой-то из миров может оказаться на деле устроен именно тем образом, который коррелирует с христианским взглядом. Но если сама мысль о такой корреляции вызывает лютую, бешеную ненависть...

b1) Тем, кто считает, что «человек — высшая ценность» независимо от того, каких взглядов этот человек придерживается, кто полагает, что «человеческие отношения» неизмеримо важнее, чем сверка мировоззрений на предмет совместимости. Любителям рассматривать картины «жизни обычных людей» на фоне «никому не нужной политической возни фанатиков и ужасных войн за выдуманные идеи» и умиляться, как «настоящие гуманистические ценности, не смотря ни на что» и т.д. и т.п. не стоит это читать. Герои Конгрегации (те герои, которые в обоих смыслах этого словосочетания), не полагают для себя чем–то неестественным иметь убеждения. И ставить эти убеждения выше, нежели сиюминутную человеческую жизнь с её приятностями. Пожалуй, суть их позиции вполне можно выразить строками:

Все решится потом.
Для одних он никто,
Для меня — господин.
Я стою в темноте.
Для одних я как тень,
Для других невидим.

Я танцую не в такт,
Я все сделал не так,
Не жалея о том.
Я сегодня похож
На несбывшийся дождь,
Нерасцветший цветок.

© «Пикник»

Если идея о том, что для человека существует что–то большее и значительнейшее, чем он сам, то, ради чего он должен «дать себя сорвать» (ага, тоже «Пикник»), кому–то совершенно противна — не стоит даже пытаться читать книги цикла. Не, не стоит — нервы будут целее, да и место на серверных хардах, где хранится словесный мусор сетевых комментариев, будет немного сэкономлено.

b2) Тем, кто последовательно придерживается ультралиберальных политических концепций и отрицает необходимость для выживания и процветания человеческого общества быть этому обществу управляемым. Различным ненавистникам Системы и анархистам всех мастей. Тем кто не желает понять, что бывает плохое государство и хорошее государство, но отсутствие государства — это конец для любого мало–мальски цивилизованного человеческого существования и сосуществования. Тем же, кто полагает, что власть должна быть сосредоточена «в руках простого народа», следует подумать, стоит ли им приступать к чтению Конгрегации, так как одной из линий, проводимых в повествовании, является демонстрация настоящей, неприглядной и иногда откровенно инфернальной сущности всяческих народных вождей.

d) Хроническим «заклепочникам». Ну не зацикливается автор на том, какой конкретно узор был вышит на платье рандомного мимопроходящего NPC, и какой конкретно был у этого платья покрой в соответствии с обычаями конкретного города и конкретной производственной гильдии. Потому что книжки не о том. Потому что заклепки автором используются ровно там, где без них не обойтись. А покрой и цвет гульфика, как правило, совершенно ничего не скажет читателю о характере героя, в штанах которого присутствует сей элемент. Впрочем, надо заметить, что там где надо — с заклепками все в порядке, их хронологическая привязка наличествует. А если что–то выбивается из привязки к нашему XIV веку, то значит — так надо, альтернативная ветка, вас предупредили с самого начала. Впрочем, для заклепочника все вышесказанное не есть аргумент, увы.

e1) Любителям присутствия в текстах, касающихся исторических тем, непременных «ендов», «ныне бяшет», «инда взопрели» и тому подобных квазистилизаций. Персонажи разговаривают на нормальном человеческом языке. Что призвано создать атмосферу действительно хорошего погружения: не знают жители средневекового бурга, что они должны говорить как-то по-особенному, по-средневековому («А я-то, оказывается, говорю прозой!» © месье Журден). Они просто разговаривают и ощущают себя в процессе коммуникации совершенно неотличимо от нас с вами. Тем же, кому непременно желается чего–то экзотического, пусть и в ущерб реалистичности, следует просто пройти мимо.

e2) Любителям «простого понятного языка и простых несложных предложений». Честно говоря, я полагаю авторов, клепающих на конвейере книги «для народа», недостойными уважения конъюнктурщиками, и это мягко еще сказано. Отсутствие привычки к чтению, отсутствие навыка чтения чего–либо более сложного по манере написания, чем «Курочка–Ряба» — есть недостаток, патология, признак культурной неполноценности читающего. И авторы, потакающие таковой неполноценности, с готовностью подкармливающие публику удобожующейся культпищемассой — суть на деле враги человечества и подлые саботажники дела Всеобщего Просвещения. Я искренне рад, что автор Конгрегации плюет на этот безблагодатный майнстрим с высокой колокольни и пишет так, как считает нужным, используя всё доступное образованному человеку богатство грамматики и синтаксиса русского языка. Ниасилившим же такое — совет: не читать! И, уж тем более, не комментировать. Имея прискорбную недостаточность образованности, хотя бы сохраните остатки достоинства, не выставляя себя публично дураками.

e3) Любителям игнорировать сноски и ругаться на сложность их чтения. В текстах Конгрегации присутствует латинский язык. Иногда — отдельные слова и выражения, а иногда — целые предложения и даже абзацы. Перевод, само собой разумеется, прилагается. Но — в сносках. И автор совершенно прав, что не стал использовать переводы в самом процессе повествования, это, как и некоторые другие особенности текста, служит атмосферности. Читателю стоит не просто узнать, что именно говорится в том или ином латинском фрагменте, ему стоит проговорить про себя этот фрагмент, дабы почувствовать его звучание, тем самым приобщившись к двуязычию героев, которые не вворачивают в свою речь иноязычные цитатки, дабы выпендриться друг перед другом своей средневековой небыдловостью, нет — они так не только разговаривают, они так думают. Если же обещание такого погружения в глазах читающего не стоит ничтожных усилий по просмотру сноски — ему не стоит читать ничего из Конгрегации вообще.

f) Славянофилам, ну, по крайней мере, их особенно упоротым разновидностям. Автор не изображает средневековый Запад так, как это многим нравится — обязательно грязным, тупым и, попутно, озабоченным повсеместно мыслью, как бы так половчее совершить дранг нах. Автор предпочитает, знаете ли, как на самом деле, а не как хотелось бы кому-то. «Матрица ценностей» воспроизводимая автором — превосходно консервативна. Но географически и культурно привязана к столь ненавидимому кое-кем Западу. И именно на Западе, в средневековой Европе, происходят события, которые становятся ключевыми, определяющими для судеб альтернативного мира.

g) Тем, кто не выносит голливудских блокбастеров. Цикл по манере написания весьма кинематографичен — он мог бы служить, по сути, готовым сценарием, если задаться целью экранизировать рассказанные в нём истории. И эти гипотетические экранизации явно не подпадают под определение какого-нибудь занудного арт-хауса. Не говоря уже об easter eggs, рассыпанных по тексту и отсылающих к тому же Голливуду (впрочем — не только к нему).

Вероятно, да и весьма вероятно, что список этот не полон. Однако — если вы ни разу не попадаете в то, что уже перечислено, при этом любите фантастику или даже просто не сноб и цените хорошую литературу независимо от «высоты»/«низости» жанра, можно с уверенностью порекомендовать — читайте цикл «Конгрегация» и настраивайтесь на увлекательное и поучительное путешествие в выдуманный мир, являющийся странным отражением мира нашего. И — будьте готовы к тому, что финала этого путешествия пока не предвидится — эта история не просто не окончена, она, фактически, только начинается.

P.S. Если эта как–бы–рецензия кого–то задела, нанесла кому–то оскорбление — тут я вынужден разочаровать поклонников сетевого этикета (одного из многочисленных сетевых этикетов, на самом деле, каковых — легион): не вижу причин сожалеть об этом и приносить притворные извинения, т.к. если некто позволяет себе написать о художественном произведении, что оно есть однозначное ээээ... shit и это считается законным и в своем праве выражением Частного Мнения (ну, собственно, почему бы и нет?), то вполне законным выражением другого Частного Мнения будет высказывание о высказавшем предыдущее Частное Мнение, что он — сам есть shit. Так что прошу рассматривать все возможные намеки и указания именно в этом аспекте и никак иначе.

Tags: П, альтернатива, книги, фэнтези
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments